07252024Важное:

Слова ученых друг о друге и переплетение научного и морального аспектов. 2

Наука «аль-Джарх уа-Та’диль» специализируется на оценке «рассказчиков хадисов», которые передавали хадисы в течение первых веков. Еще эти века принято называть «веками передачи», и закончились они эпохой составления основных первоисточников хадисов. Мы вспоминает об этом, потому что некоторые подводят слова ученых друг о друге под раздел данной науки. Но так ли это?

В прошлой статье под названием «Шейхи аль-Албани и ат-Таххан и выведение хадисов» мы говорили о важности понимания контекста комментариев или высказывания ученых сверстников друг о друге. С одной стороны, речь может идти об интеллектуальных, методологических или личных противоречиях, а также о том, что «личностный» фактор этих комментариев или высказываний делает вероятным последующий критический пересмотр их содержания или тона самим автором. Это объясняет важность «критического восприятия» таких комментариев и высказываний, важность их восприятия в их контексте: контексте интеллектуальных и личных противоречий или конфликтов, и важность понимания что это комментарии личного характера, а не выступление перед публикой.

 

Важность этого критического восприятия проявляется в двух вещах:

 

Первое: оно определяет разницу между импульсами шпионства и подглядывания, и излишнего любопытства, которые могут поражать некоторых студентов и последователей, с одной стороны, и попыткой понять развитие личности автора и его размышления над некоторым порокам своей «души».

Второе: оно переводит дискуссию из области личного или «партийного» соперничества и пристрастности в область науки и этики научной этики, а затем балансирует между двумя ценностями: должным уважением к науке и ученым и возвышенностью над мелкими проступками некоторых из них или некоторыми личными недостатками, которые характерны для человека и имеют разную степень в зависимости от степени совершенствования души и сдерживания её порывов каждого отдельного человека. А также, в зависимости от глубины познаний, и готовности воспринимать многообразие мнений, к которому особенно направляют религиозные науки.

Даже выражение есть такое: «Полное знание — это знание разногласий», и чем больше познает ученый, тем больше перед ним открываются возможные варианты и умножается его видение вопросов. Но это не значит, что все эти варианты и точки зрения равны для него, но он осознает актуальность и доля вероятности правильности хотя бы некоторых из них, так он становиться более восприимчив к разногласиям.

По иронии судьбы, некоторые отрасли самой науки были задействованы в соперничестве и конфликтах между двумя течениями, упомянутыми в прошлой статье, я имею в виду современных «асаритов» из «салафитов», которые отрицают следование научной традиции, с одной стороны, и современных хадисоведов, которые придерживаются традиций в науке хадисов и фикха с другой. Наиболее заметной из разделов наук, использованного в конфликт двух направлений, является «аль-Джарх уа-Та’диль». Эта наука изучает критерии и случаи, когда передатчика хадиса лишают доверия в передаче хадиса, полностью или частично, или напротив, подтверждают доверие его передачи. (дискредитация или аккредитация)

Наука «аль-джарх уа-Та’диль» занимает центральное место в науке о хадисах. Это важнейшая наука в процессе критической проверки хадисов, нацеленной на различение достоверных от слабых, то есть она специализируется на оценке «пересказчиков», которые передавали хадисы в эпоху передачи.

Однако, некоторые современные люди, называющие себя «асариты» устремились к тому, что они назвали «возрождением» науки о «дискредитации и аккредитации», и использовали ее для критики своих идеологических или методологических (мазхабских) оппонентов. Тем самым, они не использовали эту науку в её области и отошли от её цели. Второе, они не соблюдали её традиций, правил и условий. Они не соблюдали критерии и условия этой науки, в самом критике-специалисте, который подтверждает или отрицает доверие рассказчику хадиса, так и в отношении самого процесса критики.

Хадисоведы столкнулись с проблемными вопросами, связанными с критериями оценки-критики (ан-накд): принимается ли критика личности с подробным пояснением или без него?

И от кого принимается такая критика?

А что делать в случае противоречивых оценок критиков в отношении конкретного пересказчика?

Приемлемы ли оценки сверстников друг о друге? Вероятность пристрастности в таком случае возрастает многократно.

Современность критика и критикуемого способствует объективности критики, потому что осведомленность лучше, или наоборот, это повод для отказа от критики сверстников друг против друга, по причине вероятной зависти и разногласий в мнениях?

