11212017Важное:

Шариатская политика

Шариатская политика

 

Политика, как сфера деятельности человека древняя также как и человечество. Определений и понимания сути, целей и концепций политики множество. Ислам, нет сомнений, владеет собственным пониманием сути политики, её концепции. В исламе осью политики, также как и всего остального есть вера в Аллаха, наполняющая сердца мусульман. Это означает, что концепции, цели, методы и принципы должны рождаться этой верой и подчинятся ей. Когда мы говорим о шариатской политике, понимаем, что это человеческая деятельность, которой занимаются мусульмане, направленная на цели и проводимая средствами, соответствующими священным текстам Корана и сунны. Когда мы говорим о Коране и сунне, конечно же, подразумеваем и все остальные доказательства, исходящие из Корана и сунны.

В различных статьях, мы уже писали, что отвергает такое понятие как «политический ислам». Ислам один, целый, единый. Ислам и вся жизнь человека – единое целое. Поэтому, ислам не отделим не от личнй жизни, не от семьи, не от политики. Ислам послан как путь жизни вообще, как закон, нравственность, вероубеждения. Человеческий разум же не способен создать самостоятельно путь для всей жизни, на все времена и для всех народов и континентов. Имам Газали писал: «Откровение это разум внешнее, разум это откровение внутреннее.  Внешний разум не знает разногласий и противоречий, внутрненний разум имеет разногласия и противоречия». Ислам охватил все сферы жизни, и человеку нужно следовать двум видам разума, внешнему и внутреннему, разум который не знает разногласий, подчиняет себе разум, знающий разногласия. Не разумно отказатся от первого, полностью подчиняясь второму. В этом и заключается водораздел ислама и секуляризма.

Политика не нововведение для этой религии. В Коране и сунне есть множество оснований для этого утверждения. В арабском языке политика – «сияса». Изначально, в арабском языке, сияса — значить заниматься своим верховым животным, конем или верблюдом – кормить, поить, объезжать, чистить. В арабских словарях[1] «сияса» означает заниматься определенным делом, управляя им во благо этого дела. Отсюда, этот смысл перешел в новое использование – управление людьми, во благо самих людей. Поэтому, по нашему определению, политика не может быть грязной, аморальной, вредоносной и т.д. Это уже не будет политикой по определению. В некоторых словарях, определение политики не содержат такого ограничения – «во благо», и политикой называют искусство или метод, которые используются для достижения целей, без ограничений в целях и средствах, это уже, как мы понимаем, будет зависить от убеждений, ценностей и философии конкретного субъекта политики. Поэтому, политикой может быть управление людьми в собственных интересах, даже если это в ущерб этим людям. Также, политикой будет называться управление людьми в их мирских интересах, но с ущербом для их жизни после смерти. Подобные определения политики противоречат шариату, и не есть политика вообще.

Также среди определений, находим и такие: «Политика — общее руководство для действий и принятия решений, которое облегчает достижение целей», или «Политика — борьба множества интересов (искусство управления с учётом интересов всех слоёв общества)». Некоторые понимание политики делят на консенсусное и конфронтационное, социологическое, субстанциональное и другие. В зависимости от точки зрения. Содержания, методов или сферы деятельности, политику делят на очень узкие понятия, например реакционная или рациональная,  прогрессиваная или консервативная,  внутренняя или внешняя, экономическая или военная. Здесь, мы не можем подробно изучать понятие политики в современной политологии, но мы можем провести общее ознакомлений с понятием политики в шариате и сравнить это понимание с некоторые основными особенностями политики в секулярном понимании.

Шейх Юсуф Кардави отмечает, что в Коране мы не найдем слова или его производного – сияса. Но это не значить, что Коран не говорит о политике. Например, в Коране нет слова акыда, но это не значить, что Коран не разъясняет основные доктрины веры. Или в Коране нет слова «хадара», это не значить, что Ислам не создал собственную цивилизацию. В Коране присутствует понятие «мульк» – власть.

Власть упоминается как в положительном, так и в отрицательном контексте.  «Или же они завидуют тому, что Аллах даровал людям из Своей милости? Мы уже одарили род Ибрахима (Авраама) Писанием и мудростью и одарили их великой властью», (Женщины 54). Это восхваляемая власть рода Ибрагима, или например, власть Юсуфа. «Господи! Ты даровал мне власть и научил толковать сновидения», (Юсуф 101). В аяте говорится «из власти», что значить частичная власть, ведь он не обладал полной и независимой властью, так как подчинялся вышестоящему царю. «Царь сказал: «Приведите его ко мне. Я сделаю его своим приближенным». Побеседовав с ним, он сказал: «Сегодня при нас ты обрел положение и доверие»», (Юсуф 54). Из тех, кому дана была власть, и он заслужил хвалы – Талут. «Их пророк сказал им: «Аллах назначил вам царем Талута (Саула)». Они сказали: «Как он может стать нашим царем, если мы более достойны править, чем он, и он лишен достатка в имуществе?» Он сказал: «Аллах предпочел его вам и щедро одарил его знаниями и статью. Аллах дарует Свое царство, кому пожелает. Аллах – Объемлющий, Знающий»», (Корова 247).   Также, Коран говорит о Дауде «Они разгромили их по воле Аллаха. Давуд (Давид) убил Джалута (Голиафа), и Аллах даровал ему царство и мудрость и научил его тому, чему пожелал», (Корова 251). Затем Коран говорит о Сулеймане и его власти над творениями, которой никто после не будет обладать. «И собраны были к Сулейману (Соломону) его воины из числа джиннов, людей и птиц», (Муравьи 17). Он заботился о своих подданных, не забывая даже о птице Удоде. Он дал слово удоду и использовал его сведения как основу отношений с савским царством. Коран рассказывает о великом и праведном правителе Зулькарнайне, отличившимся свей справедливостью и стремлением к партнерству. «Воистину, Мы наделили его властью на земле и одарили его всякими возможностями», (Пещера 84). Он призвал слабые и пассивные народы участвовать в строительстве великой стены, которая должна защитить их от нападений. Царица Савская строила свою власть на принципе совета и мудрости, отвергая диктатуру и произвол. «Она сказала: «О знать! Посоветуйте, как мне поступить. Я никогда не принимала решений самостоятельно, пока вы находились рядом со мной»», (Муравьи 32).

Но Коран рассказывает истории тиранов и угнетателей, которые использовали свою власть во зло. Коран порицает их. Один из них – Немруд, который боролся с пророком Ибрагимом. «Не знаешь ли ты о том, кто спорил с Ибрахимом (Авраамом) относительно его Господа, поскольку Аллах даровал ему царство? Ибрахим (Авраам) сказал ему: «Мой Господь – Тот, Кто дарует жизнь и умерщвляет». Он сказал: «Я дарую жизнь и умерщвляю». Ибрахим (Авраам) сказал: «Аллах заставляет солнце восходить на востоке. Заставь же его взойти на западе». И тогда тот, кто не уверовал, пришел в замешательство. Аллах не ведет прямым путем несправедливых людей», (Корова 258). Другой – фараон, враг пророка Мусы. «Фараон возгордился на земле и разделил ее жителей на группы. Одних он ослаблял, убивая их сыновей и оставляя в живых их женщин. Воистину, он был одним из тех, кто распространял нечестие», (Рассказы 4).

Некоторых Коран не восхвалял и не порицал. Например, как царь, назначивший Юсуфа министром в своей стране.

Здесь, в этих историях политика часто называется другим словом – «тамкин». Что буквально означает – утверждение, укрепление. «Так Мы укрепили Йусуфа (Иосифа) властью на земле», (Юсуф 56). Народ Исраила «даровать им власть на земле», (Рассказы 6).

Другое понятие, которое нам нужно – «истихляф». Это значить – назначить наместника. «Он сказал: «Быть может, ваш Господь погубит вашего врага и сделает вас их преемниками на земле, а затем посмотрит, как вы будете поступать»», (Преграды 129). Здесь понятие «хукм» — власть, которое неоднократно встречается в Коране, как и производный глагол, «ехкум» — управлять. «Воистину, Аллах велит вам возвращать вверенное на хранение имущество его владельцам и судить по справедливости, когда вы судите среди людей. Как прекрасно то, чем увещевает вас Аллах! Воистину, Аллах – Слышащий, Видящий», (Женщины 58). «Суди между ними согласно тому, что ниспослал Аллах, не потакай их желаниям и остерегайся их, дабы они не отвратили тебя от части того, что ниспослал тебе Аллах», (Трапеза 49) и другие аяты в суре Трапеза.

В хадисе, слово «сияса» также упоминается. Бухари и Муслим приводят от Абу Хурейры, что посланник Аллаха, мир ему, сказал: «Народом Исраила управляли пророки. Если умер пророк, приходил следующий пророк, но после меня не будет пророка. Но будут наместники, и будет их много». Люди сказали: что приказываешь нам? Он сказал: «Присягайте одному за другим. Соблюдайте их права, которое дал им Аллах. Воистину, Аллах спросит их о правах тех, над кем дал Он им власть».[2] В этом хадисе использовался глагол «есусу», от которого производится сияса – управление, политика.

Кувейтская энциклопедия фикха[3] говорит: «Возможно, самое раннее использование слова сияса в смысле власти и управления, было в словах Амр ибн Аса, когда он описывал Абу Мусе Ашарий политику Муавия. Он сказал: Я нашел, что он ближайший родственник угнетенного халифа Османа, и он требует  возмездия за его кровь, умелый в политике (сияса) и умелый в управлении».[4] Также, передает Хаким и Ибн Абу Шейба приводят, что Омар ибн Хаттаб в проповеди однажды сказал: Я понял – клянусь Господом Каабы – когда погибнут арабы. Один из мусульман встал и спросил: когда они погибнут, правитель правоверных? Он сказал: Когда ими будут управлять те, кто не застал «джахилию» и не был сподвижником Пророка.[5] Здесь, Омар также использовал глагол «есусу» — управлять. Так же, близкое по смыслу высказывание Ибн Аби Шейба передает от Али ибн Аби Талиба. Как мы видим, понятие «сияса» и даже само слово не является нововведением или привнесенным в ислам.[6]

Политика – часть ислама, которую не отделить от этой религии также как и веру, нравственность или закон. Ислам – универсальное учение, обладающее независимой системой, охватывающая всю человеческую жизнь. Ислам, как и западный либерализм, социализм, коммунизм, национализм, монархизм и другие идеологические системы, имеет естественное право на политическую деятельность, участие в политической деятельности, политической борьбе, создании партии, создании собственного государства, для реализации исламских идей и ценностей.

Но здесь я хочу отметить, что политика в исламе имеет широкий смысл. Во-первых, это лишь средство, а не самоцель. Это не способ заработать денег или сделать карьеру. Это скорее призвание, усердие, в стремлении исправить и улучшить. В этом смысле, политикой занимались все пророки. Пророк Шуайб, мир ему,  сказал своему народу: «Не пререкаться с вами о том, что я вам запрещаю, хочу я, а лишь исправления, насколько это в моих силах.  Помочь мне в этом может только Аллах. На Него я уповаю, к Нему обращаюсь», (Худ 88). Ибн Халдун в «Мукаддима» пишет: «Если  законы, устанавливают разумные, опытные, проницательные и мудрые люди, обладающие властью, это рациональная политика. Если эти законы утверждены Аллахом в религии, то они утверждаются как религиозная политика, полезная для этой жизни и жизни будущей.  Ведь существование человека в этом мире не является конечной целью, и весь этот мир бессмысленная забава, потому что эта жизнь завершается смертью и исчезновением, как и мир. Аллах говорит «Неужели вы решили, что Мы сотворили вас ради развлечения», (Верующие 115). Это значить, что истинная конечная цель их религии – счастье в будущей жизни».

Ахмад Рашид утверждает, что политика – деятельность, направленная на исправление и улучшения, на победу добра над злом во всех проявлениях. Поэтому исламский призыв и проповедники ближе всех к этому пониманию политики. Не обязательно для исламской политической деятельности создавать партию, и стремится прийти к власти. Даже отдельный человек может участвовать в политике, направленной на исправление положения людей. Ислам видит, что политика, это одно из многих средств, необходимых для исправлений. Высшим исправлением есть выведение людей из неверия к вере в Аллаха. Этим занимались все пророки, которых Аллах направлял к народам и племенам. Но все они пришли к власти, не все исправили.  Почему? В первую очередь, ислам стремится не к революционным, а к эволюционным изменениям в людях. Поэтому, высшим и безусловным средством призыва всегда будет воспитание. Приход к власти над народом,  должен восприниматься, как средство для достижения высших целей. И этот этап должен быть естественным развитием процесса, который происходит в сердцах и умах людей. Это может быть только добровольный выбор общества, а не принуждение физической силой. Победа истины и опровержение лжи, установление справедливости и милосердия, исправление всего отвратительного. «А лишь исправления, насколько это в моих силах». Этот аят должен быть лозунгом проповедников ислама в любом месте и в любое время. Власть – большая возможность, но и большой соблазн. Здесь, важно различать, когда ты стремишься к власти, не ради исправления, а ради себя и своих страстей. Власть, это огромная обуза, ответственность и тяжкий труд. Но только истинно верующий поймет смысл этих слов.

Определение шариатской политики

Теперь мы переходит от общего понятия исламской политики, к узкому понятию шариатской политики: шариатская политика более узкое понятие, чем исламская политика. Когда ученые фикха говорили о шариатской политики, как правило, шла о политике власти и управления, особенно это ярко выражено в разделе определения мер пресечения и наказаний, неопределенных текстами шариата. Суть в том, что власть в мусульманской стране, обязана следовать политической концепции, соответствующей шариату, вне зависимости, это вопросы внутренней или внешней политики.

Шафииты и маликиты:

В этой теме, у шафиитов наиболее «узкий» подход, поскольку официально, считается, что шафииты не принимают такой метод выведения норм, а значить и политики, как «масалих мурсаля».[7] Но это скорее означает, что они меньше других обращаются к «масалих», или что они более жесткие в условиях использования «масалих». Ханифиты и ханбалиты чаще обращаются к «масалих», и на это построены сотни норм, выведенных их иджтихадом. Шехабуддин Карафи[8] в «Танкихуль фусуль» пишет о том, что анализ решений и мнений в мазхабах приводит к тому, что все мазхабы использовали в разной мере такое доказательство, как «масалих».[9] Он приводит, что известный шафиитский ученый, Абдульмалик Джувейни[10], известный как имам двух священных мечетей, в своей книге «Гъаяси», вывел множество норм на основании «абсолютной пользы», также и имам Газали[11] в «Шифаул галиль». Например, Джувейни разрешает вводить налоги для военных целей.[12] Не смотря на это, оба резко критиковали маликитов за использование «масалих», имам Газали в «Мустасфа» пишет, что «масалих» вымышленное доказательство. Изучая вопросы фикха в этой теме, находишь, что многие дискуссии были связаны с вопросом широты полномочий правителя в наказаниях, не определенных шариатом, эти наказания, или меры пресечения называются «таазир». Мнения здесь также разделились как следствие принятия или непринятия такого доказательства, как «масалих».

Могу добавить, что не редко, ученые критиковали «слово», используя «смысл». Так, шафииты критиковали ханифитов за «истихсан» в том смысле, который он сами в него вложили, но использовали «истихсан» в том, смысле, в котором его понимали ханифиты, и называли это, например «кыясом». Не хочется мучать читателя, возможно не совсем готового к этим терминологическим спорам, но от этого никуда не денешься, если хочешь разобраться с проблемой.[13]

Мнение Джувейни, имама шафиитского мазхаба:

Абдульмалик Джувейни, в «Гъаяси», ограничивает полномочия правителя в наказаниях «таазир», он выступал против чрезмерно, как он считал широкой власти правителей и судей, в наказаниях, которые они практиковали как политика с целью устрашения от преступлений, предотвращения смут и беспорядков, сохранения стабильности в стране. Он писал, что его современники, из обладателей власти, все обращаются к мнению Малика, которые открыл широко двери «таазира», разрешая правителю казнить по своему усмотрения, даже в таких делах, которые шариат не наказывает смертной казнью. Он приводит, что имам Малик, якобы сказал: «Правитель может убить треть уммы, чтобы исправить две трети».[14]Но это высказывание вызывает много споров, вплоть до того, что некоторые ученые считают эти слова ложными, которые Малик никогда не говорил.

