07192024Важное:

Шейх аль-Албани и шейх Махмуд ат-Тахан, и выведение хадисов. 1

Эпизод о науке и научной этики

Несколько дней назад скончался шейх доктор Махмуд Ат-Тахан, да помилует его Аллах, которого многие ищущие знания знали по его книгам «Облегчение терминологии науки хадисов» и «Основы выведения хадисов и изучения цепочек передачи», которые представляют собой два учебника, изучаемых в университетах в ряде стран. Свою жизнь шейх завершил в

Шейх подарил копию первого издания «Основы выведения хадисов и изучения цепочек передачи» (Усул ат-Тахридж ва Дерасату аль-Асанид) шейху Мухаммаду Насир ад-Дину аль-Албани, да помилует его Всевышний Аллах, и написал ему на первой странице: «Подарок уважаемому шейху Мухаммаду Насиру ад-Дину аль-Албани — да благословит его Всевышний — с надеждой на его молитвы и примечания к книге». Шейх ат-Таххан датировал подарок 13 джумада аль-авваль 1399 года хиджры (1979). Это первое издание, напечатанное в издательстве «Матбаа арабия», Алеппо,1398 г.х./1978 г. Прошло много лет, и настали дни смерти обоих шейхов, да смилостивится над ними Аллах.

Мы писал о шейхе ат-Таххане, после сообщения о его кончине, вспомнили его достоинства и заслуги, научные достижения, но…

Но некоторые из учеников шейха Аль-Албани, да помилует его Аллах,  опубликовали по этому поводу комментарий Аль-Албани в подаренной ему книге, под упомянутыми словами Ат-Тахана: «Он (Ат-Тахан) написал это по просьбе Зухаира Аш-Шавиша, когда встретил его в Саудовской Аравии, после состоявшейся между ними беседы – как рассказал мне Аш-Шавиш. Он подарил эту книгу из стыда (не с добрых намерений), ибо известен своим ненависть ко мне, и его уроки в Исламском университете в Медине являются самым большим тому свидетельством, так как ни один из его уроков не был лишен намеков, инсинуаций, оскорблений и клеветы, что известно из многочисленного количества свидетельств. И за это он был исключен из университета. И в самой книге много глав, каждый её читатель, знающий аль-Албани и его научные труды — в науке хадисов в частности — почувствует что он должен был упоминаться в них, например упомянуть труды сборники Слабых и Достоверных хадисов (Сильсиля), и аль-Джамиу ас-сагир, но этого не было. В то же время он упоминает тех, кто не отличился на этом поприще и не сделал ничего весомого. См. его похвалы, стр. 145, в адрес некоторых комментаторов, несмотря на малочисленность их комментариев, таких как Абу Гудда и Мухаммад Абд аль-Баки, и снова без Аль-Албани. И одним из чудес света является то, что этот ат-Таххан считается одним из моих учеников, который посещал мои уроки в Алеппо, и это помогло ему поступить в Исламский университет студентом, и я, давал ему ходатайство в университет, его туда приняли и он учился пока не закончил, а потом стал там учителем в нем, и потом вот как он меня вознаградил…». Конец комментария аль-Албани.

Распространивший цитату аль-Албани, написанную им в его экземпляре, в это время и в данном контексте, по-видимому, желал оживить личное и идеологическое соперничество между двумя ориентациями, различными в доктринах, достижениях и научной практике. Комментарий аль-Альбани (давно покойного), да помилует его Всевышний Аллах, был использован здесь для того, чтобы дискредитировать Ат-Таххана, да помилует его Всевышний Аллах, о котором заговорили в связи с его смертью.

С 1970-х годов разгорелось идеологическое соперничество и баталии между направлениями, последствия которых проявлялись в одиночных взаимных опровержениях и ответах (как, например, между шейхом аль-Албани и Абд аль-Фаттахом Абу Гуддой) или при комментировании некоторых сборников хадисов Пророка или в некоторых современных «Выведениях хадисов», таких как книги Аль-Албани. В них содержатся многочисленные ссылки и намеки на эти разногласия, в предисловиях или внутри книг, одни из которых содержали критику или обвинения – и даже насмешки временами – со стороны сверстников и занимающихся наукой о хадисах, друг против друга.