Наука «Джарха уа-Та’дила» изначально столкнулась с вопросом о своей легитимности; По сути, речь идет, о сплетнях, строго запрещенных исламской религией. И запрещенное может быть дозволенным только при крайней необходимости и только в рамках той необходимости. Как мертвечина и свинина для умирающего с голоду…  

Поскольку её деятельность подпадает под общий моральный принцип, который заключается в запрет злословия и сплетен, то есть упоминания брата с тем, что он ненавидит, даже если это правда.

Имам Такию-Дин ибн Дакик аль-Ид (702 г.х.) сказал: «Честь мусульман – яма из огненных ям Ада, на краю которой стояли две группы людей: мухаддисы и судьи». Затем пришел историй Абу Зарр Сиб аль-Аджамий (884 г.х.) и добавил третью группу — историков; «Историки могли унижать или возвышать людей либо из-за фанатизма, либо из-за невежества, либо просто полагаясь на ненадежную передачу, либо по иным причинам».

Чтобы разобраться в этих проблематичных вопросах, некоторые великие имамы хадисов, такие как ат-Тирмизи (279 г.х.) и аль-Хаким ан-Найсабури (405 г.х.), рассмотрели вопрос законности «дискредитации и аккредитации» личностей, и что это было исключение из запрещенного злословия и сплетен, необходимо для защиты законных интересов религии – необходимости подтверждения что принимать а что отвергать из Сунны. Это общественная необходимость, которая превосходит необходимость подтверждения свидетелей в суде, выступающих по частному вопросу.

Имам Шуаба бин Аль-Хаджадж, который является одним из ученых науки «аль-Джарха уа-Тадиля», говорил: «Приходите, чтобы мы могли сплетничать ради Аллаха в течение часа», имея в виду обсуждение рассказчиков хадисов и оценку их передачи.

Что интересует нас в этой статье, так это слова ученых друг о друге. И этот вопрос не ограничивался только рассказчиками хадиса, а включал различные области и ученых различных времен (не современников друг другу). И так было пока имам Ибн Абд аль-Барр аль-Андалуси (463 г.х.) не выделил раздел: «Положение слов ученых друг о друге» и от его стали цитировать другие.

Затем известный лингвист Ибн Джинни (392 г.х.) посвятил главу: «Ошибки ученых», в которой упомянул множество рассказов и высказываний «великих писателей, критикующих друг друга или обвиняющих друг друга во лжи…», так он был понят не одним человеком, что следует из книги Фахр ад-Дина ар-Рази (606 г.х.) и других.

Уакиа бин аль-Джаррах говорил: «Человек не является ученым, пока он не возьмет знания от кого-то старше его, и от кого-то младше его, и от кого-то равного ему (сверстника)».

Я считаю, что слова критиков хадисов в этой теме должны быть использованы для определения критериев критики (дискредитации) чтобы мы могли взвешенно воспринимать слова ученых друг о друге в каждой эпохи, тем более что ни одна эпоха не была избавлена такого явления, разве что кроме эпохи пророков и праведников.

Имам аз-Захаби сказал: «Если бы я хотел, я бы перечислил в этом вопросе множество томов». Этот вопрос проблематичен, потому что в нем наука смешивается с научной моралью, а научная сторона переплетается с личной или человеческой стороной. Души людей, как известно, не лишены страстей и слабостей, и ученые, люди и, имеют различную степень духовного самоочищения. Чтобы проиллюстрировать это взаимопроникновение, я представлю здесь три случая:

• Первый вопрос: Поскольку зависть проникает в человеческую душу, особенно между людьми одной профессии, из-за возникающей между ними конкуренции за статус и признание, то хадисоведы взвесили здесь две основы: естественное происхождение зависти и соперничества между сверстниками – психологические факторы присущие людям, и научный принцип – это получение и передача знаний от сверстников и современников, помогающие обуздать душу и преодолеть её пороки, которые обычно возникают между сверстниками.

Действительно, ученые мухаддисы выделили в особый вид передачи, представляющий собой, взаимная передача хадисов между сверстниками: когда первый передает хадис, услышанный от сверстника, и второй также передает от первого. Они назвали это «мудаббадж». По причине естественного происхождения зависти между сверстниками — Ибн Абд аль-Барр открыл главу «Слова ученых друг о друге» с хадиса о том, что «зависть и ненависть — болезнь народов, и в этом народе также она есть». И он передает, что в прошлом, ученый встречая того кто выше его, считал это добычей, и если он встречал равного себе, они повторяли знания вместе, а если встречал кого-то ниже его, то не будет проявлять высокомерия с ним. И наступили эти времена, и человек обвиняет того, кто был выше его, чтобы оторваться от него и чтобы люди решили что у него нет нужды в нем, и человек не обсуждает и не повторяет знания с равным себе, и высокомерно хвастается перед тем, кто меньше его, так люди и погибли. Уакиа бин аль-Джарра говорил: «Человек не будет ученым, пока он не будет слушать знания от старшего, от младшего и от равного ему».