Джувейни резко критикует правителей, которые следует этому мнению, как он пишет, тот, кто хочет искать путь исправления и создания благополучия и порядка на основании мнений умных людей или мудрости мудрецов, в конце концов, отвергнет шариат». «Это приведет к тому, что ничего стабильного и постоянного в шариате не останется». В другом месте он пишет «Причина этого в том, что некоторым в наше время, стало сложно следовать тому, что установлено, и они начали обращаться к своему разуму, как основе в религии Аллаха и критерию истины». Также «Политики, управляющие людьми, ошибочно считают, что наказания, которые мягче наказаний, установленных в шариате, не устрашают и не сдерживают от преступления. Цель этих правителей — превзойти наказания, установленные шариатом, чтобы достичь, как они считают, их предполагаемых целей,… они не постигли прекрасных качеств шариата, не понимают мудрости законов, не видят скрытых сторон. Правильный путь – следование установленному, не превышая его, поэтому «таазир» должен быть ниже установленных шариатом наказаний, а все, что больше этого – расточительство и чрезмерность».[15] Джувейни считал, как и другие ученые, что «таазир» по своей жестокости, не может превосходить самое мягкое наказание, установленное шариатом – «худуд». Известно, наказания, установленные в шариате, начинаются с сорока палок по спине и заканчиваются смертной казнью. Он также критиковал представителей судебной власти, которые считали дозволенным наказывать подозреваемых прежде, чем все детали и стороны преступления или происшествия будут раскрыты и подтверждены. Делается это, как они считают, ради предотвращения преступлений в будущем и устрашения потенциальных преступников, но «шариат этого не дозволял», как пишет Джувейни.[16] Это несколько фрагментов, которые в моем переводе, могут передать общий смысл критики имама Джувейни в адрес мнения тех, кто разрешает правителю устанавливать дополнительные наказания, превышающие по своей жестокости наказания, установленные шариатом, в первую очередь речь идет о смертной казни. Это мнения имама шафиитского мазхаба, как его называют сами шафииты.

Ибн Фарихун передает от Карафи следующее «Расширение полномочий правителей в политических решениях не противоречит шариату. Более того, это подтверждено шариатскими доказательствами и принципами шариата, самое важное из этого – распространение испорченности и необходимость борьбы с ней, также «масалих», поиск пользы, что признавалось Маликом и группой ученых».[17]

Нет сомнений, что Малик принимал «масалих» как доказательство, он известен частым использованием этого метода, что делает его фикх широкой платформой для политической деятельности правителей и наместников. Находим, что Карафи приводит в доказательство данного метода исторические прецеденты и практику сподвижников и первых халифов. Он утверждает, что сподвижники и праведные халифы принимали решения и выводили нормы лишь на основании абсолютной пользы, которая не подтверждается никаким иным шариатским доказательством. К примеру, Абу Бакр собрал записи Корана в одну книгу, назначение Омара правителем после себя. Это сделано ради пользы, без каких либо предыдущих приказов или аналогий. Омар отдал полномочия назначения халифа совету шести, он ввел «диваны» — систему архивирования и государственного фиксирования финансов, начал чеканить монеты и создал тюрьму. Омар начал отсчет мусульманской истории от первого года хиджры. Это сделано ради пользы, без каких либо предыдущих приказов или аналогий. Осман разрушил «вакфы» вокруг мечети Пророка, мир ему, для расширения мечети, которая стала очень тесной. Осман написал Коран единый текст, распространил одобренные комиссией экземпляры и сжег остальные, дабы прекратить споры или сомнения. Это сделано ради пользы, без каких либо предыдущих прямых приказов или аналогий. Как мы видим, все эти вещи делали сподвижники, не получая приказов Пророка, мир ему, и не имея аналогий в его время. Единственными условиями было наличие предполагаемой пользы и отсутствие противоречия священному тексту.

Ханифитский мазхаб:

Ханифитский факих Ибн Нуджейм[18] сказал: «Политика – действие правителя, совершенное в общих интересах, которое он предполагает,  даже если это действие не утверждается частным доказательством».[19] Частное доказательство здесь – это конкретный аят или хадис. Конечно, здесь следует указать, что шариатская политика направлена на установление законов шариата, которые утверждены частными доказательствами и проведение мероприятий или комплекса действий для привлечения общего блага или предотвращения общего зла, или уменьшения вреда, если не получается его полностью предотвратить, не существуют конкретные доказательства, предписывающие эти действия.

Ибн Абидин в «Реддуль мухтар» пишет: «Политика – исправление и улучшение жизни людей, посредством направление их к пути спасения в этой жизни и будущей жизни. Пророки наставляли к исправлению как внешнему (порядок) так и внутреннему (духовность). Правители и цари должны направлять к исправлению только внешнему, а ученые, как наследники  пророков, наставляют только к внутреннему исправлению и улучшению».

Это означает, что всеобщее исправление и устройство справедливого порядка, возможно только при сотрудничестве  правителя и ученого. Иногда одно дополняет второе, как сказал халиф Осман: «То, что не исправит Коран, исправит власть». Это объединение рационального знания и божественного откровения, политических решений и норм священных текстов. Тот, кто понимает глубину и истину шариата, не впадает в крайности относительно политики. Одни, чрезмерно освобождают мысль, нарушая границы Аллаха, отменяя законы Аллаха, оправдывая это политическими методами и целесообразностью. Другие, не понимая целей и духа шариата, огранивают политическую деятельность только теми действиями, которые буквально утверждены в текстах откровения. Но эти две крайности, далеки от понимания сути шариатской политики. Поэтому, шариатская политика — опасное и сложное дело, требует не только ума и знаний, но и понимания смыслов шариатских целей. Шариат, как сказал Ибн Кайм, собрал всю справедливость и все милосердие. Шариат, как маяк, который направляет мысль и решение, и не ограничивает действительно мудрое и справедливое управление.

Также, мы должны знать, что высокие идеалы и устремления ислама, не лишают его реалистичности. Некоторые люди могут думать, что ислам сделает из людей ангелов, которые летают на крыльях, а общество превратит в идеальное общество. Нет. Ислам лечит реальность такой, какая она есть и учит найти наилучший выход, даже если этот выход неидеален и несовершенен. В некоторых случаях, ислам разрешает использовать хитрость, обман или выбор меньшего зла. Разве не должен больной выпить горькое лекарство для излечения. Разве не должен вор быть наказан в назидание другим. Разве пророк Мухаммад, мир ему не сказал: «Война – хитрый обман».[20] Он разрешил говорить неправду жене или мужу, чтобы примирить их, это оправданное исключение из общего правила, которое запрещает ложь. Как пишет шейх Юсуф Кардави в его книге «Шариатская политика между текстами откровения и целям шариата», истина здесь в балансе  сочетания текстов (буквы закона) и целей шариата (духа закона). Достижение пользы и предотвращение вреда (духовного, морального, материального, физического ущерба) — главные цели шариата, но мы не можем подобно некоторым, отворачиваться от однозначных и твердых текстов ради предполагаемой пользы. Например, когда Абу Бакр и Омар, да будет доволен ими Аллах, обсуждали проблему племен, которые отказываются платить закят, они оба смотрели на эту проблему через тексты шариата. Омар вспомнил, что Пророк, мир ему сказал: «Запрещено проливать кровь мусульман, кроме трех случаев: вероотступник, который отошел от общины, жизнь за жизнь и прелюбодей, который был в браке».[21] Но Абу Бакр, решительно настаивал на применении силы против них, потому что он, как правитель обязан защищать права всех. А закят – право бедных. Пророк, мир ему, сказал: «Закят берется у богатых их племени, и передается бедным их племени».[22]

Возвращаемся к понятию шариатской политики у Ибн Абидина.[23] У этого имама, шариатская политика, ограничивается вопросами общественного воспитания и наказаний, а также мер, не установленные шариатом, как средствами предотвращения греха и профилактики преступления. Поэтому, он писал, что «таазир» и политика — синонимы. Это очень узкое толкование понятия шариатской политики, которое становится в его понимание термином узкого направления. Мы находим, что когда говорится о политике, как правило, вопрос касался прелюбодеяния, совершенного тем, кто не находится в браке. Конкретно рассматривается дополнительное наказание в виде выселения на год с того места, где случилось это. Ученые мазхаба называли это дополнительная мера политикой, которая входит в полномочия судьи, ему решать насколько целесообразно такое профилактическая мера, целью которой есть воспитание и устрашение, и насколько это морально безопасно осужденному.

Ибн Абидин пишет в его известной «Хашия», что имам Кухистани сказал: «Политика не ограничена мерами в отношении осужденного за прелюбодеяние, но относится к любым преступления и нарушениям на усмотрение судьи и правителя. Как приводится в «Кафий», в шариатскую политику входит полномочия судьи наказывать проповедника ложного религиозного новшества – «бида». Рассматривается вопрос смертного приговора проповеднику секты, призывающего к своему нововведение, даже если это нововведение не приводит к вероотступничеству.  В «Тамхид» приводится, что шариатская политика: «Это путь пророков Аллаха, который заключается в наставлении всех людей на путь, который спасет в этой жизни и жизни будущей.  Это власть исправлять и улучшать человечество, «вообще и в частности», «внешне и внутренне». Власть правителей и султанов исправлять и улучшать свои народы вообще и «внешне», ученые как наследники пророков, улучшают в частности и «внутренне», как приводится в «Муфрадат» и в «Дурруль мунтака»».[24]На этом заканчивается фрагмент от Ибн Абидина. Для пояснения отмечу, что здесь, как мы видим, разделяются функции и полномочия пророков, правителей и ученых. «Вообще и в частности» — насколько я понимаю, это подвластный народ вообще и каждый человек в отдельности. «Внешне и внутренне» — обычные дела мирской жизни, и духовное состояние, вера и нравственность.

Далее, Ибн Абидин пишет «Это определение общей правдивой политики, во всем, что Всевышний Аллах предписал своим рабам и законов шариата. Но также используется  в более узком смысле, как наказание, воспитание и сдерживание, даже если для этого потребуется смертный приговор. Например, воры, гомосексуалисты, разбойники, которые грабят путников, если они несколько раз совершать эти преступления, не принимая назиданий, будут казнены как политика воспитания и устрашения все, кто совершает подобное, и для предотвращения последующих случаев. Это касается и сектанта, который ввел в религию нововведение и призывает к нему. Таким образом, политика это ужесточение наказания в соответствии с законом шариата, с целью предотвращения преступлений и разрушительных последствий». «Закон шариата» в этом месте у Ибн Абидина означает общие установления и принципы, которые устанавливают борьбу, предотвращение, профилактику преступлений и испорченности, даже если нет конкретного наказания установленного шариата.

Ибн Абидин пишет: «В «Бахр»: «Из того, что они говорят, следует, что политика это действия правителя, которые, как он предполагает, принесут пользу или предотвратят ущерб, даже если это действие не подтверждается конкретным доказательством».[25] Хамавий в «Хашияту мискин»[26] пишет: «Политика – ужесточенный закон. Политика бывает несправедливой и справедливой. Справедливая политика принуждает нарушителя соблюдать права и возвращать чужое, предотвращает множество зла и ущерба, устрашает преступников. Справедливая политика служит достижению шариатских целей… Это большая тема, и кто желает подробней изучить ей, пусть ознакомится с книгой «Муинуль хуккам», ханифитского судьи Аляуддин аль Асвад Тараблюси».

Также у Ибн Абидина читаем «Явно, что политика и «таазир» — синонимы, поэтому, одно объясняют другим. Например, это мы найдем Маргинани в «Хидая» и у Зейляи в «Нисбур рая». В «Джаухара» приводится, что политика это «таазир». Далее, мы узнаем, что «таазир» это наказание более мягкое, чем «хадд».[27]Также, не обязательно «таазир» следует за грех, как наказание десятилетнего за оставление молитвы. Греха на нем нет, но его наказывают для того, чтобы приучить к молитве и отдалить от лени». Далее Ибн Абидин приводит второй пример, это выселение Омаром бин Хаттабом Насира бин Хаджажа из Медины, по причине его красоты. Омар боялся, что это будет смутой для женщин, которые могут быть соблазнены его необычной красотой, что подтолкнёт их к совершению грехов. Шейх Юсуф Кардави, в своих комментариях усомнился в правильности этого примера, так как несправедливо подвергать наказанию невиновного человека, только потому, что Аллах создал его очень красивым. Шейх Кардави, исследовал достоверность этой истории, и пришел к выводу, что она не достоверная, а цепочка передатчиков этой истории вызывает серьезные сомнения. И почему, то, что будет смутой для женщин Медины, не может быть смутой для женщин Басры, куда, как приводится в этой истории, был отправлен Насир?[28]

Далее, Ибн Абидин утверждает, что шариатская политика в словах ханифитских ученых не выходит за рамки наказания, воспитания или профилактики нарушений, что делает политику синонимом «таазир».[29] Но Шейх Кардави не согласился с таким узким толкованием понятия шариатской политики, утверждая, что шариатская политика более широкое понятие, и охватывает многие сферы, кроме наказаний и общественного воспитания.

Шариатская политика у ханбалитов

Так, шейх Кардави пишет, что определение шариатской политики у Ибн Акъиля намного шире и более точнее, охватывает практически все необходимы вопросы, такие как управление, экономика, война и мир, общественные отношения, конституционные и международные связи.  Ибн Акъиль[30], великий ханбалитский факих, в определении шариатской политики пишет: «Шариатская политика – любой образ действий, которое приблизит людей к правильному положению и отдалит от испорченности, даже если это действие не совершал посланник Аллаха, мир ему, и не было это действие установлено в ниспосланном откровении». Относительно слов Шафиий: «Нет политики кроме той, что совпадает с шариатом», Ибн Акъиль ответил: «Если подразумевается, что не должно быть противоречия конкретно сказанному в шариатских текстах, то правильно. Но если, он подразумевает, что политика это только то, что буквально написано в этих текстах – ошибка, и обвинение в адрес сподвижников, которые систематически это делали… как Осман, который приказал сжечь записи Корана, сделанные некоторыми сподвижниками».[31]

Шейх  Кардави пишет: «Я не нашел среди ученых фикха, кто лучше и точнее объяснил бы, раскрывая все тонкости и различия, понятия справедливой и несправедливой политики, доказав, что первая это часть шариата, чем Ибн Кайм».[32]

Ибн Кайм[33] пишет: «Аллах послал своих посланников  с книгами, для того чтобы люди следовали справедливости. Это справедливость, на которой стоят небеса и земля. Если справедливость установлена между людьми, и признаки указывают на то, что она восторжествовала, каким бы способом это не было, знай, это есть закон Аллах и Его религия. Знания, мудрость и справедливость Аллаха выше того, что бы ограничивать справедливость определенными способами, признаками или формами, а после этого отвергать способы, признаки или формы справедливости, более явные, чем те, что определены Им в ниспосланных текстах.  Знание, мудрость и справедливость Аллаха выше того, чтобы утверждать в своем шариате способ, признак или форму справедливости, а после этого не принимать то, в чем справедливость выражена и подтверждается еще сильнее. Все, что установил Всевышний Аллах в ниспосланных нормах шариата, указывает на то, что Аллах хочет установить справедливость между своими рабами, и это не ограничено нормами, которые буквально прописаны в священных текстах. Каким бы путем или способом  справедливость не была установлена, это будет из религии ислам, и не может противоречить ей».[34]

Далее Ибн Кайм пишет: «Нельзя говорить, что справедливая политика чем-то противоречит ниспосланному в шариате. Нет, она соответствует ниспосланному откровению, более того, справедливая политика часть шариата. Мы называем эти действия политикой, потому что это принятый людьми термин. Но на самом деле это справедливость Аллаха и Его посланника, которая подтверждаются признаками и критериями».[35]

Отсюда, как писали многие ранние и поздние ученые, шариатская политика – действия власти, которые не противоречат установленным нормам шариата, и соответствуют общим принципам, целям и ценностям, установленными в общих текстах шариата. Но это не значить, что эти действия должны подтверждаться конкретными текстами в Коране или сунне. Здесь можно сказать более широко, вообще, не существует такого правила: все, что не делал посланник Аллаха и не приказыва делать – запрещено и незаконно. Не знаю, откуда взяли такую мысль некоторые современные мусульмане, но оно довольно распространено на просторах интернета.  Такого правила не существует в шариатских науках, оно ничем не подтверждено. «Он – Тот, Кто сотворил для вас все, что на земле, а затем обратился к небу и сделал его семью небесами. Ему известно обо всякой вещи», (Корова 29) и «Он подчинил вам то, что на небесах, и то, что на земле. Воистину, в этом – знамения для людей размышляющих», (Коленопреклонённая 13). Также читаем «Скажи: «Кто запретил украшения Аллаха, которые Он даровал Своим рабам, и прекрасный удел?» Скажи: «В мирской жизни они предназначены для тех, кто уверовал, а в День воскресения они будут предназначены исключительно для них». Так Мы разъясняем знамения людям знающим», (Преграды 32). Есть также хадисы пророка Мухаммада, мир ему, подтверждающие этот принцип. Единственное, что можно исключить, это обряды поклонений, как сказал пророк, мир ему: «Молитесь в соответствие с тем, как вы видели мою молитву». Но это ритуальные действия, не постижимые разумы и рациональному мышлению, все остальное из «обычных» дел должно быть осмысленно, целенаправленно и мудро.  Вторым исключением могут быть условия и ограничения договоров, которыми люди получают доступ к тому, что ранее было недоступно, например брачный договор.