Действительно, эта жесткая критика (воспринимаемая ее оппонентами как «клевета и обвинение») охватила также некоторых ученых-хадисоведов и имамов прошлого. Со стороны аль-Албани досталось даже имаму Абу Ханифе, да будет доволен им Аллах. Другими словами, нападения вышли за рамки идеологического или личного соперничества современных сверстников.

Эти споры происходили на основе различий в ориентации (акъида или фикх) и позиции по отношению к традициям в области научного метода и фикха вместе, и к этому добавлялись личная чувствительность, которая проявлялись в словах и стиле, используемых в словесных противостояниях между двумя соперничающими группами: лагерем «асаритов», так называемых салафитов, занятых хадисами, их выведением, критикой цепочек, и публикацией сборников, отличавшихся выстраиванием своей юриспруденцию на хадисах, буквалистским толкованием, игнорированием методов усуль-фикха, следованием своим суждениям и предпочтениям, отречением от мазхабам (безмазхабность), часто впадавших в аномальные мнения, и лагерем «традиционалистов», придерживающихся решений предыдущих имамов хадисоведения, и тех, кто придерживается определенной школы фикха (многие из тех, с кого критиковал Аль-Албани, были последователями ханафитского мазхаба и его отец, кстати был ханафитом).

Этот исторический контекст, который некоторые желают оживить сегодня, важен для понимания и решения инцидента, с которого мы открыли эту статью. Это соперничество двух направлений было унаследовано поколением последователей двух лагерей, которые продолжали бороться друг с другом по вопросам науки, авторитета и признания.

Как можно было понять, суть аргумента, используемого аль-Албани против ат-Таххана, это чувство обиды за непризнание его в рамках научной традиции, которой следуют в университетах. Ат-Тахан написал этот учебник изначально для студентов Университета Мухаммеда бин Сауда в Эр-Рияде, и он посвящен теме, лежащей в основе всех трудов Аль-Албани. Но не упоминает его и его достижений.

Кажется, Аль-Албани вызвало раздражение то, что ат-Таххан игнорировал его, хотя и упомянул некоторых его оппонентов. На странице 145, которую Аль-Албани упомянул в своем комментарии, Ат-Таххана ведет разговор о книгах толкований к хадисам и комментариев к ним (такие как толкования к Сахиху имама Аль-Бухари и толкования книги «Аль-Джами Ас-Сагир» имама Аль-Суюти). И здесь ат-Таххан упоминает по ходу разговора, а не как восхваление надуманное аль-Албани, комментарии некоторых ученых этого века: «написанных ими во время их исследований некоторых книг, содержащих хадисы, выведение которых было неизвестно». И он упомянул Ахмада Шакира, Махмуда Шакира, Абд аль-Фаттах Абу Гудда, Хабиб ар-Рахман аль-Азами и Мухаммад Фуад Абд аль-Баки. Затем он добавил: “И другие. Пусть Всевышний Аллах наградит их всех лучшей и самой щедрой наградой”.

Мы должны отметить, что ат-Тахан был одним из учеников шейха Абу Гудды, с которым у Аль-Албани было соперничество и противоречия. Нападки вынудили Абу Гудда ответить ему и его «бывшему партнеру Зухиру аш-Шавишу» — как сказано в заголовке — в письме, напечатанном в Эр-Рияде в 1394 г.х. (1974) Т.е. за четыре года до издания книги подаренной шейхом ат-Тахханом шейху аль-Албани.

Также, шейх Хабиб ар-Рахман аль-Азами написал письмо в разъяснении «Аномалий и ошибок аль-Албани». Некоторые из учеников Аль-Албани, под его руководством, ответили аль-Азами и так далее.

Ат-Тахан не только игнорировал аль-Албани на с.145, но также, с. 217, он назвал «необходимость исследовать цепочки хадисов, которые не были проверены ранее», и он выразил надежду, что некоторые «исламские университеты» выполнят эту задачу, и здесь он вновь не упомянул Аль-Албани и его учеников, тех, кто находится за пределами университетов. Это место в книге на самом деле важнее, чем первое, на которое с упреком ссылается Аль-Албани, но кажется, что упоминание имен его оппонентов, пренебрегая его именем — вот что вызвало такую чувствительность.

