07252024Важное:

В чем уникальность шейха Аль-Карадави, оказавшее такое влияние на его жизнь и смерть?

Хотя уход великих всегда болезненный, за завесой печали скрываются смыслы, на которых нужно остановиться, не для оплакивания и чрезмерной хвалы, но, чтобы найти вдохновение и уроки в их жизни, и построить убеждения во эпоху когда воробушки превращаются в гипотетического орла и потери связи между мусульманской молодежью и старшими авторитетами из великих ученых и наставников.

И когда мы говорим об имаме аль-Карадави, мы не подразумеваем под ним исключительно человека, которого звали шейх Юсуф аль-Карадави; В течение прошедшего века хиджры этот человек, жил для ислама всем своим дыханием, превратился из просто личности в целую исламскую школу, из личности в учебную программу, в метод; Мы с перед стоим не перед человеком в обычном смысле этого слова, но Школой под названием аль-Карадави, со своей учебной программой и методом, пользующейся большим спросом, с учебным планом созидания и действия, называемым аль-Карадави.

Само собой разумеется, что непогрешимости нет ни у кого после пророков. Это лишние слова, которые вынуждены говорить ради тех, кто ищет зацепки… да, у аль-Карадави не мало противников, одни рабы зависти, другие просто пока не способны понять.

Аль-Карадави не был непогрешим, но в фикхе есть правило: если вода достигала объёма двух кувшинов, её не испортит небольшое количество нечистого, а, если вода была полноводным морем и текущей рекой? Такое море и река – за всю жизнь – не будут испачканы даже ведром.

Но вопрос, который возникает в случае с имамом аль-Карадави, таков: Что было такого уникального в Аль-Карадави, что он наполнил собой исламский мир и стал предметом озабоченности и яростных споров людей как при его жизни так и после его смерти? Что ставит его в авангарде ученых-правоведов, которых университеты и исследовательские центры изучали на разных языках еще при его жизни? Вы можете себе представить, что количество исследовательских работ, написанных об имаме аль-Карадави только на английском языке, превысило тысячу научных статей, как сообщается в книге «Руководство для исследователей о трудах ученого доктора Юсуфа аль-Карадави и трудах о нем». Сколько написано о нем на арабском – многие тысячи.

И что делает его известным среди последующих поколений молодых людей, осведомленность которых он выстраивал, мышление которых формировались им и правовые, юридические и интеллектуальные ориентиры которых он определял? И речь идет о многих десятках миллионов мусульман современности.

А после его смерти не только институты и союзы ученых шумели, но и социальные сети превратились в массовые платформы соболезнований, и в них почти не было разговоров о ком-то другом.

Чем был уникален Имам аль-Карадави и чем он заслужил это присутствие и влияние при его жизни и после его смерти, так это тем, что в нем объединилось разделенное во многих людях.

Он смог собрать в себе то, что целые группы сильных людей знания не могли унести вместе; Он обладает многими качествами и преимуществами, одно из которых вы могли бы найти в одном из ученых, но вся сила заключается именно в объединении всех этих качеств в одном человеке, и в эту эпоху, вся эта сила собралась в личносте нашего Имама Аль-Карадави.

 

Во-первых: Энциклопедические знания с упрощенным изложением

Имам был энциклопедистом, который взял из всех наук шариата, языка и логики саму сердцевину и глубину, а не края или кусочки, и он был профессором всех этих наук, был профессором для тех, кто в них специализируется.

Из величия его знаний было то, что он смог представить эти знания людям легко и доступно, своим особенном способом, без усложнений или деланности, без вычурности и поверхностности, это мог сделать только тот, кто взял эти знания «за поводья», понимал их суть и охвати их с разных сторон.

 

Второе: сочетание оригинальности и модернизма

Исследователи аль-Карадави говорят: его невозможности однозначно отнести к консерваторам или к модернистам, он сочетал обе стороны.