Ибн Кайма, приводит примеры шариатской политики в первые времена.

Посланник Аллаха, мир ему, арестовал подозреваемого в преступлении.[36] Ограничение свободы человека запрещено, это основа в шариате. Арест возможен, если вина подтверждена, но посланник Аллаха лишил свободы человека, вина которого не доказана. Это было сделано, так как подозрение было очень сильным, и задержание необходимо для предотвращения побега подозреваемого. Как мы понимаем, расследование требует времени, для проверки доказательств, поиска свидетелей и изучения деталей произошедшего. Если не задержать  подозреваемого, то многие преступники скроются до завершения расследования. С другой стороны, нарушаются право на свободное передвижение некоторые невиновных, что является неизбежной «ценой» правосудия над виновным. Если оставлять на свободе подозреваемых, известных тем, что неоднократно совершали кражи, потому что нет двух свидетелей, тогда преступность и беспорядки распространятся по земле, что противоречит смыслу и целям шариата вообще.

Посланник Аллаха, мир ему, лишил человека, скрывшего всю или часть военной добычи, его доли добычи, приказал побить его и сжечь имущество, которое с ним.[37] Это было политическое решение, направленное на устрашения тех, кто подумывает присвоить добычу. Ведь если бы отнимали только лишь украденное или присвоенное. Это не возымело бы сильного эффекта. Основа наказания в таком случае, это только забрать у него спрятанное, но никак не сжигать его имущество. Также это практиковалось халифами после него, мир им.

Еще один пример. Один воин убил врага из племени Химьяр, и взял трофеи, но Халид бин Валид, он был их главнокомандующим, не разрешил ему брать их. Тогда пришел Ауф бин Малик к посланнику Аллаха, мир ему, и стал жаловатся на это. Пророк спросил Халида, почему он не дал ему эти трофеи, на что Халид ответил: «Мне показалось, что их слишком много». Тогда Пророк, мир ему, приказал отдать их этому воину. Халид проходил мимо Ауфа бин Малика, и тот потянул Халида за одежду и сказал: «Ну что, я добился у посланника Аллаха то, о чем тебе говорил?». Посланник Аллаха, мир ему, услышав эти слова, разгневался, и воскликнул: «Не давай ему Халид ничего, ничего ему не давай». Потом он обратился ко всем: «Вы оставите в покое моих наместников и командиров, которых я назначил? Пример наместников, которых я назначил, как пример пастуха, которого наняли пасту овец. Он привел их к воде, они выпили чистую воду и оставили грязную. Чистоя вода достается вам, грязная вода – их ответсвенность».[38]

Мы увидили, как посланник Аллаха принял «политическое решение», т.е. решение, направленное на воспитание общества, предупреждение проблем. Которые могут возникнуть, в случае, если люди, или солдаты в частности перестанут уважать своих руководителей, проблемы, которые могут возникнуть в случае ослабление авторитета полководцев. Изначально, пророк, мир ему, принял решение «обычное», когда приказал дать солдату то, что можно считать его правом. Но затем, лишил его этого, как наказание и воспитание, потому что ходотайствубщий повел себя грубо и вызывающе по отношению к полководцу.

Посланник Аллаха, мир ему, сказал, что хотел сжечь дома тех людей. Которые слышат призыв на молитву, но остаются дома. Он сказал «Я подумал о том, что приказать призвать на молитву. А потом пойти к домам тех, кто остался, и сжечь эти дома».[39]Это была угроза Пророка, мир ему, как политика предатвращения беспечности и безответсвенности в посещении пятницы и коллективных молитв. Так же, как известно, общая молитва в мечети, во времена Пророка, играли важную роль собрания координирующего действия общины, и распростронения приказов главы государства.

Посланник Аллаха, мир ему, уставновил двойной штраф укрывающему чужого верблюда, который убежал от хозяина. Он сказал «Кто укрыл потерянного верблюда, то он возместит его стоимость и еще столько же».[40]  В этом случае, очевидно, посланник Аллаха, мир ему, удвоил штраф с целью не отнять у человека больше, чем он незаконно присвоил себе, но для того, «чтобы неповадно было другим». И очевидно, что основа в этом случае, это оштрафовать только на стоимость верблюда, как например, в случае непреднамеренного ущерба чужому имущества.

Если человек отказался добровольно выплатить закят, которые богаты обязаны отдавать нуждающимся, власть берет с него закят и часть имущества, также как шариатская политика. Пророк, мир ему, сказал «Возьмем с него закят и часть его имущества, как суровое решение из решений нашего Господа».[41]

Тот же сымсл, что и в предыдущих ситуациях. Также, посланник Аллаха, мир ему, приказал вылить не только вино, но и разбить сосуды в которых это вино хранилось.[42] Позже, было разрешено мыть эти сосуды и пользоватся ими, но в начале, чтобы отдалить людей от употребления вина и винной торговли, сосуды разбивали.[43] Основа здесь конечно вылить вино, без возмещения, но не разбивать сосуды, которые являются имуществом людей.

Посланник Аллаха, мир ему, приказал женщине отпустить верблюдицу, которую она проклинала. Он сказал «Заберите вещи что на ней, и отпустите её, ведь она теперь проклята».[44] Это было сделано, в первую очередь не для того, чтобы накзаать конкретно эту женщину, но для того, чтобы отучить людей вообще от этой отвратительного поведения.

Праведные халифы, которые правили государством ислама, также следовали этим принципам шариатской политики. Вот несколько примеров:

Омар, второй халиф, да будет доволен им Аллах, сжег магазин, в котором продавали вино, как сжег поселение, в котором жили виноделы и торговцы вином. Шариатской основой будет уничтожить только предмет запрета – вино, но халиф, политически решил сломать сосуды, в которых его хранили преступники, чтобы это было «уроком». Так, он устрашал тех, кто не внял запрету Аллаха и Его послнника. Приводится, что Омар разрушил дворец Саада бин Аби Ваккаса, который будучи наместником, постоянно находился там, не встречаясь с людьми. Омар наказал ударами палкой по голове Сабигъа бин Исла, который постоянно устраивал споры и смуты своими провакационными вопросами о том, что его не касалось. Государственные чиновники, которые увеличили свои состояния с помощью своего влияние и положения были наказаны тем, что их имущество было поделено Омаром пополам. Зарплата смешалась с тем, что точно не возможно было определить, но было заработано засчет высокого положения. Половина оставил им, половина ушла в казну. Омар приказал сподвижникам прекратить рассказывать хадисы и собирать людей для рассказов хадисов, потому что люди стали небрежны к Корану, не читая и не изучая книгу Аллаха.

Халиф осман бин Аффан, да будет доволен им Аллах, собрал Коран в одну книгу, записав его на курайшитском диалекте, на одном из семи «чтений». Посланник Аллаха, мир ему, как известно, обучил мусульман Корану на семи «ахруф», но Осман приказал записать «мусхаф» в соответсвии с одним «харф», как посоветовали ему многие сподвижники, чтобы сохранить мусульман от разногласий и путаницы.

Также известны случаи, когда халифы Абу Бакр и Али бин Аби Талиб, да будет доволен ими Аллах, ужесточали наказания за опасные для общества преступления, которые не были определены в текстах Корана и сунны, и не имелись в практике посланника Аллаха, мир ему.[45]

Мы увидили некоторые частные примеры шариатской политики, которых достаточно для понимания как проводится управление уммой. Как пишет Ибн Кайм, эти решения могут изменятся с изменений условий, времени и места. Каждый, кто совершал этот иджтихад ради Аллаха, основываясь на толковании Корана и сунны, будет вознагражден, и его ошибка имеет оправдание.

Политические решения пророка, мир ему,  и праведных халифов – решения основанные общих интересах страны, общества, порядка. Некоторые, как пишет Ибн Кайм, считают. Что это общие законы, обязательные на все врмена, но истина в том, что мы видим примеры политики, которая изменяется взависимости от положения.[46]

Как пишет шейх Кардави, нет сомнений, что это частные политические  решение, связанные с определенными обстоятельствами. Мы должны обращатся к этим примерам в свете современных условий нашего времени. Если понадобится, что то изменить, заменить, увеличить или уменьшит, в зависимости от интересов нашей уммы. Нельзя занимать «закастенелую позицию» буквального копирования мер и средств, которые могут не подходит современным условиям, и привести к несправедливости или еще большему ущербу. Аллах дал нам разум, знание, и возможность развиваться, изобретать, улучьшать и управлять.

Сунна посланника Аллаха, мир ему, гибкий источник шариатской политики

Мы говорим, что источником шариатской политики есть Коран и сунна. Аллах приказал нам в Коране следовать за посланником Аллаха. Что это значить и насколько следование посланнику Аллаха позволить сохранить гибкость деятельности в современных условиях мира, который постоянно изменяется, насколько следование посланнику Аллаха, позволить сохранить «свободную территорию» для маневров, в рамках которой могут двигатся современные мусульманские политики. На эти вопросы мы должны ответить и взять несколько примеров из жизни посланника Аллаха, мир ему.

После того, как посланник Аллаха, мир ему, тщательно выбрал место для рынка, он сказал «Это ваш рынок, пусть его торговля в нем не останавливается, и не будет никаких налогов».[47]

Посланник Аллаха, мир ему, стимулировал земледелие. В хадисе «Кто возделал ничейный участок земле, тот становится его владельцем».[48] С точки зрения ханифитского мазхаба, это было политическое решение, которое входит в полномочия правителя.

Пророка, мир ему, запрещал хранить мясо жертвенных животных более трех дней. Некоторые сподвижники подумали, что это общий закон Аллаха, но посланник Аллаха, мир ему, разъяснил, что это было решением временного характера: «Я запрещал вам заготовлять и хранить мясо жертвенных животных, потому что людям была нужна пища. Но теперь ешьте и заготовляйте».[49]

Посланник Аллаха, мир ему, запретил забивать домашних ослов, когда некоторые сподвижники пожаловались на нехватку вьючных животных. По мнению большинства ученых четырх мазхабов, запрет на употребление мяса домашних ослов общий, однако имеет место вероятность того, что этот запрет был политическим решением, в целях сохранить вьючных животных, необходимых в военных походах и перевозки. Как известно, этот запрет возвращается к походу на Хайбар. И некоторые сподвижники понимали этот запрет, как указ, служащий сохранению численности ослов. Это мнение передается от Ибн Аббаса, и за ним последовали некоторые ученые.[50]

Также, на это понимание запрета употреблять мясо домашних ослов, указывает хадис, переданный Анасом бин Маликом. В хадисе передается, что посланник Аллаха, мир ему, издал этот запрет после неоднократных жалоб, с которыми приходил человек из армии. Он приходил и говорил, что скоро исчезнут все ослы, потому что их режут на мясо.[51]Также Бухари передает от Амра бин Динара, от Джабира бин Зейда, что Ибн Аббас не признавал запрет на мясо домашних ослов, ссылаясь на аят «Скажи: «Из того, что дано мне в откровение, я нахожу запрещенным употреблять в пищу только мертвечину, пролитую кровь и мясо свиньи, которое (или которая) является скверной, а также недозволенное мясо животных, заколотых не ради Аллаха»», (Скот 145).Таким образом, мы видим, что есть возможность, в той или иной мере, понимать определенные приказы и запреты  в сунне, как политические решения посланника Аллаха, мир ему.

Сунна состоит из нескольких частей. Часть – шариатские законы, ниспосланные откровением, их нормы общие на все времена. Вторая часть – политические решения, определять целесообразность которых и принимать которые входит в полномочия руководителя общины, главы государства, амира, правительства. Третья часть сунны – судебные решения.

Об этом разделении сунны на общие предписания, и на частные решения. Первое имеет общий характер, вторая часть в сунне ограничена обстоятельствами, в зависимости от пользы и вреда, интересов, необходимости и приоритетов.

Например, Ибн Кутейба, (умер 276 х), в «Тавиль мухталяфиль хадис» писал, что сунна делится на три части.  Первое общие законы, как «Мужчина не может жениться на женищине, если он женат на её тёте».[52]

Вторая часть, в которой Аллах дал свободу пророку принимать решения по его усмотрению, делать исключения по уважительной причине или необходимости. Например, «Не вырывайте её колючьки и не вырубайте её деревья»,[53] сказал пророк о Мекке. Некоторые мекканцы сказали: но мы используем лимонным сорго для наших домов? Тогда пророк сказал: «тогда кроме лимонного сорго».[54]

Третья часть, это нормы этикета, норм поведения, воспитание культуры. Одобряется и вознагрождается соблюдение этих норм, в нарушении греха нет, хоть и не поощеряется. Например, приказывал концом чалмы обворачивать челюсть.[55] Некоторые ученые не относят это к религии вообще. Пророк, мир ему, запрещал употреблять мясо и молоко животных, которые когда пасутся, едят навоз.[56] Также порицал заработок кровопусканием.[57] Эти запреты не харам, но воспитание некоторых норм приличия, внешнего вида, поиске достойной профессии. Это все макрух танзихан, только по мнению Ибн Кутейба, занимает положения легкой нежелательности. Бухари передает, что пророк оплатил услуги кровопускания.[58]

Также, маликитский ученый, имам Карафи в «Фурук» и «Ихкам фи тамйизиль фатава уа ахкам» писал, что в сунне есть решения правителя, судебные решения, общие закона, ниспосланные пророку, фетвы муфтия.

Первое, это подобно организации армий и военных походов, бюджетная политика и налоги, назначение судей, губернаторов и мэров, обьявление войны или заключение договора с ахлю зимма, или с другими государствами, и подобное, это все из полнамочий главы государства, уполномоченное правительства.

Если пророк принял решение в тяжбе двух человек, принял решение по обвинению или завялению, которое касается жизни, здоровья, имущества или чести, и подобное, это судебное решение, которым занимается судебная система.

Если пришел человек с религиозным вопросом, который интересов конкретно это частное лицо, и посланник Аллаха, мир ему, ответил на этот вопрос, это будет фетва, и полномочия ученого, муфтия.

Но мы находим некоторые случаи в сунне, относительно которых мнения разделились. Пример с возделыванием ничейной земли приводился выше. Абу Ханифа сказал, что это решение главы государства, и это лишь его полномочия. Шафиий сказал, что это общий закон, который сообщил нам пророк, и он действует во все времена. Малик разделил два случая, если участок близок к жилым местам, тогда решение за правителем, если земля находится вдали от жилых мест, тогда дозволение не требуется.