На мой взгляд, решение ат-Таххана связано с несколькими соображениями:

• Во-первых: учебная книга Ат-Таххана направлена на удовлетворение потребностей учащихся в этой области. Это был учебник, который готовили для учебного заведения, и конечно учебник должен подчиняться стандартам учебной программы. А учебные программы как известно, должны отойти от личных конфликта, разногласий между сверстниками и сосредоточиться только на образовательном уровне и развитии навыков учащихся. Аль-Албани, его ученики, их методы работы и результаты этой работы, не соответствуют стандартам академической науки.

Шейх ат-Таххан, ограничился – как я это вижу – ссылками на труды предыдущих ученых, и он не нарушал этот принцип в своей книге, за исключением случаев, когда он упомянул категорию книг, которые н назвал «ключи и каталоги». Это современные книги, которые представляют собой современные каталоги, подготовленные современниками, и они должны помочь в работе с энциклопедическими источниками хадисов, из которых было трудно извлекать и находить хадисы до эпохи компьютеров и Интернета. Сюда можно отнести источники такие как: «Хильяту аль-авлия», «Тариху Багдад» и др. В этой категории ат-Таххан и упомянул некоторых современных авторов, таких как Ахмад аль-Гумари, Абдульазиз аль-Гумари, Мухаммад Фуад Абду аль-Бакий, и другие. Их каталоги, являющиеся произведениями технического характер, не содержащие в себе какой-либо кропотливой творческой работы, которая могла бы вызвать споры или разногласия между двумя соперничающими направлениями.

Цель упомянутой книги — обучить студентов методам «знания местонахождения хадисов Пророка в их сборниках и первоисточниках». Другими словами, он обучал студентов пониманию структуры и систем изначальных сборников и первоисточников хадисов, без опоры на вторичные и посредственные источники, которые относятся к спорным и не общепризнанным, и авторы которых пытаются основать свою референцию (авторитетность) за счет общепризнанных первоисточников, как в случае с книгами Аль-Албани.

В своей книге ат-Таххан придерживался системы предыдущих имамов, их методов, объяснений этих методов и толкований их трудов. Поэтому, он воздерживался от обсуждения практики выведения хадисов «асаритским салафитским» направлением, которое превратило выведение хадисов в самоцель. Что в свою очередь, привело к чрезмерному «перепроизводству», и его объём превзошел в современных изданиях объём самих книг наследия. Ты можешь найти, что «выведение» хадисов в современных изданиях ранних книг превышает объем самой книги, как и уводит читателя от намерения и целей ее автора, «топит» его в излишних деталях «выведения». В результате теряется оригинальное послание книги, и читателя заваливают лишними доктринальными комментариями «редактора», навязывающего догмы его идеологического направления!

Я лично могу свидетельствовать, что подавляющее большинство «редакторских» работ «по выведению хадисов», отошли от научных стандартов и превратились в «опровержение взглядов автора», попытку его дискредитировать, пропаганду против одного из мазхабов и т.д. Эти «редакции и выведения хадисов» в некоторых случаях даже уподобились паразитизму на авторитете и известности предыдущих авторов, использовались для популяризации идеологических доктрин течения, к которому принадлежит «редактор».

Ат-Таххан считается первым написавшим книгу об «Основы методов выведения хадисов», и он преобразовал навыки, приобретаемые через практику и опыт, в теоретический метод. И он воздерживался от «разборок» современников, в которых смешались идейные и личные разногласия.

• Во-вторых: резкий темперамент, характерный для шейха Аль-Албани, фигурировавший во многих его книгах и записях, с одной стороны, и проблемы, которые он провоцировал своим методом и способом работы (или «не своим методом», как описывает шейх Шуайб аль-Арнаут), с другой стороны.

Аль-Албани пришел извне научной традиции науки хадисов, и он вышел против этой традиции, что стало причиной того, что работа по «выведению и классификации» заключение о слабости или достоверности) хадисов Пророка из их многочисленных источников и изучение цепочек пересказов превратилась в общую культуру, которой следуют многие «асариты-салафиты», подражатели аль-Албани и тем, кто справедливо и несправедливо претендует на его наследование; Даже сам аль-Албани однажды писал и говорил, осуждая действия некоторых «последователей»!