• Второй вопрос: когда ученые сверстники говорят друг о друге, в этом противоречит две основы: Первое: эта близость означает большее знание и осведомленность друг о друге: влияние знакомства, дружбы, прямого общения и личного контакта. Но с другой стороны: что «сверстничество — это завеса», фраза, придуманная литераторами под влиянием хадисоведов. Т.е. двое сверстников могут иметь взаимные эмоциональные факторы, препятствующие объективной оценке друг другу. Но особенно, эти факторы могут усилиться, как ранее говорилось, между учеными одной области. Поэтому, из-за конфликта между этими двумя основами свидетельства сверстников друг о друге считаются проблематичными, отсюда возникла необходимость определить критерий, позволяющий различать, что относится к первой основе, а что к второй.

• Третий вопрос: принимая во внимание противоречие двух основ, объединяющих научную и моральную сторону, и в которых наука переплетается с научной этикой, необходимо установить критерии для того, чтобы избежать ошибочных обобщений тех кто принимает свидетельства сверстников друг о друге без оговорок, или тех кто полностью отвергает такое свидетельство; Тем более, что мнения ученых в этом проблематичном вопросе разошлись, некоторые из них отвергают слова сверстников друг о друге вообще, и очевидно, что Ибн Абд аль-Барр придерживался этой позиции. Они ссылаются, например – на слова Ибн Аббаса: «Слушайте знания ученых, но не берите их слова друг о друге, ибо клянусь Тем, в Чьей власти моя душа, они более ревнивы чем козлы в их загоне». И Малик ибн Динар сказал: «Слова ученых и чтецов (Корана) следует принимать во всем, кроме того, что они говорят друг о друге, ведь между ними взаимной зависти больше, чем у козлов». Имам Джалал ад-Дин ас-Суюти (911 г. хиджры) заявил: «В науке хадисов установлено правило, что слова сверстников друг о друге не принимаются как критика (дискредитация)».

 Такое обобщение неверно по трем причинам:

• Первое: что праведные предшественники и хадисоведы разных стран говорили друг о друге, что передается в таком большом количестве, что некоторые ученые собрали примеры этого в различных областях, как это сделали Ибн Абд аль-Барр и ас-Субки, например (между учеными шариатских наук), и как это сделал Ибн Джинни (между учеными языка и литературы), и также книги биографий полны примеров. Отсюда: «Если бы принимались обвинения в заблуждении или дурных взглядах в отношении каждого, кого в этом обвиняли, что дискредитировало бы его и аннулировало его свидетельства, мы бы отвергли большинство рассказчиков хадисов», как сказал имам Ибн Джарир ат-Табари (ум. 310 г. хиджры), или «тогда бы чрезмерно расширилась брешь», как сказал имам аз-Захаби.

• Второе: слова критиков различаются по их мотиву.

- Есть то, что исходило в момент гнева.

- Есть то, что вызвано завистью, как говорили Ибн Аббас, Малик бин Динар и другие.

- Есть то, что продиктовано «спорным толкованием», когда оценка неоднозначной ситуации — это точка зрения, и она не обязательно истинная, как сказал Ибн Абд аль-Барр. Подобно случаю вооруженного противостояния сподвижников, да будет доволен ими Аллах, каждая сторона сказало по-своему «толкованию ситуации и иджтихаду» и сказанное одними не принимается в дискредитации вторых. Это не случай для подражания или следования за одной из противостоявших в прошлом сторон.

Прискорбно, что хадисоведческая активность, вызванная шейхом Мухаммадом Насир ад-Дином аль-Албани, да помилует его Всевышний Аллах, десятилетия назад, и названная «возрождением хадисоведения», реанимировала отмершие и исчерпавшие себя конфликты и противостояния, создала целый сборник из оскорблений и обвинений против многих авторитетных ученых прошлого и настоящего, и открыла дверь многим его последователям продолжать это дурное дело!

• Третье: «Этический принцип», как сказал имам Тадж ад-Дин ас-Субки, предписывает нам не обращать внимания на слова некоторых наших сверстников друг о друге, если они не подтверждаются ясными доказательствами. Также, исламская этика требует искать толкование позволяющая сохранить лучшее мнение о мусульманине, и «ищущий знания всегда благороден, пока не вникнет в то, что произошло между людьми прошлого».