Также, история с Хинд, которая пожаловалась на скупость мужа, и посланник, мир ему, сказал «Возьми из его имущества столько, сколько хватит тебе и твоему ребенку».[59]

Шафиитский мазхаб настаивает, что это общий закон. В ханифитском мазхабе говорится о судебном решении, и жена не может так поступить, пока не получит судебное одобрение.[60]

Ибн Кайм, известный ханбалитский ученый, пишет относительно подразделения сунны в «Задуль миад»: Посланник Аллаха сказал «Кто убил врага в бою, его трофеи принадлежат ему».[61]Близкий по смыслу хадис передает Бухари от Айши. В этом хадисе, как отмечает Ибн Кайм, ученые разошлись. Шафиий сказал, что это общий закон, действие которого не нуждается в  указе правителя. Абу Ханифа считал, что дозволение требует согласие правителя. Значить, по мнению ханифитского мазхаба, это один из случаев шариатской политики, в которых правиитель имеет полномочия принимать любое целесообразное решение, продиктованное положением. Малик сказал, что решение за правителем, после завершения сражения. От Ахмада передается два мнения.

В истории Хинд, которая пожаловалась на скупость мужа, Ибн Кайм пишет, что это скорее фетва, не судебное решение. Возможно, что некоторые слова пророка, могут пониматся как фетва, значить общий закон, или как судебное решение. Например, «Если кто то посеял на чужой земле без согласия хозяев, то он не имеет права на урожай, но ему возвращают то, что израсходовал».[62]Ибн Кайм приводит еще несколько примеров, но мы ограничемся на этих. Таким образом, мы видим, как Ибн Кайм разделяет переданное в сунне, на несколько частей: политические решения правителя, фетва и общий закон, судебные решения.[63]

Валиюллах Дахлави в «Худжату Аллах» пишет, что сунна состоит из двух частей. Все, что касается потустороннего, выходящего за рамки этого материального мира, основывается на божественном откровении. Если же в сунне передается законы, правила, нормы и условия, мы находим, что часть этого основывается на божественном откровении, вторая часть – илджтихад посланника Аллаха, мир ему.

Иджтихад пророка равен откровению, потому, что Аллах защищает его от ошибки. Это значить, что если пророк ошибся, Аллах исправит его инаправит к истине.

Иджтихад пророка, мир ему, это не обязательно толкование священных текстов, как думают. Это может быть принятие решений, на основании знания общего закона, общих моральных ценностей, общих критериев добра и зла. Аллах научил пророка общим нравственным принципам, но не определил конретных границ, норм и условий их исполнения в конкретных ситуациях. Например, милосердие, справедливость, облегчение. Или цели шариата, такие как сохранение веры, разума, здоровья, имущества, чести. И здесь, посланник Аллаха следует иджтихаду, прилагая усилия принять решение, наиболее близкое к этим общим законам и нравственным принципам.

Далее, шейх Валиюллах Дахлави пишет о том, что часть переданного в сунне не относится к донесению божественного откровение, это было мнения и знания самого пророка. Посланник Аллаха, мир ему, сказал «Воистину я человек, если я вам приказал что-то из вашей религии, следуйте этому. Если же я приказал что-то из этой жизни, то я всего лишь человек».[64]Автор привел пример случая с опылением финиковых пальм. Также, Валиюллах Дахлави относит сюда хадисы, в которых говорится о медецинский советах, лечении и лекарствах. В большинстве случаев, эти слова основываются на опыте, не божественном откровении. Например, хадис «Наносите под глаза сурьму, это укрепляет зрение».[65]Множество лечебных советов пророка мы не берем обощенно, их приминение ограничено временем, местом и людьми. Полезное для одного, может быть противопоказано для других.

Или любые хадисы, основанные на опыте: «Лучший конь – черный, с белым пятнышком на морде».[66] Это совет пророк основан на его личном опыте, или опыте определнного общества.[67] И не несет обязательного характера, не основано на откровении. В любое время, может быть скакун другого окраса, лучше чем все черные скакуны в мире на то время. Разъяснению относительно разделения сунна на эти части мы найдем и у современных ученых, например об этом подробно писал шейх Рашид Рида в «Тафсируль манар»,[68]шейх Махмуд Шалтут в книге «Ислам: акыда уа шариа».[69]

Конечно, в частных вопросах, можно соглашатся или не соглашатся с тем или иным мнением. Одни ученые сужают, другие расширяют эту «свободную зону», в заивисмости от понимания, в какую категорию отнести тот, или иной хадис. Не все эти примеры прямос вязаны с шариатской политикой, но это знание необходимо, чтобы представлять гибкость шариатской политики, возможности выбора и принципы.

Так, шейх Шалтут широко открыл дверь, когда в своей книге, отнес к человеческим предпочтениям, практически все, что в сунне пророка, мир ему, связано с человеческими потребностями. Шейх карадави, коментирую его широкий подход, не согласился. В книге «Сунна набавия, масдар маарифа уа хадара» шейх Карадави пишет: Из того, что написао шейх Шалтут, я не могу согласиться с тем, что все, связанное с человеческими потребностями, мы должны считать человеческими мнения пророка, мир ему. Мы должны два случая: есть утвержденное действием пророка, и утвержденное словами пророка. Из действий пророка, мир ему, мы можем понять лишь дозволенность, не желательность или обязательность. Желательность или обязательность должны быть доказаны дополнительно. Слова пророка, мир ему, изначально призывают к действию. Ученые «усуля» разошлись, большинство сказали, что приказ означает обязательность, запрет означает греховность. Желательность или не желательность в этих случаях, могут быть доказана дополнительно. Сюда относится все, что передано из человеских дел, таких как принятие пищи и питья, одежды, ходьба, сидение, сон, поведение в гостях, на улице и подобное.[70]

Например, Ибн Омар любил повторять все, что делал посланник Аллаха, мир ему. Он старался быть похожим на пророка во всем, даже в том, в чем нет награды или греха. Для енго, это проявление любви к пророку, но не требуется от мусульман, и остальные сподвижники не делали этого. Задача ученого различить один случай и другой. Некоторые приказы пророка нужно понимать как общий закон, как «Лечитесь! Аллах, если послал болезнь, обязательно послал и лечение». Другие хадисы, в которых частный и конкретный совет по лечению, не носит общего характера, и не может применяться всегда и для всех. Здесь необходимо обращатся к опыту и науке.

Пророк, мир ему, любил определнную одежду, выбирал определенный цвет, в этом нет общего закона для мусульман, нет награды. Но если в его словах был строгий запрет, соблюдать его мусульмане обязаны, как запрет мужчинам носить шелковую одежду. В некоторых хадисах есть дополнительные условия, например, запрет носить одежду ниже щиколоток, если это делается из гордыни и высокомерия.Также, посланник Аллаха выполнял множество задач, как духовный наставник, лидер, советник. Не все, что он говорил, мусульмане воспринимал как божий приказ. И ученые должны различать эти случаи.

Тахир ибн Ашур в «» отмечает это важный момент, и вспоминает примеры. История Бариры и Мугъиса. Барира была освобождена из рабства, и получила права решать, остатся женой Мугиса или нет. Он её любил, она его не любила. Она выбрала расторгнуть брак. Мугис попросил пророка, мир ему, поговорить с ней, чтобы она вернулась. Пророк, мир ему, попросил её сделать это, тогда она спросила: «Посланник Аллаха, это твой приказ? Он ответил: Нет, я только ходотайствую за него». Она отказалась возвращатся к Мугису, никто не мог её порицать за отказ.

Приводится, что Джабир попросил пророка поговорить с людями, которым его отец должен был деньги. Посланник Аллах попросил их простить этот долг, но они отказались, и никто из мусульман не порицал их за это. Это не был приказ Аллаха, и не могло быть решение правителя. Эти случаи входят в права людей, и только они, добровольно могут решать. Посланник Аллаха лишь советовал, ходотайствовал, высказывал свою точку зрения. Поэтому, ученым необходимо осторожно различать эти случаи, особенно, если речь идет об интересах ислама, всей уммы, или мусульманского народа.

Посланник Аллаха, мир ему, показал нам множество примеров шариатской политики, знанию и понимание этих примеров, позволяют нам следовать принципам гибкость, универсальности и золотой середины ислама. К сожелению, не все мусульмане это понимают, и мы находим некоторых проповедников, которые не желают это понимать, продолжают распростронять крайние взгляды, чрезмерну жесткость, нетерпимость. Посланник Аллаха, мир ему, не нарушал приказов Аллаха, если этот приказ был. Если его не было, он принимал решение, был твердым в нем, или шел на уступки. Перед смертью, пророк, мир ему, лежал и был слабым. Он попросил Омара принести письменные принадлежности: «Принести книгу, я напишу вам (продиктую) все, что нужно, и вы не заблудитесь после меня». Тогда сподвижники разошлись, одни сказали, что достаточно нам книги Аллаха. Другие сказали: не спорьте с пророком, и принесите книгу, что бы он написал нам. Спор был услышан пророком, мир ему, и тогда он сказал «Хватит, оставьте меня. То, что у нас есть — благо».[71] Он, увидел разногласия, услышал различные мнению, передумал. Возможно, пророк хотел написать имена халифов после него, может быть даже порядок их назначения, какие то личные советы. Но решил, что лучше оставить это открытым, пусть мусульмане сами решают, что для них лучше.

Вывод:

Существует опыт и современные науки. Опыт и собранные знания в сферах управления, менеджмента, административного устройства, новые средства и методы воспитания и образования, новые средства влияния на экономику, СМИ, пиар, поощерение и удержание, все, что соответсвует нравственным принципам ислама, мы можем использовать для достижения целей ислама. И нельзя нам «застревать» в прошлом, потому что «лучше уже не придумать». Часть сунны, как мы видим, основана на понимании пользы в определенном положении, приоритетов конкретного времени и места, или на частном или ограниченном опыте, научных знаниях, иджтихаде, ограничена материальными средства, которые были в наличии, ссылалась на обычаи и традиции. Это пониание создает широкие возможности для шариатской политики, которые должны быть использованы правителями мусульманских государств, политическими и общественными лидерами мусульман, учеными — муфтиями, проповедниками. Мы должны различать ниспосланное в божественном откровении, равное которому человеку не дано создать, и иджтихад времен пророка и халифов, который отвечал их времени, «свободную зону», с возможносьтью выбора.

Определение шариатской политики

Шейх Кардави добавил, что классическое определение шариатской политики в мазхабах, слишком узкое и ограниченное, что не может соответсвовать широте шариата и универсальности ислама. Шариатская политика по своей сути – управление делами уммы, или части уммы, организация дел в интересах тех людей, которыми управляет руководитель, защита прав каждого, сохранение доверенного.

Если мы обратимся к книгам фикха, найдем, что узкое определение политики, как практики «таазира», упустило множество разделов и вопросов, которые, конечно же, должны входить в понятие политики. Например, нормы правителя, нормы судопроизводства, шариатские наказания (худуд), джихад и защита границ, договора с соседними странами, дополнительные налоги, управление земельными и водными ресурсами, торговля и другое. Мы находим десятки других разделов, которые рассматривали ученые фикха, такие как имам Абу Хасан Маварди (450 г.х.) в «Ахкам султания», Абу Юаля Фара (456 г.х.), Джувейни (476 г.х.) в «Гъияси», Ибн Таймия (728 г.х.) в «Сияса шараия», Ибн Кайм (751 г.х.) в «Турук хукмия», Ибн Фарихун (799 г.х.) в «Табсиратуль хуккам», Ибн Джемаа (819 г.х.) в «Тахрируль ахкам», Тараблюси (844 г.х.) в «Муинуль хуккам» и много других трудов, посвещенных политике вообще. Также, есть труды исламских ученых, посвещенных конкретным вопросам шариатской политики, например труды посвещенные налогам, финансам, экономике: Абу Юсуф (182 г.х.) в «аль Харадж», написанный им по просьбе халифа Харуна рашида. Также «аль Харадж». Написанный Яхья бин Адам (203 г.х.), Абу Убейда Касим бин Селям (224 г.х.)в «аль Амваль», Ибн Занджавих (248 г.х.) в «аль Амваль», Ибн Раджаб (759) в «Истихрадж фи ахкамиль харадж».

Следует помнить, что все эти великие труды, написанные известными учеными исламской мысли, не защищены от ошибок. Никто не защищен от ошибок, кроме посланника Аллаха, мир ему. Поэтому, мы должны обращаться к ученым нашего времени, чьи знания и добросовестность, позволяют критически и без фанатизма изучать результаты научного поиска исламских ученых прошлых поколений. Не унижая заслуг тех, кто уже в могилах, с уважением к их труду, с мольбой о милости Аллаха к ним, мы должны быть остерегаться буквального следования написанному людьми. Некоторые ученые прошлого, как и современные ученые, могут быть под влиянием своего времени и места, не говоря уже о том, что пристрастность или зависимость оставили мало кого. Некоторые книги по шариатской политике были написаны для эмиров и халифов, под влиянием политических присстрастий, например омеядского или аббасидского. Мы же должны проверят все это на основании доказательств и научных правил. К сожелению, в наше время появляются студенты, которые еще вчера окончили среднюю школу, а сегодня уже хотят выделяться засчет странных и удивительных заявлений, выделятся тем, что выкапывают в книгах, что то такое, что может удивить, вызвать споры и обратить на себя внимание. Те, кто занимается такой чушью, желают насытить свое тщеславие, добиться известности, но будут в конечном итоге опазорены и унижены. А ведь достаточно этим цыплятам, сначало скромно послушать великих ученых и имамов, или хотя бы уточнить все аспекты вопроса.

Например, в известной книге, «Сияр иалямуль нубаля», имама Захаби,  мы находим огромные знания и пользу. Это прекрасная книга историй и биографий жизни тысяч великих людей исламской цивилизации. Мы можем веками черпать пользу и знания в этой прекрасной энциклопедии жизни и дел, нравственности и примеров мусульман, но это не значить, что нет необходимости проверять. В этой книге, например приводится, что Хузейфа бин Яман осуждал и крайне негативно отзывался о таких сподвижниках, как Ибн Масуд и Абу Муса Ашарий, одного из них он назвал лицимером. Даже не рассматривая достоверность этих высказываний, и при всем нашем уважении к сподвижнику Хузейфе бин Яману, мы отвергнем все это, потому что у нас есть свидетельство самого посланника Аллаха, мир ему, и нам этого достаточно. Даже такие известные труды, как «Ахкам султания» имама Маварди, в некоторых вопросах зафиксировали политику конкретного правителя, несмотря на то, она противоречила доказательствам шариата.[72]

В некоторых книгах о вероисповедании (акъыда, таухид), ученые были вынуждены изучать вопросы, связанные с правителем, как вопрос обязательности или необязательности курайшитского происхождения халифа. Были даны ответы ученых ахлю сунна на такие заявления шиитов, как обязательность наследственной передачи власти по линии потомков Али и Фатимы, или заявления шиитов о том, что правитель не ошибается, и все что от него исходит — божественная истина. Сунниты опровергли это нововведения, доказав, что халифа избирает умма, а не кровное родство, и правитель может ошибатся и совершать грехи, подобно любому мусульманина. Немало вопросов шариатской политики, мы найдем в книгах «тасаввуфа», так как ученые этого направления обращались к правителям, и давали им наставления, либа рассматривали пороки и духовные «угрозы» нахождения у власти. Известный ученый ислама, Абу Хамид Газали (505 г.х.), в своей энциклопедии «Ихья» пишет: «Факих – знаток закона политики и пути решения разногласий между людьми, которые происходят по причине того, что люди пытаются получить мирские блага не по справедливости, но так, как приказывают им страсти. Ваких является наставником правителя, направляющий его на пути управления людьми и наведения порядка между ними. Это делается для того, чтобы их жизнь в этом мире была исправлена и приближена к правильному пути, все это тоже связано с религией, но не прямо, а косвено, по средству этого мира, ведь то, что поженаешь в будущей жизни, сеешь в этой. Религию не исправить, не исправив эту жизнь, поэтому власть правителя и религия как двойняшки. Религия – основа, а власть – хранитель. Что не имеет основы, разрушится, что не имеет хранителя, будет потеряно. В свою очередь, власть и порядок не могут существовать без правителя, а пути и принципы наведения порядка, изучаются в фикхе, раздел «правительства»».[73]

Как мы видим, имам Газали рассматривая связь религии и политики, отметил, что если бы люди брали в этой жизни все по справедливости, не было бы разногласий, и не было бы нужды в «факихах». Но люди берут по страстям, происходят разногласия, и поэтому есть нужда в «факихах», которые разбирают эти разногласия, возвращая людей к порядку, насколько это возможно. В свою очередь, это невозможно без правителя, обладающего силой. Таким образом, «факих» и правитель обьеденяются, сила и власть правителя, наставление и направления «факиха», знатока законов политики. Конечно, читая эти строки в словах Газали, как и цитати других ученых, которые приводились выше, мы убеждаемся, что слишком много общего и мало конкретики, что может вызвать различные вопросы.