Аль-Карадави в своих исследованиях исходит из наследия и книг, которые он внимательно читал и переваривал, и он был ученым по этим книгам, а не просто знаком с ними; Но при этом он не остался пленником этих книг, не попал в ловушку мыслей этих авторов и их мнений; Скорее, он опирался на множество изученных трудов прошлого, чтобы иметь дело с изменившейся современной реальностью;

Он знал людей (реальность их жизни) со всеми тонкостями их новых проблем и бед, поэтому мог найти для них законное решение шариат. Именно так он стал основным живым «справочником» по вопросам мусульман во многих мусульманских и немусульманских странах, которые обращались к нему за ответами по возникающим проблемам.

 

Третье: сочетание твердости и гибкости

Имам исходит из твердых оснований, опирается на фундаментальные истины однозначных текстов Священного Корана и достоверной Сунны, он стоит на твердой почве которая не трясётся под ним, и он придерживается правовых аксиом, и не отступает от них ни на шаг. Но при этом, он проявляет гибкость там, где она возможна и необходима, этим он смог отвечать на новые проблемы легкими решениями, достигнув успеха в редакции и формулировании таких разделов исламской юриспруденции как  раздел взвешивания (мавазанат) и приоритетности (авлявият), сделав это в популярной и приятной форме;

Он объединил твердость в основах и гибкость в частностях, поэтому мы видим группу, обвиняющую его в экстремизме и фундаментализме, и другую группу, обвиняющую его в разбавлении и нестойкости, и это считается признаком правильности его метода.

 

Четвертое: сочетание юриспруденции (фикх) и мысли (фикр)

Имам был глубоким мыслителем и редким интеллектуальным теоретиком, знающим идеологические течения существовавших на протяжении всей истории, тех, что формировались как в исламской, так и в западной действительности. Он обсуждает идеи и теории в их глубине критикую эти идеи серьезными аргументами, делает это очень спокойно, без лишних эмоций, без чрезмерного словесного или методологического напряжения. Не переходя на личности, без оскорблений, без обобщения или упрощения, которые искажают оценку.

 

В-пятых: обновленческая и уравновешенная смелость

Имам аль-Карадави – символ обновления фикха и символ обновления метода и стиля призыва в эту эпоху. Представляя новые решения иджтихада, он смел и не боится ни оппонента, ни противника, ни стремительного противоположного течения. Он не привык плыть по течению, а привык создавать течение, в котором затем плывет он и миллионы.  Эта новаторская смелость хоть и воспринималась некоторыми как дерзость, но она была уравновешенной смелостью, не вспышками беспорядка или ускользания от правил. Его обновление было заботой об исламе, стремлением улучшить положение в общем исламском доме, это не обновление в угоду Западу или Востоку, не из страха быть обвиненным в терроризме или по требованию тиранов.

 

Шестое: сочетание фикха и призыва

Имам был не только ученым фикха, живущим среди книг и следившим за событиями из башни из слоновой кости, оторванной от реальности, но он был проповедником живущем среди народа, среди молодежи и с всеми слоями общества. В эпоху, когда умма страдала от ученых, которые не принимали участия в исламском призыве, страдала от проповедников, не имевших доли знаний фикха; Имам аль-Карадави, в его сочетании фикха и призыва, был образцом того, как правовед должен практически присутствовать среди людей, быть частью их жизни, и образцом того, что проповедник должен обладать прочной юридической и научной базой, прежде чем участвовать деле исламского призыва (да’вата).

 

Седьмое: ученый фикха революционер

Имам с начала жизни и до самой смерти оставался революционером против угнетения, тирании, узурпации и оккупации, против рубцов которые  оставили на его спине плети военной тюрьме  Египте. Эти рубцы остались с ним до самой смерти, о чем свидетельствуют его стихи:

«Наденьте наручники на мои руки, воспламени мои ребра

Хлыстом; положите мою шею на острие ножа

Не сможете вы запереть мой разум даже на час

Не сможете вырвать мою веру и отбросить мое убеждение»

Конечно, мой перевод слишком буквальный, но смысл этих слов, написанных за решеткой тюрьмы тиранов, говорят об этом человеке многое.