Поэтому правильнее всего будет детализировать и проверять слова сверстников друг о друге, а не принимать их обобщенными и не доказанными. Необходимо учитывать две ранее упомянутые противоречивые основы, в частности основу, гласящую, что жившие в одно время более осведомлены о друг о друге и имеют более глубокое понимание друг друга, и второй основы, гласящей, что между сверстниками – завеса душевных страстей. Необходимо, размежевать между запрещенными сплетнями о человеке и необходимым обсуждение его характеристик в законных или научных целях.

Ибн Абд аль-Барр был одним из первых, кто попытался установить критерий через различение двух случаев:

1. Первый: если кто-то известен своим благочестием, правдивостью и достоинствами, сделавшими его имамом верующих, на него распространяется презумпция невиновности и обвинения в его адрес не будут рассматриваться, если нет достоверных доказательств, подобных тем что приводят в суде для подтверждения свидетельских показаний, в которых не замешаны личная неприязнь, зависть, вражда или конкуренция.

2. Второй: Если человек не достиг степени имама верующих, лидеров в науках, образца благочестия и правдивости, тогда мы рассматриваем его в рамках единогласной позиции ученых, и если это спорные оценки, тогда ученый следует тому, к чему приводит его иджтихад и экспертиза.

Но ас-Субки не согласился с позицией Ибн Абд аль-Барра, потому что условие предоставления доказательства элементарно, но необходимо изучать улики и обстоятельства, окружающие свидетельство критика в отношении критикуемого, чья правдивость и достоинства подтверждены. И не принимается свидетельство того, чья критика была продиктована фанатизмом по мазхабу или личными причинами.

Далее, правило мухаддисов гласящее что «обвинение сильнее оправдания» не абсолютное, как и правило: «не принимаются слова сверстников друг о друге» также требует ограничений. Вопрос крутится вокруг рассмотрения доказательств, улик и обстоятельств, которые наш разум и опыт воспримет как пристрастный мотив критики, например, фанатизм по мазхабу или мирское соперничество, что случается между сверстниками, и так далее.

Возможно, Имам и критик аз-Захаби, составивший огромный каталог биографий имамов, мухаддисов, ученых и пересказчиков[1], был одним из тех, кто больше всего ссылался на правило «слова равных друг о друге», его высказывания об этом различаются.

Иногда он говорил, что слова сверстников друг о друге нужно «скрывать, а не пересказывать», и что «лучше их скрыть, чем распространять», и даже: «большую часть слов сверстников друг о друге лучше отбросить», потому что в слова имамов «аль-Джарха и ат-Та’диля» проникают «редкие ошибки», или возможно они сопровождаться «резким тоном между ними и тем, с кем есть конфликт и гнев».

В иных случаях, аз-Захаби говорил, что слова сверстников должны быть «обдуманы и взвешены», а в другом месте, он связывает их с критериями, такими как: «говорит о человеке справедливо и объективно», или «его слова подтвердятся свидетельством», или «покажется тебе, что слова мотивированы враждой, фанатизмом или завистью», или «критика будет единогласной у всех сверстников», или проявиться соперничество между ними; Потому что «тот, кто достиг степени лидера ученых и опровергал мнение оппонентов, обязательно находил вражду».

Критерии, сути это обстоятельства вокруг критика, подтверждающие его справедливость и объективность в случае обвинения имама известного своей правдивостью и точностью:

  1. 1.   Содержание самой критики, и уровень знания критика законов и постановлений шариата;

Невежественный человек мог подумать, что дозволенное запрещено, дискредитируя критикуемого. Ибн Хаджар сказал: «Группа преосторожных людей обвиняли людей, вступивших в мирские дела, посчитав их слабыми пересказчиками, но это никак не влияет в данном вопросе если пересказчик известен правдивостью и точностью». Некоторых дискредитировали пересказчиков за дела, которые толкуются иначе (не предосудительно), или по предубеждению между сверстниками. Хуже всего этого, критики того, кто более достоин доверия, чем сам критик, или выше по достоинствам и заслугам или более осведомлен в хадисах и их передаче. Все это не принимается во внимание».

  1. 2.   Состояние верований (акъиды) и их различия между критиком и критикуемым;

Поэтому, шафиитский факих ар-Рафиый сказал: «И критикующий пересказчика хадиса должен быть свободен от догматических разногласий и фанатизма в мазхабе».