Актуальный вопрос для нас, это то, как же нам,  современным мусульманам заниматься шариатской политикой, в современных, сложных и запутанных условиях? На этот вопрос, должны дать ответы уже современные «факихи», как и правителяи, которые сегодня редко обращаются к независимому «факиху» за наставлением и знанием закона шариатской политики. Это очень не просто в наше время, время запутанных узлов интересов, весов «пользы» и «ущерба» не с двумяя, а сотнями чашей, которые взаимосвязаны одновременное. Многие совреннын мусульмане, далеки от реальной и серьезной исламской деятельности, как в  общественной, так и тем более политической сфере, болеют «идеализмом» и «простотой». Они разбрасываются такими общими понятиями как вера и неверие, «преданность» и «предательство», «искренность» и «лицимерие», «шариат» и «не шариат», «закон Аллаха» и «не закон Аллаха». К сожелению, но абсолютно оправдано, все эти понятия брать в ковычки, так как мало, кто на самом деле достиг глубину этих понятий, и может использовать их в месту и времени. Не говоря уже о настоящей эпидемии духовных пороков и нравственных болезней в среде «религиозных» деятелей, проповедников, учителей и ученых шариатских знаний. Зависть, тщеславие, гордыня, скрытая страсть к богатству и приближенности к властьимущим, эгоизм, личные амбиции, мирская конкуренция, все это блудает в различной мере, в сердцах многих «проповедников» и «ученых» ислама. Отсюда и огульная и необьективная щедрость в использовании вышеперечисленных абсолютных и максималистких понятий. Да, и как бы не забыть помянуть аквтиное распростронение среди мусульманской религиозной молодежи «буквализма», сопряженного с «усложненным» невежеством. Усложненное, это когда что то знают, много не знают, но думают что уже все знают. Это имеет прямое отношение к пониманию шариатской политики, которое можно постич только бросив себя с головой в политическую деятельность, после серьезной и глубокой теоретической подготовки в области шариатских знаний и идейного воспитания.

Как сказал в одном интервью Рашид Ганнуши «Мы не знали что такое шариатская политика, пока не занялись реальной политикой в управлении государтвом». Это слова опытного политика, исламского проповедника и мыслителя, который возглавляет исламское движения Туниса «Нахда» уже несколько десятилетий. Действительно, одно дело быть духовным и идейным лидером   исламского политического движения, которое не обладает властью и не управляет обществом, находится то в гонении, то в тюрьме, то в маневрах с властями, совсем другое дело, это пытатся управлять нацией, обществом, государством, взаимодейтсвовать с множеством внутренних и внешних сил, заниматся международными отношениями на практике. Мало какие исламские движения имеют реальный опыт политической деятельности, будьто опыт оппозиционной борьбы, или участия в тех или иных ветвях власти. Наиболее яркие примеры политического опыта мы находим в истории движения «Братьев мусульман». Это опыт политического участия разных времен двадцатого и двадцать первого столетия, в Египте, Сирии, Тунисе, Ливии, Судане, Газзе. Также, это опыт исламских движений, идейно близких к «Братьям мусульманам», как Турции, Малайзии и Пакистан. К сожелению, другие исламские направления, практически не владеют опытом управления, так как не уходили дальше теоретических и абстрактных рассуждений, или просто «отрекались» от существующей власти в государстве, обьявления их «неверными», «грешниками», или ограничивались «порицанием» и теоретической критикой властей, на основании только лишь, опять таки теоретических рассуждений, вдохновляемых общими максималисткими или идеалестическими цитатами, вырванными из контекства Корана, сунны, или наследия сподвижников и имамов. Коран и сунна поставили максимальные вершины к которым мы должны стремится, но общий конктекст дает нам принципы и дорожную карту, как это делать. Огромную роль здесь играет опыт сподвижников, первых халифов и тех факихов, которые прежде чем писать о шариатской политике, имели реальное понятие о практической политической деятельности. Когда же мы все это оставляем в сторону, и хватаемся лишь за вырванные коранических цитаты о высоких идеалах, результат не будет правильным. Отсюда, множество беспорядочной и несправедливой критики и обвинений со стороны представителей некоторых исламских течений, в адрес тех искренных мусульман, чо взяли на себя ответсвенность за реальное управление уммой в рамках своих возможностей и существующих условий. Существует и неприятный опыт  предательств, которые часто ограничены отдельными личностями, вступившими на путь государственного управления, но отошедских от служению исламскому проекту, некоторые поддались соблазном еще на самом раннем этапе, на выборах. Не говоря уже о явных примерах измены исламу, как позорный пример верхушки египетской партии «Нур», которые изначально заявляли себя как «селефитская» партия, поддержавших антиисламский военный переворот генерала Сиси. Но как они далеки от праведных предшественников, как далеки от пути «селеф салих»!

Существует проблема терминалогии, путаница в использовании религиозных, шариатских и узкопрофильных терминов, что приводит к недопониманию или глубокому непониманию между представителями различных исламских направлений. Это отдельная проблема, которая требуюет исследования и разбора.

Шариатская политика у философов нравственности

Обратимся к понятию шариатской политики у исламских филосов, которые занимались философией, и в некоторой степени были под «греческим» влиянием, но ориентировались на учение Корана и сунны, приказы и запреты шариата. Например, известный философ Маскавих, или как иногда его называют, Ибн Маскавих. Он изучал философию нравственности, отталкиваясь от религиозного источника. В своей книге «Тахзибуль ахлякъ уа татхируль ааракъ», он пишет о власти, с точки зрения философии нравственности: «Человек, который стоит на страже этой сунны и других предписаний шариата, чтобы эти положения не были нарушены и потеряны – истинный правитель (царь). Первые поколения называли обладателем власти только того, кто хранил веру, защищал все её степени, следил за исполнением всех её приказов и запретов. Тот же, кто не делал этого, они называли узурпатором, но никак не законным правителем. Это потому, что религия – божественное положение всего, что приводит людей, по их доброй воли к наивысшему счастью. Власть же – хранитель божественного положения, сохраняя людей в том, что на них возложено».[74]

Второй ученый, который к религиозным источникам ближе, чем к философии – Хасан бин Мухаммад, известный как Рагъиб Асфагани. Он пишет: «Политика бывает двух категорий. Политика в управлении самого себя, своей души и тела. И политика в управлении другими людьми из родственников. Или соотечественников. Кто не способен управлять собой, не может управлять другими. Поэтому, Всевышний Аллах порицал тех, кто выдвигает свою кандидатуру на управление другими, призывает к добрым делам и запрещает им грехи, но оставил себя без внимания. «Неужели вы станете призывать людей к добродетели, предав забвению самих себя, ведь вы же читаете Писание? Неужели вы не образумитесь?», (Корова 44). Также Аллах сказал «О те, которые уверовали! Почему вы говорите то, чего не делаете? Велика ненависть Аллаха к тому, что говорите то, чего не делаете», (Ряды 2-3). Также «О те, которые уверовали! Позаботьтесь о себе. Если вы последовали прямым путем, то вам не причинит вреда тот, кто впал в заблуждение. Всем вам предстоит вернуться к Аллаху, и тогда Он поведает вам о том, что вы совершали», (Трапеза 105). Омар бин Хаттаб сказал «Обучитесь сначало законам и пониманию, прежде чем занимать управленческие посты».[75]

Необходимо овладеть знанием, которое позволит управлять людьми и коллективами. Ведь управляемый следует за управляющим подобно тени, которая следует за тем, чьей тенью она есть. И если дающий тень кривой, тень не будет ровной. Не может управляемый быть на истине, если управляющий в заблуждении. «Скверные женщины – для скверных мужчин, а скверные мужчины – для скверных женщин, и хорошие женщины – для хороших мужчин, а хорошие мужчины – для хороших женщин», (Свет 26). Аллах утвердил то, что управляемый шайтаном не будет получить иных приказов, крове греха и аморальности».[76]Это некоторые примеры основных функций шариатской политики у мусульманских философов, которые основывались на религиозных источниках, и стремились к исламским целям.

Политика у известного философа и социолога Ибн Хальдуна

Основатель науки социолгия, великий филосов и историк: Абдурахман бин Хальдун.[77] В «Мукаддама», Ибн Хальдун доказал, что религия в истории арабов это главный фактор создания государства и крепкой власти. Он отрицательно отзывался об арабах вообще, считая, что они ближе к дикости и разрушению чем к культуре и цивилизации, так же, как и то, что они не могут создать государство и принять стабильную власть  царя, без влияния сильного религиозного фактора: пророчество, наместничество Аллаха.  Из контекста доказательств и примеров, которые приводит Ибн Хальдун, можно сделать вывод, что он под «арабами» подразумевает кочевников – бедуинов. Это отмечали в своих коментариях многие исследователяи мысли Ибн Хальдуна, например Али Абдульвахид Вафи. Он писал, что аналезируя слова Ибн Хальдуна, мы можем утверждать: «арабы» у него это бедуины, племена кочевников, и никак не оседлые арабы, которые уже тысячилетия как создают развитые цивилизации, государства и города.[78]Ибн Хальдун отмечал, что гордыня, ревность, воинственность, амбиции в борьбе за власть, зависть друг к другу, эти и другие нравственные качества арабов, не позволяют им обьеденятся и подчинятся единому правителю, строить государство. Но религия может поменять их нравственность, и если появляется пророк или наместник Аллаха, который призовет их к благородным нравам, запретит им порицаемое и осуждаемое, они обьеденяются под такой властью и подчиняются ей, подавляя свои обычные качества. Если они последуют пророку или наместнику от имени Аллаха, они быстро подчиняются ему, исправлять свой образ жизни, последуют истине и очистят себя от пороков. Это происходит потому, что они ближе к чистому естеству, и дальше от испорченности, меньше других подвержены аморальным делам, укоренившихся в других, более развитых народах. Здесь, Ибн Хальдун сравнивал арабов с соседними персами, римлянами, египтянами. Здесь Ибн Хальдун упоминает хадис, в котором посланник Аллаха, мир ему говорит «Каждый новорожденный рождается в чистом естестве (фитра). И только родители делают его иудем, христианином»[79]».[80]

Также Ибн Хальдун отмечал, что религиозная проповедь укрепляет основы государственности и его силу. Ибн Хальдун, анализируя историю арабов, делает вывод, что религиозный призыв удаляет зависть и вражду, которые были между ними во времена племенного фанатизма. Религия направляет их к одной цели и в одном направлении, за что они готовы сражатся и погибать, если нужно. Когда они обьеденяются одной верой, или борятся за государство своей веры, преодаливают любые препятсвия, громят любого врага. Так, многократно уступая своим противникам в численности и вооружении, арабы, приняв ислама, разгромили наголову  персов при Кадесии, и римлян при Ярмуке. Тридцать тысяч в первой битве встретились с стодвадцатью тысячью персов, тридцать с лишним тысяч победили более чем двести тысяч римлян и союзников. Вакидий приводит еще большую численность в римском войске. Вооющем, Ибн Хальдун отмечает огромную роль ислама, в создании государства у арабов. Также он упоминает пример государств «Лемтуна»[81] и «Муваххидин»,[82] чьи противники из племен в магърибе превосходили количеством и племенным фанатизмом, но были разгромлены. Снова религия были источником их сил, решительности, готовности жертвовать и бестрашия, в конце концов, они создали свои государства.[83]

Далее Ибн Хульдун занимался политикой и государственной деятельностью на практике, что делает его взгляды более близкими к реальности, нежели абстрактные и теоретические рассужения Платона в «Государство» или Фараби в «Мнения жителей добродетельного города». Не стоит забывать, что на Ибн Хальдуна оказывали влияние его время, и конечно место. Он «специалезировался» на политике и государственной службе Андалузии и Магриба.  В своих исследованиях, Ибн Хальдун изучал социальные явления, экономические и политические закономерности жизни челевеческого общества, стремясь выявить общее для всего человеческих мира, кочевников и оседлых, сельских и городских, развитых и развивающихся, богатых и бедных, образованных и невежественных. По признанию множества  европейских ученых, он первый кто писал в науке социология, он основатель этой науки, как минимум в мусульманской цивилизации.

Политика в «западной» мысли

Ранее, я упоминал некоторые определение политики, которые сужались в зависимости от сферы, содержания, направленности или целей. Понятие политики у немусульман, в частности на Западе, не всегда несут идеологические и ценностное наполнение, и некоторую часть этих классификаций мы можем принять. Но основные смыслы определений, если содержат идологическое противоречие с исламом, мусульмане уже принять не могут. Например, ранее я привел пример определения, в котором политика не ограничена в целях и средствах таким условием как «благо». Я приведу краткий обзор видов определений политики, который сделан в одной из статей, для сравнения с определением политики в шариате.

«Марксизм: политика — соперничество определенных общественных групп: классов и наций или заинтересованных групп — за реализацию своих интересов с помощью власти (А. Бентли, Д. Трумэн и другие). Конечно «левые» идеологии в последние десятилетия идут на общий спад, особенно коммунизм в его чистом виде, но вспомнить марксизм нужно, как один из плодов западной политической мысли. Если в марксизме речь идет о классовой борьбе, то в «плюралистической»  концепции демократии, политика в современном демократическом государстве — соперничество разнообразных заинтересованных групп, обеспечивающее баланс, равновесие общественных интересов.

Также существует правовая трактовка политики — теории «общественного договора», это Спиноза, Гоббс, Локк, Руссо, Кант. Политика и государство у них — специализированная деятельность по охране присущих каждому человеку от рождения фундаментальных прав: на жизнь, свободу, безопасность, собственность и т.д.

Также есть понимание политики как действия, направленного на власть.  М. Вебер — «стремление к участию во власти или к оказанию влияния на распределение власти, будь то между государствами, будь то внутри государства между группами людей, которые оно в себе заключает». Н. Макиавелли, еще в 1515 г . писал, что политику — «совокупность средств, которые необходимы для того, чтобы прийти к власти, удерживаться у власти и полезно использовать ее».

Институциональное определение: «участие в делах государства, направление государства, определение форм, задач, содержания деятельности государства».

Конфликтно-консенсусные определения: французский политолог Морис Дюверже пишет: «Политическая теория, колеблется между двумя драматическими противостоящими интерпретациями политики. В соответствии с одной политика является конфликтом, борьбой, в которой те, кто обладает властью, обеспечивают себе контроль над обществом и получение благ. В соответствии с другой точкой зрения политика представляет из себя попытку осуществить правление порядка и справедливости <…> означает обеспечение интеграции всех граждан в сообщество».

Известный немецкий политолог, Карла Шмитта считает, что политика не имеет собственной основы. «»Политическое» способно черпать свою силу из различных областей общественной жизни, из религиозных, экономических, нравственных и других противоречий. Оно характеризует не какую-то собственную, специфическую сферу жизнедеятельности, но только степень интенсивности объединения (ассоциации) или разъединения (диссоциации) людей, мотивы которых могут быть религиозными, национальными (в этническом или культурном смысле), экономическими или другими и в различные времена вызывают различные соединения или разъединения»».[84]

Ганс Моргентау в своем «реалестическом» подходе, писал о международной политике: «непрерывное усилие, направленное на сохранение и увеличение мощи своей собственной нации и ослабление мощи других наций» . Гарольд Дуайт Лассуэл писал, что политика в принципе – власть и влияние, которые определяет кто получает: Что? Когда? Как?