Другими словами, когда в прошлом существовала культура, ограничивавшая работу по «выведению, классификации и оценке хадисов» только в рамках специалистов, выпущенных научной традицией мухаддисов, то аль-Албани «открыл дверь» любого желающего. Это одна из причин вражды между учеными уважающих научную традицию, и аль-Албани и его последователями.

• Третье: Ат-Тахан, как и ученые его поколения и предшествующие им, отвергает утверждения о слабости некоторых хадисов в двух Сахихах – Бухари и Муслима – или одного из них, в чем они опираются на «Принципы и основы наук хадисов», о чем он ясно упомянул в своей книге «Основы выведения хадисов», в то время как Аль-Албани вышел против этой научной традиции, и объявил слабыми некоторые из хадисов двух Сахихов. Ат-Тахан также считает, что «хадисы, по которым было вынесено суждение авторитетным признанным имамом (из ранних), не известного своей снисходительностью в суждениях, освобождают нас от необходимости их изучения и проверки, и делает ненужным заново исследовать их цепочки передачи». Но Аль-Албани считал необходимым это делать и взял на себя данную ответственность, и он занялся исследованием хадисов основных сборников Сунны – личным усердием и собственным методом – разделив хадисы книгу четырех сборников сунны на две части – «достоверную и слабую». Шейх Абдуль-Фаттах Абу Гудда, да смилостивится над ним Аллах, назвал это «разрывом сборников сунны». Но все усугубилось тем, что сам аль-Албани и его последователи, пытались навязывать суждения аль-Албани его оппонентам, те самые суждения, которые противоречили суждениям предыдущих имамов мухаддисов, в том числе авторов самих сборников сунны.

• Четвертое: Ат-Таххан, как и большинство наших шейхов, следовавших методам и принципам сформулированным Ибн ас-Салахом и другими учеными прошлого, сужали пространство для суждений о хадисах, ограничивая это право лишь теми, кто «достиг мастерства в этом искусстве», кто вырос согласно научным традиции и был связан с научной линией, по которой, мастерство передается от шейха к ученику (Аль-Албани сформировался же сам вне линии). И эти суждения о хадисах распространялись на ограниченные случаи – хадисы и их передачи, относительно которых не было суждений предыдущих авторитетных имамов, или случаи по которым были суждения некоторых имамов, в которых были разногласия и противоречия; Или была причина пересмотреть эти суждения – «Если решение вынесено имамом, который известен снисходительностью».

Таким образом, поскольку цель публикации комментария шейха Аль-Албани на первом странице подаренной книги, под словами шейха Ат-Таххана, да смилостивится над ними Аллах, состоит в том, чтобы оживить один из этих споров, и не несет никакого полезного знания или науки, то сделавший это не заметил, что комментарий был «личным примечанием», и шейх Аль-Албани написал его для себя, в особом контексте и времени. И конечно в этом примечании была большая доля эмоций продиктованных контекстом личных отношений с шейхом ат-Тахханом а значить, нужно разрешение на ее публикацию в соцсетях. Также, публикация подобного примечания никак не связана с контекстом смерти, который несет духовную проповедь и назидание для живущих, напоминает о загробной жизни, и тем более, что вышеупомянутое разногласие было личным и легких.

Что касается оценки самого комментария шейха аль-Албани как реакции на проявление вежливости шейха ат-Таххана — которая включает в себя просьбу о мольбе и замечаниях к самой книге — оставлю читателю. Вполне возможно, что Аль-Албани мог спутать Махмуда Аль-Тахана с его братом Абду ар-Рахимом Аль-Тахханом, поскольку именно второй учился в «Исламском университете» в Саудовской Аравии и, возможно, он писал рекомендацию именно для Абд ар-Рахима, в то время как Махмуд учился в Дамасском университете и защитил докторскую диссертацию в Египте. Ранее, сам Аль-Албани намекал на Абд ар-Рахима в своей книге «Сильсилат ас-Сахиха», как делал это и в некоторых своих аудиозаписях, хотя в некоторых своих комментариях он также критиковал работу и Махмуда.