 

 

Ибн Хаджр сказал: «Одна группа дискредитировала достоверность передачи хадисов другой группы из-за расхождений по некоторым вопросам акъиды. Поэтому необходимо обращать внимание на это обстоятельство и не опираться на подобную критику, кроме как по праву». Сюда относится разногласия между многими суфиями и «людьми хадиса», или между «людьми хадиса» и «людьми мнения». На этот это обстоятельство указывал ряд ученых, в том числе имам Ибн Дакик аль-Ид, имам ас-Сабки, имам Ибн Хаджар и другие[2].

  1. 3.   Соперничество в мирском;

Имам Ас-Субки сказал: «Подобная причина дискредитации пересказчиков хадиса распространена в более поздних людях намного больше, чем среди ранних». Ибн Хаджар эту причину отнес к разделу разногласий в вопросах акъиды, и назвал его «Соревнование в превосходстве степенью».

Аль-Албани спросили о критерии принятия «слов сверстников друг о друге», и он все свел к «жизни в одно время», которая приводит к соревнованию и личной неприязни. Поэтому, мы находим критику пересказчика от более поздних людей, это снимает подозрение во враждебности по личным мотивам, что означает «что дискредитация была не по личной вражде или зависти, а заслуженная. И она подтверждается если ученые, которые придут после одобрят её…».

Странно, что сам аль-Албани заявлял, что «большинство хадисоведов согласились что имам Абу Ханифа, да помилует его Аллах, слабый. И эти ученые не сверстники, поэтому их обвинение беспристрастное!».

Но это заявление не соответствует действительности, и представляет яркий пример пристрастности аль-Албани против ханифитского мазхаба, который начался с личных разногласий, соревнования и вражды между ним и его сверстниками из ученых ханифитов. Отсюда, просто опираться на критерий «сверстники или не сверстники» не достаточно.

 

А этот аз-Захаби, например, составил книгу, которую он посвятил слабым пересказчикам, и назвал ее «Весы справедливости».

Он писал: «В этой моей книги, я вписал ряд людей, заслуживающих доверия, от которых передавали аль-Бухари и Муслим и другие. Я сделал это потому, что они были вписаны в каталоги дискредитированных кем-то. Я упомянул их не из -за их слабости; но , чтобы было известно что кто-то их критиковал”. Его ученик Тадж ад-Дин ас-Субки высоко оценил этот подход.

Отсюда, строго обязательно принимать во внимание это условие при чтении каталогов аз-Захаби.

При этом, аз-Захаби сказал в введении к «Весам»: «Я не упоминаю в своей книге ни одного из имамов, за которыми следуют в детальных вопросах религии, из-за их заслуг в Исламе и их величия в душах мусульман, таких как Абу Ханифа , аш-Шафии и аль-Бухари. И если кого-то я упоминаю, то только справедливо и это не навредит ему ни у Аллаха, ни у людей. Но вредит человеку ложь, ибо она есть измена и преступление, а человеку мусульманину может быть присуще все, кроме измены и лжи». Читатель, поразмышлять над этими словами аз-Захаби, и над словами аль-Албани про Абу Ханифу, да будет доволен им Аллах!

Таким образом, критика сверстников в отношении друг друга – как видите – очень сложный и запутанный вопрос, но предыдущая статья, посвященная споры сверстников Аль-Албани и Ат-Таххана, да смилостивится над ними Аллах, заставила задуматься над проблемой «слова сверстников друг о друге». Эта тема требует научного исследования, для определения критерия позволяющего взвешивать слова ученых друг о друге, с одной стороны, и для подтверждения что научный и моральный (этический) аспекты переплетаются в нашем наследии, с другой стороны. И также чтобы показать поверхностность мнения, преобладающего в некоторых западных академических круга, с третьей стороны, ведь они считаю, что личная близость к предмету исследования несовместимой с объективностью. Аллах лучше знает!

 

Автор: Муатаз аль-Хатиб

Перевод и дополнения: Сейран Арифов


[1] Известнейшие труды: Тазкиру аль-хуффаз и Сияру иаляму ан-нубаля.

[2] Примечание: «люди хадиса» это условное название одной из групп мусульман – направления, которое отличается определенной методологией работы текстов хадисов. «Людьми хадиса» как правило называли тех, кто в «истинбате» норм закона ограничивался буквальным текстом, избегая аналогии и иджтихад по целям шариата. Естественно, «людьми мнения» как правило называли ученых, широко использовавших аналогию, цели шариата и другие способы иджтихада. Поэтому, когда «людей хадиса» противопоставляют к примеру «людям тасаввуфа» или «людям мнения», это не означает, как думают некоторые невежды, что первые следуют хадисам Пророка, мир ему, а вторые не следуют.

Print Friendly