Таким образом, этот краткий обзор трактовок политики в западной мысли позволяет нам создать общее представление о политических теориях, созданных в европейской цивилизации. Если отбросить «технические» детали понимания политической деятельности, а также удалить из определения «грязь» политики, которая есть ничто иное, как следование низким человеческим страстям, что имеет место в реальной политической деятельности некоторых мусульман, мы можем отметить главное отличие шариатской политики и политики в западной мысли: шариатская политика направлена на достижение высшего блага в будущей и ближней жизни. Из чего исходит как неизбежное, что это возможно, только если цели, принципы и средства одобрены Всевышним Аллахом. Таким образом, шариатская политика это деятельность в управлении, направленное к довольству Господа миров, а все остальное: виды, сферы, средства, тактические цели, субьекты и обьекты, должно подчиняться этой высшей цели. Вот в этих деталях, шариатская политика может, где то пересекатся, где то расходится с различными трактовками политики в европейской мысли.

Определения политики в европейской мысли, если оставить второстепенные детали, вращается вокруг двух осей:

Первая – сила и контроль.

Вторая – польза и выгода (интересы).

Ислам в определении политики не отвергает силу и её значимость. Более того, ислам учит важности силы. В Коране говорится о том, что верующие должны создать и собрать максимум силы, во всех её проявлениях, «Приготовьте  против врагов ваших сколько можете военной силы и взнузданных коней — таким образом вы будете держать в страхе врагов Аллаха и ваших врагов, а сверх того и иных [врагов], о которых вы и не догадываетесь, но Аллаху ведомо о них. И сколько бы вы ни потратили на пути Аллаха, вам будет уплачено сполна и к вам не будет проявлена несправедливость», (Добыча 60).   Также посланник Аллаха. Мир ему, сказал: «Сильный верубщий лучше и любимее у Аллаха чем слабый». В аяте говорится о силе, указывается одно из лучьших средств силы времени ниспослания Корана – кони, что должно пониматся как любое самое современного средство в разные времена. Говорится о важности расходовать деньги на силу, и указывается цель обладания силой – держать в страхе возможных внешних и внутренних врагов. Другими словами, сила нужна не для грабежа, насилия или унижения других, но в первую очередь для защиты себя и сдерживания потенциальных врагов. Сила по Корану – средство к сохранению мира, но не для развязывания войн. Сила есть великое благо, когда она в «руках» истины. Но сила в «руках» лжи несет зло и поэтому Коран порицает тех, кто использует силу преступно – тираны, агрессоры, притесняющие.   «Что касается адитов, то их обуяла гордыня безо всякого права на то, и они заявили: «Кто превзойдет нас мощью?» Неужели они не знали, что Аллах, создавший их, превосходит их мощью? Но они отрицали наши знамения», (Разъясненная 15).

Когда нет истины над человеком или нацией, тогда приходит обольщенность силой, которой, как им вооброжается, обладает этот человек, или эта нация, или нация в главе с человеком. В таком случае зло неизменно будет результатом дел этого человека, нации или государства. Сила без покроности истине всегда обольщает человека, и неизменно ведет его не к разумным делам, а к удовлетворению своих страстей. Обьективный взгляд на историю человечества тому подтверждение, если конечно это не пропагандисткая трактовка истории.

Относительно выгоды и пользы, ислам также принимает это во внимание, заботится о благосостоянии человека, как физическом, материальном так и моральном. Но взгляд ислама на пользу шире, чем материалестические мировззрения. Ислам своими законами создает баланс между пользой физической и пользой духовной, законы ислама расставляеют приоритеты между материальными интересами внутри, как и приоритеты между интересами этой жизни и жизни будущей.

В хадисе: «У твоего Господа есть на тебя право, у твоего тела есть на тебя право, у твоей семьи есть на тебя право».[85] Значить, часть ночи молись, часть отдай сну, и уделяй внимание своей супруге и семье.  Человек должен стремиться создать баланс забот и внимания, использования времени и сил, в делах духовных, физических, атериальных, социальных, семейных, интелектуальных. Пророк, мир ему говорил «Аллах послал болезни и послал излечение, ищите излечение» — забота о физическом здоровье. В Коране говорится «Преуспел тот, кто очистился душой. Понес урон тот, кто сокрыл [злое] в душе», (Солнце 9-10) – забота о духовном здоровье.

Взвешивание пользы и вреда физического и материального, мы находим в аяте «И в том, и в другом есть великое зло, есть и некая польза для людей, но зла в них больше, чем пользы», (Корова 220).

Сравнение благ этой жизни с благами будущей жизни — система ориентир норм шариата «Богатство и сыновья — украшения жизни в этом мире, однако праведные деяния, [плоды которых] вечны, Господь твой оценит выше, и на них лучше возлагать надежды», (Пещера 46). Поэтому, это выгодная сделка, как назвал её посланник Аллаха, мир ему, когда человек отдает свои деньги ради вознаграждения Аллаха в будущей жизни. С другой стороны, чтобы расходовать эти деньги на благие дела, нужно сначало их заработать, поэтому, когда пророк посмотрел на состоятельного сподвижника, который в торговле сильно преуспел, он сказал «Как прекрасно праведное богатсво, в руках праведного человека».[86]Таким образом, ислам не учит абсолютному альтруизму, полному отказу от любой выгоды, в любой её форме, но устанавливает цели и способы достижения материальных, экономических или политических благ, пользы, выгоды.

 

Сомнение вокруг шариатской политик: отделение религии от политики

Ислам – универсальная и тотальная система, всеобьемлющий и самодостаточный порядок человеческой жизни. В течение веков сложились различные формы представлений об исламе, проблема которых в том, что одна сторона ислама заменяет все остальное. Например, некоторые обряды поклонения и традиции бракосочетания, похорон, праздников и что-то из норм поведения, в некоторых представлениях мусульман есть ислам целиком. В других представлениях  ислам это только доктрины вероубеждения, и некоторые законы запретного и дозволеного, норм обрядов. Или ислам это духовное очищение и нравственное воспитание с некоторыми обрядам поклонения ритуального характера. С такими представлениями, секулярные силы не находят серьезных противоречий, потому что имамы и муфтии  с таким пониманием ислама не выходят за рамки мечети, нравственных проповедей, далеких от оценки политической деятельности, правил обрядов, женитьбы и развода, похорон, призыва не есть свинину и не пить вино и т.д. Но они не лезут в политику, и имеют своего проекта, и вы ходят к людям только, чтобы призывать их к миру и покою. Да, но что делать с остальными частями ислама? Их кто то отменил? Так мы понимаем причины вражды секулярных политических сил в арабском мире, в Турции, в мусульманских странах Азии, по отношению конкретно к идеям универсальности ислама. Универсальность ислама означает замену существующего порядка, который выгоден тем кто уже у власти, и выгоден их покровителям или партнерам из немусульманского мира. Универсальность ислама не новая идея, это на самом деле и есть ислам, после шлифовки и очищения от «ржавчины» веков отсталости, невежества, зависимости, подражанию колонизаторам.

Коран говорит «Не станете же вы признавать одну часть Писания, а другую отвергать?», (Корова 85) и «Так суди же между ними согласно тому, что ниспослал Аллах, а не потворствуй их желаниям и остерегайся, дабы они и на малую толику не совратили тебя», (Трапеза 49). И так, ислам не принимает разчленения, ислам это одно целое, как целым единым есть человеческое существо, человеческая жизнь, вся вселенная. Не может быть здоровым общество, в котором исламу отдали мечеть, а школа и университет, суд и телевиденье, кино и театр, улицу и рынок, литературу и мультфильмы отдали секуляризму. Это шизофрения — раздвоение личности, как отдельного человека, так и общества целиком. Также не может быть и речи о справедливом распределении сфер и балансе, когда исламу отдали мечеть, а безбожию отдали все остальное, от детского сада до парламента. Секуляристы во власти, настраивают общество для того, чтобы принимать антиисламские законы, и в конечном итоге, диктовать в мечети, какой ислам «правильный», а какой для них «экстремизм» и «угроза» государству. Это уже аксиома, проверенная последней сотней лет во всех мусульмаснких странах.

Эпоха возрождения и пробуждения началась не сегодня, мы знаем имена тех, кто начал закладывать основы современного возрождения:  Джемалюддин афгани, Ибн Абдульваххаб, Мехди, Хайруддин туниси, Саннуси в Ливии, эмир Абдулькадыр, Кавакиби, Мухаммад Абду, Саид Нурси в Турции, Шакиб Арслан,  Рашид Рида и Хасан аль-Бенна в Египте, Ибн Бадис в Алжири, Аляль Фаси в Марокко, Маудуди в Пакистане. Это известные реформаторы и проповедники, которые возрождали ислам как он есть. Они не ограничивались теорией, но полностью погрузились в дела уммы, в том числе и политическую борьбу. Кто то взял в руки оружие, если родина была захвачены иностранными агрессорами, кто то взял в руки перо, если агрессия была культурной. Борьба возникла в противоречии между исламом, как универсальным порядком с одной стороны, и другими философиями, заявившими о своей универсальности. Практически все революционерские и переворотнические идеология заявляют о своей универсальности, а религия, любая религия, если и получает место в их порядке, то только лишь как атрибут культуры, сивол идентичности, формальные традиции, инструмент управления. С такой ролью ислам не смирится, по обьективным причинам в самой сущности исламского учения. Капитализм и социализм, как пишут философы этих идеологий, не ограничены экономикой, но это универсальные порядки, для всех сфер жизни. Вспомним СССР, там коммунизм и социализм проповедовались как универсальный путь для всех и на все времена. Коммунистические и социалистические установки вмешивались везде, где только можно, культура вообще, литература, искусство, киноматография, политика, экономика, театр, мультфильмы, наука, мода, даже мебель, этикет поведения в общественных местах, этикет принятия пищи, и все остальное. И не важно, насколько это все действительно было коммунистическим или социалистическим, факт, что вмешивалось везде, и диктовали все, утверждая, что это «правильно», а это нет. Пусть многое было лицимерием и отсебячиной, произволом, факт остается фактом. Западный либерализм, также заявляет фанатично и нетерпимо о своей универсальности, и как считают на Западе, защищать их образ жизни и западные ценности, они должны уже с авианосца у берегов арабских стран.

Чем философы и идеологи обьясняют универсальность своих идей? Они пишут простые истины: «жизнь – единое целое. Это человеческий разум придумал все эти разделения и части, но поразмыслив, мы понимаем, что не может экономика существовать отдельно от социульных явлений, а политика отдельно от первого и второго. Также и культура, мораль, наука, и все остальное не существует отдельно от экономики, политики и социальной стороны жизни, и все это связано с мировоззрениями и религией. Все взаимосвязано и взаимовлияет». Это не цитата конкретного философа или идеолога, это общее понимание проповедников всех идей, заявлявших универсалимз.

Ислам послание Творца этого мира, и не может быть ограничен мечетью или молитвой дома. Секуляристы негодуют: зачем использовать религию в политике, политизировать религию? Я спрашиваю: а когда политикой занимаются экологи, стремятся добится то. Во что они верят, вы спросили, зачем политизировать экологические проблемы? Когда в политику идут гомосексуалисты, чтобы изменять законы под свои цели, вы спросили, зачем политизировать личные наклонности? В книге о государстве ислама, я уже писал о двойных стандартах современной политической реальности. Здесь только добавлю, что даже христианство, которое стремится, как написано в Библии, создать «царствие Божие» не на Земле, и которое учит: «итак отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу»,[87] когда появился шанс, тут же его использовало, и создало свое государство, свою политическую власть и использовало его в полную силу, и не всегда в соответсвии с христианской моралью. Вспомним, что церковь, когда получило влияние на императора или царя, использовало эту власть не только для усиления своих позиций, но и для ликвидации иных христианских течений, так например, было задавлено арианство, староверов и других.

Позже, под влиянием новых веяний, европейцы, повторили заблуждение древних греков, которые разделяли в своей философии тело и дух человека, рассматривая отдельно друг от друга. Они и отделили церковь от государства, и если проблема в священнослужителях и их организаци, как могут сказать некоторые,  тогда нужно было исправлять церковь, исправлять священнослужителей, возвращать религию к божественному началу. Как мы все с вами наблюдаем, распрелделение власти между церквью и светсвой властью, изначально было обманом, и в конце концов, одна власть полностью подчинилась другой.

Ислам учит, что человек – одно целое, в котором божественным образом соединено телесное и духовное. Халиф Осман, сказал: «Всевышний исправляет посредством власти то, что не исправляет посредством Корана».[88]Значить и порядок должен быть один, ведь не может душа подчинятся одним законам, а тело другим, душа подчинятся законам Аллаха, а тело, законам, вымышленным людьми. Это ложный путь, путь тех, кто лукавят, в конечном итоге, желает, и душу увести от Аллаха. И пусть отделение души от тела ложно научно и практически, мы находим, что даже некоторые из современных мусульман считают исламкий взгляд на целостность и единство жизни – «прошлое».

Шейх Кардави отмечает, что сегодня, важность государства для ислама, по сравнению с прошлыми веками, времен халифата многократно выше. Сейчас госудасртво обладает большими возможностями, силой, средствами и возможностями контроля и влияния. Государство сегодня не сравнить с государствами прошлого. Халифат имел очень ограниченные возможности управлять, или вмешиватся в жизни общества, отдельного человека. Власть халифов как правило ограничивалась столицой и большими городами, а умма с всеми её народами, жила сама, своей жизнью, под управлением  ученых, имамов, наставников. Образование, воспитание, судопроизводство, решение гражданских вопросов, фетва, управление благотворительностью и вакфами – все было в руках ученых, как правило, независимых от правителя и государства. Поэтому, испорченность власти не особо влияло на умму, её единство и образ жизни, ценности. Даже когда халифат практически отшел от ислама, умма крепко держалась своей веры и своих законов, о чем свидетельствует история. Гражданское общество в истории уммы было всегда важнее и сильнее государства и исполнительной власти, халифов. В наше время, когда государство обладает всеми этими возможностями и силой, и может в течении минут разрушить то, что исламские реформаторы и проповедники строят годами, оставлять государство секуляристам и отсиживатся в мечетях непозволительно.

Можно услышать такой вопрос: как можно обьеденить религиозную мораль с практическим судопроизводством и государственным управлением, то, что в душе, и то, что телесно? Отвечу: во-первых, есть ответсвенность человека за то, чтобы его духовное состояние соответсвовало внешнему поведению и поступкам. И если человек ведет себя лицимерно, ему не избежать ответа перед Творцом. Во-вторых,  государство это не все, а лишь часть, одна из форм покорности Аллаху в своих делах. Государство это люди, который выполняют свои обязанности насколько они могут, и как существа несовершенные, они могут ошибатся. Эти ошибки не являются грехом, о чем нам сообщил посланник Аллаха. Он казал: «Если судья приложил все возможные усилия и принял решение и оказался прав, ему будет две награды. Если он ошибся, он получит одну награду за старание».[89]

Аллах не возлагает на правителя или судью знать тайны мироздания и тайны сердец и мыслей. Это не дано человеку, и судья, или правитель, должен искать истину и справедливость, и полагатся на помощь Аллаха. Приведу пример, который раскрывает взгляд ислама на вопрос связи суда человека по закону Аллаха, и суда Аллаха. Представим, мужчина дал развод своей жене, но жена не услышала этих слов. И если перед судьей он будет отрицать, что дал развод жене, что скажет судья? «она твоя жена», по закону Аллаха. И это будет истина, что судья решил в соответсвии с законом Аллаха. Но по знанию Аллаха его она жена или уже нет? Уже нет. И это истина. Некоторые мазхабы разделили два решения, и сказали, что первое это судебная норма, а второе решение – религиозная норма. Это всего лишь терминалогия, которую другие мазхабы не признали. Они не разделяли не делали этого разделения. И этот случай показывает связь религии и политики, а не противоречие между ними.  Религия установила, что политика делается в соотсветсвии с этим порядком, как и судопроизводство, а в день Суда каждый ответит по знанию Всевышнего.