Все это свидетельствует, что он был не имамом слов, а имамом действия, и оставался непоколебимым в этом качестве до самой смерти, поэтому он поддерживал всех угнетенных на земле, противостоял всем тиранам и оккупантам, был самым видным исламским ученым сторонником революций народов во время Арабской весны, яростно выступал против фальсификации выборов и считал их  одним из самых больших грехов в исламе, а военные перевороты — величайшим грехом и величайшим преступлением, и он боролся и противостоял сионистской оккупации и заявлял о своей поддержке всех форм его сопротивления и победы над ним. Он поддерживал мусульман Боснии, Чечни, Афганистана, выступил против вторжения в Ирак и осудил нападение на Украину. Он поддерживал борьбу Ганди за права его народа. Поддерживал Нельсона Манделу в его борьбе с апартеида.

Достаточно знать, что исламофобы, фанатики-крестоносцы, сионисты, сторонники местных тиранов и криминальных диктаторов арабского мира, контрреволюционные силы, потопивших народы в отсталости, коррупции, бедности, несправедливости и крови, группировки невежд-экстремистов и фанатиков-сектантов, всех их объединила радость его смерти.

 

Восьмое: Пыл писательства

Если посмотреть на старания имама в общественной работе, то подумаешь, что он не занимался другими делами. То, что он делает в общественной работе, требует не одной жизни, но когда смотришь на его книги, которые скоро, по воле Аллаха, выйдут как энциклопедия из ста томов, когда смотришь на все оригинальные и творческие труды, в которых нет списывания или заимствования, вы подумаете, что он был отрезан от жизни только для того, чтобы сочинять и писать все это. Таковы плоды блага его времени, это пыл великой души, которые устают от своего стремления к великим целям.

 

Девятое: организаторский разум

Имам аль-Карадави отличался уникальным мышлением, он всегда стремился к созданию институтов исламской, научной, просветительской, проповеднической, информационной, благотворительной и другой деятельности. Он категорически осуждал частно-индивидуальную форму «организаций» в исламской работе. К сожалению, такое явление как «организация шейха» распространено в мусульманской среде, и это один из признаков отсталости исламской деятельности.

Аль-Карадави понимал малоэффективности такой формы работы, поэтому создавал или выступал инициатором создания институтов для исламских ученых, исламских законоведов и проповедников. К примеру, одному из многих, он является основателем Международного союза мусульманских ученых, основателем Европейского совета по Фетва и исследования, а также основатель Колледжа шариата в Катарском университете, был инициатором создания Ислам-онлайн, Всемирной благотворительной организации.

Этот разум, который стремился к созданию институтов гарантирующих продолжительную и эффективную работу, характерен для немногих великих ученых фикха, которым чаще характерен индивидуализм. Он требует больших напряженных и усилий, как и большого количества времени, однако имам аль-Карадави использовал все это с большим умением.

 

Десятое: достоинство с противниками и пренебрежение побочными сражениями

Это одно их редких качеств для исламских ученых и проповедников современности. Аль-Карадави был уникален в этом, и никто не справедливых людей не может отрицать его превосходство в этом над всеми современниками.

Его отличало мягкость и вежливость языка с несогласными с ним, с теми, кто оскорблял его. Он считал ниже достоинства отвечать тем, кто сочинял «опровержения и разоблачения» против него и считал ниже достоинства отвечать оскорблениями на оскорбления. Нет сомнений, что аль-Карадави был главным объектом яростных нападок, огульных обвинений и оскорблений, большая часть которых были ничем не оправданы. И причина этого – его смелый и открытый иджтихад в вопросах фикха и политики.

При этом, он его отличала объективность со своим оппонентам и критикам, готовность публично отказаться от своего мнения и принести извинения за любую решение, если находил его ошибочным. Он воздерживался от всех мелких споров и грызни, направляя молодежь к истинной борьбе, к центральному противостоянию с захватчиками, тиранами, узурпаторами. Такой возвышенностью духа, совершенством нравственности и чистотой мысли отличаются только великие люди.

Таким образом, эти десять качеств, каждое из которых можно найти среди отдельных ученых и проповедников мусульман, но сочетание десяти в одном лице является уникальным. Поэтому, сочетание всех этих качеств в лице Имама Юсуфа аль-Карадави, да смилостивится над ним Аллах, дает ему право считаться имамом этого века, дает право быть обновителем аль-Карадави, школой аль-Карадави и методом аль-Карадави. Без слепого фанатизма, без культа личности, только справедливое признание достоинств, заслуг и права.

 

Print Friendly