Махмуд Ат-Тахан кажется искренним, когда просил у Аль-Албани замечаний к книге, потому что ранее он показывал свою книгу «Усул ат-Тахридж» «ряду лучших специалистов по хадисам», которые написали ему свои комментарии и он принял из них то, что нашел уместным, и написал во введении к своему первому изданию следующее: «Прошу моих шейхов и братьев, занимающихся хадисом и его науками, с которыми мне не удалось связаться по этой теме, любезно — да вознаградит их Аллах — высказать свои примечания к книге; если они найдут то, что заслуживает изменения и дополнения, и я смогу исправить это в будущем издании, если будет воля Всемогущего Аллаха».

Это пример, читатель, того, как из ничего создаются бесполезные «битвы» и оживляются затихшие конфликты уже покинувших этот мир ученых. Более того, если бы такая инициатива вежливости встретила подобную, то утихли бы многие споры, причиненные личными мотивами. Можно было бы избежать персонализации научных дискуссий, мусульмане увлекались бы обсуждения идей, а не личностей. Критическое обсуждение идей и понимание разницы, что это различие в иджтихаде, а не различие между истиной и ложью, «прямым путем» и «заблуждением»!

Шейх Аль-Альбани, да помилует его Аллах, отличался тяжелым характером, это объективный факт. Даже шейх Ахмед Шакир – да помилует его Аллах – испытывал стесненность, как рассказал мне шейх Шуайб аль-Арнаут – да помилует его Господь. Действительно, некоторые из друзей и близких Аль-Албани позже превратились в его противников, в том числе его бывший друг, который и открыл дорогу его работе над хадисами – шейх Зухаир аль-Шавиш, который упоминается в комментариях и опубликовал для него многие работы.

Шейх аль-Албани, как сказал мне шейх Шуайб аль-Арнаут, отходил от своего мнения или утверждения, если ему аргументированно указывали на ошибки, пока он был в Дамаске, где шейхи Дамаска могли говорить с ним о его взглядах или решениях, и он прислушивался и принимал.

Но затем, он приехал в Иорданию и не нашел ученых которые уравновешивали его, но нашел вокруг себя молодых энтузиастов, которые убедили его, что он уникален и что он имам своей эпохи, вот тогда он стал жестким с несогласными, практически нетерпимым с оппонентами, и душа его изменилась, по словам шейха Шуайба Арнаут.

Шейх Шуайб, который какое-то время работал с Аль-Албани, впоследствии очень критически относился к нему и его методу «выведения» и изучения цепочек передачи хадисов, и когда я посетил его в Аммане в октябре 2010 года, он взял книгу Аль-Албани «Сильсилат ас-Сахиха» и сел читать мне некоторые из его критических комментариев к книге, которые он написал своей рукой. Некоторые из комментариев были очень резкими, и он хотел показать мне, насколько резким и невежливым он был временами с Шейхом Аль-Албани, и он сохранил эти комментарии, чтобы время от времени возвращаться к ним; чтобы размышлять о себе, каким он был и каким стал.

Читатель, этот пример раскрывает один из аспектов личности аль-Албани, но в то же время он раскрывает и личностную сторону комментариев, которые некоторые ученые делают по поводу некоторых книг своих сверстников с которыми они знакомы лично, и которые они пишут для себя а не для публикаций, и они могут осмыслять себя перечитывая эти комментарии или их риторику.

Поэтому, читатели, должны принять во внимание эти соображения написанного рукой шейхов или сказанного ими в узком кругу, и подобные личные комментарии к книгам или о личностях сверстников следует воспринимать критически, а не для оживления соперничества направлений, которое, отвлекает даже образованных людей от извлечения научной пользы из трудов ученых современности. Действительно, окопавшиеся в окопах и блиндажах того или иного «направления» лишены возможности получать пользу знаний ученых другого направления… а кто и зачем выкопал окопы и создал линию фронта, это уже другой вопрос.

В следующей статье, мы обратимся к вопросу «Что ученые говорят друг о друге, научный и моральный аспекты», где в более широком формате поговорим на тему этой статьи, которая была ограничена конкретным эпизодом из истории двух ученых нашего времени.

 

Автор: Муатаз аль-Хатиб.

Перевод и дополнения: Сейран Арифов

Print Friendly