Шариатская политика – следование принципам и целенаправленные управленческие действия для достижения блага в этой жизни и блага будущей жизни. Целенаправленные действия не могут быть однообразными и стандартными, я приводил примеры политики посланника Аллаха и первых халифов, они показывают, что действия могут менятся и решения менятся, если этого требует условия момента. Конечно и образ мышления, толкование текста и мнение в понимании истины, определение приоритетов и предположение последствий, все это также причины разнообразия подходов в шариатскаой политике. Абу Ханифа отказался от поста судьи, его ученик, Абу Юсуф принял этот пост. Оба искали истину в своем решении, и каждый имел цель достижения цели, поставленной шариатом. Отличались и взгляды на путь реформ и исправления испорченной власти. Ранние сподвижники и имамы, больше следовали силовому методы, позже, ученые призывали к терпению и перевоспитанию общества, наставлению и анпоминанию правителям. Вспомним наших праведных предшественников, Сулейман бин Сирд, Хусейн, Ибн Зубейр, Мусаб, Мухаммад бин Нефсузакия, имам Зейд, Ибрагим Идрис и другие из великих табиин. Они взяли в руки оружие и поднимали восстание, но многие сподвижники и табиин,  не согласились с этим методом. Позже, как писал имам Ибн Хаджр, этот мазхаб – мазхаб меча, прекратил свое существование. Их цели были чисты, и мы не можем их осуждать. Они лучьше знали свое время и положение, свою точку зрения. Была ли религия и политика здесь раздельны? Однозначно нет, потому что именно принципы и цели, поставленные религией, понимание религии, и стремление к истине религии, привели их к такому образу действий. Абу Ханифа, малик и Ахмад восстали словом и своей позицией против лжи и несправедливости, потому что религия это предписывала. Всегда они были правы? Нет, человеку  неизбежать ошибок, все дела по намерению, и мы отдаем власть тому, чьи ошибки крайне редки. Поэтому, ученый, если идет к правителю, что бы сделать все для торжества истины, он будет вознагражден Аллахом. Но если он стоит под дверью царя, ради мирских благ, ради доли того, что в руках правителя, то посланник Аллаха, мир ему, запрещал это в множестве хадисов.[90]

К сожелению, мы живет в смутные времена, когда многие ученые, пользуются своими знаниями и красноречием, ради места рядом с троном царя, ради доли несправедливо присвоеного им богатсва, ради насыщения самой страшной страсти, которая может поразить сердце ученого – тщеславие. Таких ученых «раскручивают» эти цари и их глашатыи – СМИ, таких ставят рядом с царем, чтобы он восхвалял его, отрабатывая его подачки. Но, не смотря на все ухищрения, умма жива, умма мудра и проницательна, а последнии события революционного возрождения мусульманских народов, раскрыли всем истинное лицо этих служителей придворной «религии», Хассун, Халяби, Бурхами, Амр Халид. Первый «муфтий», благославляет асадовский террор и бомбежку городов собственного народа, второй из Иордании, запрещает боротся против сионистких оккупантов, потому что они «дают электричество палестинцам», третий,  провозгласил, что  «Коран и сунна в соответсвии с пониманием «селеф»», встал на сторону военного переворота, обогрившего кровью площадь «Рабиа Адавия» и застенки тюремных подвалов, а четвертый, став звездой телеэкранов засчет религиозных знаний, призывает к диалогу и любви с индусами и буддистами, но дал добро на резню собственного народа, руками «сисийской» тирании. Покаются они или нет, знает только Аллаха. Но на момент написания этих срок, именно такие люди упоменаются в аяте: «Они продали знамения Аллаха за ничтожную цену, и сошли с пути, указанного Им. Воистину, прескверны их деяния!», (Покаяние 9). Оставим их, пусть они будут знамением для нас и предостережением, особенно тем, кто занял религиозный пост, кто заработал авторитет с помощью религиозных знаний.

Возвращаясь к нашей теме, мы можем  сказать, что если методы политический деятельности различны, но они все должны соответсвовать принципам, которые мы понимаем из Корана и сунны, и жизни посланника Аллаха и его сподвижников, мир им. Все это иджтихад, посланник Аллаха совершал иджтихад, первые халифы совершали иджтихад. Всомним, что посланник Аллаха сказал «Слейдуйте моей сунне и сунне праведных халифов после меня». Союз «и» указывает на то, что сунна праведных халифов отличается от сунны пророка, время меняется, и взгляды могут быть разными. Еще при жизни пророка, мир ему, мы находим разнообразие политических мнений. Например, посланник Аллаха, мир ему, перед смертью хотел подробно описать вопросы халифа, его избрания, и возможно даже назвать имя наместника, но Омар бин Хаттаб остановил его.[91] Не смотрят на то, что сподвижники сначало разошлись в этом вопросе, в конечном итоге, они знали, что посланник Аллаха, мир ему, хотел написать свое мнение, а не божественное откровение. Это произошло в четверг, а умер пророк Мухаммад в понедельник, и если бы это был приказ Аллаха, пророк, мир ему, обязательно записал бы это. Это были два мнения, в конечном итоге, посланник Аллаха, мир ему, отказался от своего первого мнения, в пользу мнения некоторых своих сподвижников, такое было множество раз в жизни пророка, например, когда было предложено откупиться от врагов, осаждающих Медину, отдав часть мединского урожая. Сподвижники выступили против этого, предпочитая держать оборону и дать бой агрессору.[92]

Итак, при всем разнообразии методов политической деятельности, многие исламские движения различной направленности сходятся в необходимости создания государства ислама, которое бы воплощало аят: «Тем, которые, если Мы упрочим их на земле, будут совершать обрядовую молитву, раздавать закат, призывать к благим деяниям и удерживать от дурного», (Хадж 41).

Не смотря на очевидность такой необходимости, среди мусульман есть такие, кто под влиянием западной политической мысли и философии секуляризма, поднимает различные сомнения. В конечном итоге, они хотят убедить, что нет морали в политики, есть только выгода, животный прогматизм, идеология «макивалелли». «Цель оправдывает средство» — вот принцип Макиавелли, это природа политики в понимании секулярных политиков, любые средства хороши – ложь, обман, подлог, подделка, клевета, провокации, спекуляции, манипуляции, подкуп, запугивание, убийства, давление на близких. Под предлогом защиты интересов государства, стабильности и порядка, рубятся головы, проводятся пытки, запрещают заработать на хлеб, обвиняют в самых ужасных преступлениях против страны. Так ведется политика по всему миру, когда нет религии и морали в списке принципов. Весь вопрос в том, кто хитрее, кто ловче, кто лучьше все это скроет. За какими бы словами это все не скрывалось, как правило, все упирается в выпивку и женщин, развлечения и наслаждения, но для этого нужно дозволить способы обагощения, которые запрещены исламом. Вот так, все примитивно и просто, без политкорректности, и пусть прикрываются томами «глубокой» политической философии.

Понять непремеримую вражду и нетерпимость либеральных политиков в мусульманских странах, представляющих секулярную философию, по иному невозможно, ведь им доказано в теории и практике, что в исламе есть все, от рассового равенства и равенство полов, до признания всех прав человека, от свободы мысли до свободы слова, от всеобщей справедливости до политических свобод и демократических принципов избрания власти и её передачи. Что остается? Остается желание выпить, женщины, и растовщичество – многие политики связаны с банками, или с теми, кто владеет банками. Возможно, последнее — важнейшая причина вражды секуляристов к исламскому политическому проекту, не забываем конечно и обычную коррупцию и воровство национального богатства, в которых погрязли практически все секулярные политические силы мусульманского мира. Говорить о причинах вражды к исласкому политическому проекту со стороны диктатур и тиранов, прикрывающихся левыми или националестическими лозунгами, думаю не нужно, тут и так все понятно. На Западе, непремеримое отношение к независимому исламскому политическому проекту, имеет иные причины, главная из которых – желание и дальше видить мусульманские страны слабыми и зависимыми.

Мы, мусульмане, верим только в политику, в которой цель и средство должны быть подчинены принципам, установленным нашей религией и моралью Корана. Религия и религиозная мораль в политике – единственный гарант справедливости в отношениях слабого и сильного, сильнейший стимул служить добру, остановить зло, помочь нуждающему и бедствующему. Исламская нравственность, основанная на единобожии – единственный гарант того, что мы не увидим, как наказывают маленького воришку, и возвеличивают большого вора. Религиозная совесть – «нефсуль лаввама» — душа, которая порицает себя, ищет свои пороки и очищает себя, проверяет свои мотивы и намерение, боится своего господа и дня божественного суда, только такая совесть поведет политиков к честному служению народу, стране, даже соседним народам, человечеству вообще. Только религиозная совесть остановит руки политика от общего богатсва, от взятки, от продвижения родственника на пост, когда есть более достойные. Религиозная вера, дает силу мусульманским народам сказать слово истины в лицо жестоким тиранам и лживым властьимущим.  Верующий, и только верующий, выйдет вперед, чтобы исправить своего правителя, потому что он читает в Коране «Бойтесь искушения, которое поразит не только тех из вас, кто был несправедлив. И знайте, что Аллах суров в наказании», (Добыча 25). Посланник Аллаха, мир ему, сказал «Если увидишь, что моя умма боится сказать тирану: «о тиран!» — тогда её ждет беда».[93]

Мы, мусульмане, должны в политике опиратся в первую очередь на веру и религиозную мораль Корана и сунны пророка. Это и только это воспитает политика, который, когда говорит — не лжет, когда обещает – выполняет, когда договаривается — соблюдает, если конфликтует -  будет справедливым и благородным, он всегда видит перед собой лучший пример нравственности в послааннике Аллаха, мир ему. Когда пророку Мухаммаду, предложили помощь в нападении на многобожников, которые были под договором о ненападении, он ответил «Нет, мы будем соблюдать договор с ними, и пологатся на помощь Аллаха против них».[94]Когда посланник Аллаха, мир ему, увидел убитую женщину, на улице Мекки, после того, как мусульманская армия вошла в этот город, он сказал «Кто убил её?! Эта не была среди сражавшихся».[95]Он запретил убивать женщин и детей.[96]

Религиозная вера и совесть, помогает государству обьеденить людей вокруг высоких ценностей, скансалидировать  в трудностях, собрать людей для служения всему обществу, найти поддержку в благих делах, призывать к соблюдению закона, в борьбе с преступностью. И конечно, религиозная вера позволит государству собрать и обьеденить все общество для защиты родины, свободы, самих себя, своей чести, своих прав, своей земли, от любой внешней агрессии. И мы не боимся сомнений, которые можно услышать со стороны секуляристов: религию можно использовать, чтобы оправдать несправедливость или тиранию внутри страны, или для того, чтобы оправдать агрессию против соседей, убийств или грабежа иноверцев. Да, но в учении ислама, если его ясно и правильно донести, есть профилактика всех этих угроз. Хотел бы напомнить о том, что все, кто попадал в ряды фанатиков и радикалов, кто оказывался в рядах террорестических сект, не проходили образование, обучение и воспитание в мечетях или школах, исповедующих взвешенное, научное, умеренное понимание ислама. Как правило. Это молодые люди, недавно приняли ислам, и сразу попали под влияние виртуальных проповедников радикализма, либа сами себе создавали религиозные трактовки, и оба варианта действовали, не без «зеленого света» секулярных политиков и спецслужб. Для чего? Для того, что бы использовать их как инструменты внутренней и внешней политики. Для того чтобы вести «законно» войну против умеренного, взвешенного и образованного исламского направления.

Когда мусульмане в политике были связаны с религиозной верой и совестью, воспитанной исламом, они открыли континенты, победили империи тиранов, установили справедливость, продвинулись в культуре и науке, на сотни лет опередив остальной мир, создали цветущую цивилизацию, и города, которые для остальных народов казались сказочными. Когдаже мусульмане отошли от истинного ислама, когда отделили религиозную веру, когда совесть забыла страх перед Аллахом, что привели к испорченности и невежеству, эта умма пришла к тому положению, в котором она сейчас находится.

И вот мы слышим от секулярно настроенных мусульман, что не нужно использовать религию в политических делах. Но хотелось бы спросить, почему они молчат, когда израильтяни масштабно использует религию иудеев для создания своего государства, и дальнейшего его расширения путем оккупации? Почему они молчат, когда президент Буш обращается с религиозной проповедью к своим фанатикам из крайне правых христиан, для совершения крестового похода против мусульман Ирака и Аафганистана? Почему они молчат, когда Россия, отправляя свои войска, обращается к благословению метрополита? Почему они молчат, когда видят, как в секулярной Европе, действуют партии, которые приходят к власти, у которых даже в названии четко обозначена религиозная идея? Даже политики во самой светской и секулярной стране европы, во Франции, постоянно обращаются к религиозному фактору истории, культуры и идентичности французов, они все равно молчат? Но если мусульмане в политике заговорят об исламе, их определяют как фанатиков, отсталых, или манипуляторов.

Шейх Мухаммад Худр Хусейн, в прошлом глава аль-Азхара, писал в статье, посвещенной вопросу отделения религии от политики: «Призыв к отделению ислама от политики – заблуждение и нововведение». Раскрывая суть этого мнения, ученый приводит множество норм и законов Корана, которые не относятся к вере или обрядам поклонения. Это законы, из сфер общественных отношений, семейного кодекса, брака и развода, наследства, административных отношений, экономики,  торговли, финансовых вопросов, судопроизводства, преступлений и наказаний, войны и мира, межгосударственных договоров, сотни аятов Корана, которые однозначно связывают религию с политикой.

Далее шейх обращает внимание на факты из жизни пророка: Когда первые мусульмане, присягали посланнику Аллаха, мир ему, они четко осозновали, что политика не отделима от религии. Они присягали пророку и правителю, который будет судить их и править ими в соответсвии с откровением, и если откровение умолчить о чем то. Значить они соберутся на совет. И так, сподвижники, когда присягали первым халифам, брали с них обязательств судить и править в соответсвии с Кораном и сунной. Если бы они не знали, что религия неотделима от политики, договорились бы все решать по его личному мнению, или как скажет их совет.

Всевышний Аллах говорит: «Которые отвечают своему Господу, совершают намаз, совещаются между собой о делах и расходуют из того, чем Мы их наделили», (Совет 38). Имам Бухари в толковании этого аята пишет: «Правители, после посланника Аллаха, мир ему, советовались с доверенными специалистами в довзоленных вещах, чтобы выбрать наиболее легкое. Но если закон в Коране или сунне ясно говорит что делать, они не выходили против него, следуя за посланником Аллаха».

Омар, будучи халифом, решил ограничить размер брачного выкупа, чтобы мужчинам было легче жениться. Одна женщина, которая слышала его выступление с этим решением, сказала, что это неверное решение. Она прочитала аят «Если вы пожелали заменить одну жену другой и если одной из них вы подарили кантар, то ничего не берите себе из этого. Неужели вы станете отбирать это, поступая лживо и совершая очевидный грех?», (Женщины 20). Тогда Омар сказал, что он ошибся, а эта женщина права.[97]Ему же в голову не пришло сказать, что аят Корана – религия, а я политикой занимаюсь, не мешайте одно с другим.

Приводится, что Хаджадж,[98]известный своей жестокостью и суровостью, которая не редко переходила границы справедливости, однажды решил наказать родствеников преступника. Ему напомнили аят «Каждая душа приобретает грехи только во вред самой себе. Ни одна душа не понесет чужого бремени», (Скот 164). Тогда он оставил этих людей, и ему в голову не пришло сказать: это религия, а я политикой занимаюсь.[99]

Мы уже доказали, что с точки зрения ислама, религия есть в политике, а есть ли политика в религии? Одна из основ ислама – закят. Одна из семи категорий, которым раздают закят: «чьи сердца хотят привлечь к исламу», (Покаяние 60). Поэтому, посланник Аллаха, мир ему, отдавал средства закята вождям племен, чтобы добится их преданности и покорности. Они принимали ислам за щедрые дары, но зато открывали двери для проповеди среди людей своих племен. Разве это не политика в религииозных обрядах?

Высшая основа ислама – единобожие, означает кардинальное изминение мировой политической системы. Читаем аят, и размышляем о его смысле: «Скажи: «О люди Писания! Давайте признаем единое слово для вас и нас, о том, что не будем поклоняться никому, кроме Аллаха, что никого другого не будем считать равным Аллаху, что никого, кроме Аллаха, из людей не признаем Господом над другими». А если они откажутся, то скажите им: «Свидетельствуйте, что мы — предавшиеся [Аллаху]«», (Семейство Имран 64). Этот аят ясно говорит о равенстве и братстве всего человечества, что противоречит современному «западному» устройству мирового порядка. Этот аят говорит о свободе, чего нет в большинстве государств, в которых у властинаходятся диктаторские и тоталитарные режимы. Даже «демократические» государства Европы, дозволяя однополые браки, но запрещают хиджаб мусульманкам. Это на поверхности! Если же говорить о делах, скрытых от глаз, то мы уже имеем опыт того, как Запад относится к демократически избранным происламским правительствам в Тунисе, Египте, Палестине!

Всевышний говорит в Коране «Те из сынов Исраила, которые не уверовали, прокляты устами Давуда и Исы, сына Марйам, за то, что они ослушались Аллаха и преступили границы религиозного закона. Они не удерживали друг друга от свершения порицаемых поступков. И как мерзки их деяния!», (Трапеза 78-79). А что есть грех, от которого верующие должны удержитьвать друг друга? Только прелюбодеяние и употребление алкоголя, обращатся к гадалкам и носить амулеты, дать соседу деньги под проценты? А унижать достоинство целого народа — не грех? Фальсифицировать выборы в стране — не грех? Сидеть дома и не участвовать в выборах, оставляя власть нечествицам — не грех? Лжесвидетельствовать на выборах и отдавать власть тому, кто этого не достоин тоже — не грех? Красть национальное богатсво — не грех? Оправдывать тех, кто крадет общее богатсво — не грех? Создавать экономику, основанную на перекачивании денег бедных в корманы богатых – не грех? Монополизировать товар, в котором нуждаются все люди, ради выгоды одного человека или узкого круга — не грех? Арестовывать и осуждать невиновного человека — не грех? Пытать арестованных в тюрьмах — не грех? Давать или принимать взятки — не грех? Восхвалять и возвеличивать несправедливых правителей разве — не грех? Помогать врагам против своей страны — не грех? Препятствовать возрождению ислама мусульманской стране — не грех? Это все грехи, многие из которых большие в тысячи раз, чем прелюбодеяние или употребление алкоголя. Кто этого не понимает, должен перечитать книгу Аллаха.

И как мы видим, все эти грехи не что иное, как грехи политического характера. Значить, тот, кто говорит, что политики нет в религии. А религии нет в политике, способтвует этим грехам. Посланник Аллаха, мир ему, предсказал. Что после первых праведников, которые встали рядом с пророком и поддержкали его, придут то, которые : «говорят то, что не делают, делают то, что им не приказано, и тот, кто будет боротся против них своей рукой – верующий, кто будет боротся против них своим языком – верующий, кто будет боротся против них своим сердцем – верующий, а меньше этого не может быть веры».[100]

Если бы это понимание и этот дух поднялся в нашей умме, она заслужила бы звание лучшей общины среди людей. «Вы являетесь лучшей из общин, появившейся на благо человечества, повелевая совершать одобряемое, удерживая от предосудительного и веруя в Аллаха», (Семейство Имран 110). Но сегодня умма еще далеко от этого качества, и очевидно, она сейчас слабее, чем когда-либо в своей истории.

Право или обязанность

Философия, которая дала Западу понятие «права», говорит о том, что человек обладает священным правом на свободу мысли, свободу слова, свободу добровольного избрания своего правителя, право на оппозицию и несогласие. Это «священное право» на Западе стало практически божеством секулярной системы общества и государства.

Ислам отличается в этом вопросе тем, что многие из этих прав, для мусульманина – обязанность и ответсвенность. Мусульманин не просто имеет право, он обязан мыслить свободно, его молчание и сокрытие правды – грех, он обязан сказать слово справедливости, остановить преступление, быть в оппозиции тирании, он обязан критиковать если видит ошибку и заблуждение. Поэтому, мусульманин, если проникнится своей верой, и будет читать Коран, изучать жизнь пророка Мухаммада, мир ему, сам того  не замышляя, автоматически станет очень политическим человеком. Ислам не позволит ему оставатся в стороне происхолдящего вокруг, или в мире вообще. Забота о положении единоверцов воспитывается аятом: «Воистину верующие братья», (Комнаты 10). Но забота мусульманина не ограничивается только этим кругом, распростроняясь на всех притесняемых и угнетенных в мире: «Отчего вам не сражаться на пути Аллаха и ради слабых мужчин, женщин и детей, которые говорят: «Господь наш! Выведи нас из этого города, жители которого являются беззаконниками. Назначь нам от Себя покровителя и назначь нам от Себя помощника?»», (Женщины 75). Жизнь в свободе и справедливости, защищенность человеческого достоинства, собственности, возможность творить, развиваться, трудиться, рожать детей, сажать сады и строить цивилизацию – не право, а обязанность мусульманина. Значить, верующие обязаны обьеденятся и совместно делать все, что необходимо для достижения этого стратегического виденья уммы. Понимая это. Как мусульманская личность может быть аполитичной?

Разве современный человек, который живет на постсоветском пространстве, не увидит политики в аяте: «Вовсе нет! Вы сами поступаете противоправно с сиротой, не призываете друг друга к тому, чтобы накормить бедняка», (Заря 17-18)? Нет причин ограничивать этот аят частным поведением человека на улице, когда он встрчается голодного. Мы понимает, что в этом аяте призыв к протесту бедняков, лишенных доли общего богатсва, обманутых, чьи права  и интересы нарушены и игнорируемы, как в феодальных, так и в капиталестических обществах. Если кто-то скажем, что в капиталестических странах, «бедным помогают», отбросив в сторону лицемерную политкорректность, хотелось услышать, «не за счет» ли миллионов бедняков десятков других стран, ведущие державы обогащаются? Или когда мы видим показуху в благотворительных фондом местных олигархов, откуда они изначально сколотили свои состояния, откуда без рода, без наследства, вдруг стал владеть десятками производств или сетей фабрик? Ограбил миллионы, накормил сотни и уже святой?

Посмотрите на страну, в которой вы живете, и ту, что рядом, что вы увидите? Да, религия отделена от политики, а политика от государства, но все государственные чиновники стремятся вовремя поставить свечку, и получить одобрение церкви. Для чего? Кого они обманывают, или это просто бессмысленная традиция? И священнослужители, которые вне политики, почему одобряют от имени церкви политику президента,  а может быть, даже окропляют ракету, которую пустят по мирному городу. Политики по всему миру, лицемерные секуляристы, потому что, за редким исключением, служат религиозным интересам своей конфессии, и борются против иных, а рядом всегда держут подопечного священника. А самое яркое проявление лжи секуляризма, это осуждение политизации ислама властями, которые буквально строят церкви на территориях военных частей и государственных больниц, что я наблюдал на протяжении десятилетий в Крыму. Так мы светское государство, или все-таки, не очень?

В мусульманских странах, время от времени издаются «фетвы» по указке «сверху». Шейх Кардави, в своих воспоминаниях рассказывает, как еще в 1948 году, когда они сидели в тюрьме, в Египте вышла фетва, которая разрешает властям казнить всех, кто призывает привести конституцию в  соответствие шариату. Чувство юмора у этого «муфтия» конечно есть.  Фетва, это шариатское заключение на основании шариатских доказательств, обьявляет вне закона тех, кто призывает к установлению шариатских законов в мусульманской стране. Такие «лжефетвы» регулярно появлялись на протяжении последнего столетия. И сейчас, мы видим, как по указанию диктатора или монарха, издают фетву, запрещающую критиковать или высказывать даже мирное недовольство действиями правителя. А некоторые дозволяют бомбить целые города и расстреливать мирных демонстрантов. В день суда Аллаха, будет вот это: «Они скажут: «Господи наш! Мы повиновались нашим вождям и нашим старейшинам, которые совратили нас с истинного пути. Господи наш! Воздай им двойным наказанием и прокляни их великим проклятием!»», (Сонмы 67-68).

Они будут винить во всем своих правителей, СМИ, священников, лидеров, это уменшит их наказание? Нет, и вот результат этих попыток: «Когда они соберутся в аду все вместе, то последователи скажут о своих предводителях: «Господи наш! Вот они и сбили нас с пути веры: воздай же им в аду наказанием вдвойне». [Аллах] скажет: «Каждому из них воздается вдвойне, но вы не ведаете об этом»», (Преграды 38).

Нация, народ, которые молча принимают ложь, несправедливость и тиранию, позволяют сеюя грабить и унижать, не только пособники преступников, они виновны даже больше чем сам преступники. Они приучили тирана к безнаказанности, провоцировали своим согласием, поощеряли своим «моя хата с краю», поэтому, они за все это будут наказаны Всевышним в этой жизни, а наказание Судного дня страшнее и ужастней. «Бойтесь искушения, которое поразит не только тех из вас, кто был несправедлив. И знайте, что Аллах суров в наказании», (Добыча 25).

Коран порицает народы, которые послушались своих несправедливых правителей и транов, и последовали за ними: «Нух сказал: «Господи! Они ослушались меня и последовали за тем, чье богатство и чьи дети приносят им только убыток», (Нух 21). «[Предводителям неверных] скажут: «Это — толпа [ваших последователей], которых ввергнут вместе с вами в ад». Они воскликнут: «Нет приветствия им, воистину, им надлежит гореть в огне!» Последователи же вскричат: «О нет! Это вам не будет приветствия. Это из-за вас нам уготован ад. И мерзко же это местопребывание!» И воззовут они: «Господи наш! Тем, кто уготовал для нас этот путь, умножь вдвойне кару огнем»», (Сад 59-62).

Более этого, Коран порицает даже душевную склонность к тиранам и преступникам, когда человек пусть даже в душе одобряих их, уважает, симпатизирует: «Не склоняйтесь на сторону беззаконников, дабы вас не коснулся Огонь. Нет у вас покровителей и помощников, кроме Аллаха, и тогда никто вам не окажет поддержки», (Худ 113).   В этом аяте сказано, что импатизировать и душевно склонятся к тиранам и нечестивцам уже достаточно, чтобы заслужить наказание Аллаха.

Молитва и политика

Какая связь молитвы с политикой? Например, если правитель – лжец, убийца, тиран, устроивший террор собственного народа, террор моральный, террорм идеологический, информационный и физический, но по конституции попытатся убить его – страшное преступление, покушение на главу государства. А что такое покушение на главу государства? Это попытатся использовать одну из причин прекращения его жизни. А если несчастный в молитве обратился к Господу причин, единственному владельцу смерти и жизни? Это считается покушением? Кажется, нет, но почему то, предворные юристы быстро находят доказательства подготовки к государственному перевороту.

Посланник Аллах, мир ему, сказал «Между мольбой притесняемого и Аллахом нет преграды». И так, зачем неверующие в Бога секулярные власти, запрещают верующим молиться? Они запрещают политизировать молитвы, в которых слабые взывают к Аллаху о погибели тирана и его помошников. Они боятся божьей кары, или просто «обидно», что народ вот так их не любит? Или они считают, что такие коллективные молитвы, даже если не погубят  тирана, то хотя бы создают ему плохой образ, рождают революционные настроения, дают смелость «рабам»? И мы видели, как некоторые арабские диктатуры запрещали проводить такие молитвы, наказывали имамов мечетей.

А если в молитве, мы читаем аят: «И кто не судит по законам Аллаха – тот нечестивец», (Трапеза 45), молитва политизорована? Может власти запретят читать политизированные аяты? Если правительство арабского государства, признает израиль и заключит мир с этим «формированием», тем самым, предав права палестинских единоверцев, им предется запретить аят: «О вы, которые уверовали! Не берите в друзья неверных, пренебрегши верующими. Неужели вы хотите предоставить Аллаху убедительный довод против вас? Воистину, мунафики [будут гореть] в глубине адского огня. И не найти им заступника», (Женщины 144-145)? Коран этого не боится, это слова Аллаха, под защитой Всевышнего, а тираны и лжецы тщетно будут пытатся адаптировать ислам под свои прихоти и интересы.

Шариатская политика между священными текстами и пользой

Секуляристы заявляют, что религия ограничивает политику чрезмерно узкими и жесткими рамками, которые не позволят полноценно управлять государством и решать насущные проблемы. Секуляристы заявляют, что политика требует гибкости, хитрости, уступок и компромиссов, маневров и жесткости, наступления и отступления, жертв и циничности. Все это не может быть в связке с религией и моралью.

Во-первых, политика в исламе не ограничена буквализмом в бездумном исполнении написанного в текстах. Шариатская политика находится между священными текстами и рациональными интересами. Священный текст, это однозначные тексты Корана и сунны, которые утверждают определенную норму закона. Рациональные интересы, это достижение пользы или предатвращение (уменьшение) ущерба, с помощью рациональных решений. Шариат никогда не ставил знака противоречия между первым и вторым, но создавал взаимосвязь и взаимодополнение. Буквалистий подход к пониманию шариата, конечно создаст чрезмерные ограничения для политика, но если мы переведем свой взгляд с частных норм наобщие цели шариата, поставим акцент на мудрость и цели законов шариата, вместо буквализм, который требует неосмысленно исполнять текст, тогда найдем широты и гибкость шариата. Шариат, если правильно его понимать, не ограничение, а скорее маяк, который направляет правителя и политика. Вспомним, что цели шариата – «макасид», это мудрость в достижении интересов личности и общества, в обоих мирах, не могут быть достигнуты буквалистким методом. Эти крайности осуждались как посланником Аллаха, мир ему, тк и первыми халифами.

Ибн Кайм писал, что шариат это вся справедливость, все милосердие, вся мудрость, вся польза. И каждое решение, которое отшло от справедливости к пристрастности, от милосердия к жетокости, от мудрости к глупости, от пользы к ущербу, не будет шариатом, даже если утверждать это с помощью интерпритаций.[101]Поэтому, мы призываем к правильному пониманию ислама, а не «освобождению» политики от границ, установленных исламом, когда каждый политик, подчиняет политику своим мещанским прихотям и ограниченным соображениям.

Также, мы призываем понимать ислам реалестично, вместо идеалестичного полета воображения. Ислам учит высоким иделам, но призывает своих последователей лечить реальность такой, какая она есть, понимать проблемы общества трезво, видить недостатки и пороки личности и общества, какие они есть, чтобы искать реальные способы, которые сделают положение лучше, а не создадут рай. И когда нужно, соблюдая условия шариата, для этого может быть использовано хитрость, маневры, постепенность, даже обман. Пророк, мир ему, сказал «Война – хитрый обман».[102]Принципы фикха раскрывают нам исламский прогматизм: «Крайняя необходимость разрешает запрещенное», «трудность приносит облегчение», «запрещено наносить вред себя или другим», «из двух зол выберают меньшее», «дозволяется частный ущерб, чтобы избежать общий ущерб», «разрешается потерять меньшую пользу, чтобы достичь большей пользы», «долгосрочная польза выжнее кратковременной». Эти принципы, ученые фикха вывели на основании сотин норм шариата, что ясно показывает реализм законодательной системы шариата. Рамки системы рациональных нормативных решений в первую очередь – законы шариата, утвержденные ясными и однозначными текстами Корана, и такими же и текстами достоверных хадисов. Это иджтихад, ограниченный законами Аллаха, в достоверности и смысловой однозначности которых нет сомнений, в шариате такой закон обозначается термином «хукм къатаий». Когда перед нами ясными и достоверные предписания Аллаха и Его посланника, останавливается иджтихад, мы убираем в сторону наши рациональные суждения и подчиняемся: «Для верующего мужчины и верующей женщины нет выбора при принятии ими решения, если Аллах и Его Посланник уже приняли решение. А кто ослушается Аллаха и Его Посланника, тот впал в очевидное заблуждение», (Сонмы 36) и «Когда верующих зовут к Аллаху и Его Посланнику, чтобы он рассудил их, они говорят: «Слушаем и повинуемся!» Именно они являются преуспевшими», (Свет 51).

Таким образом, шариатская политика использует тексты откровения в первую очередь,  к разуму и опыту во вторую, направляя людей к благам этой жизни таким образом, чтобы это гарантировало блага жизни будущей. Это и есть справедливая политика, которая приказана Аллахом, все остальное всегда несправедливая политика, запрещенная Аллахом. Отсюда, самый важный вывод: шариатская политика, это любые действия, изобретенные людьми, которые приближают к улучшению, отдаляют от испорченности, и не противоречит текстам откровения.[103] Значить, шариатская политика это действия, которые не противоречят шариату, и не нужно, что бы шариат утверждал эти действия. Эти действия — часть шариата Аллаха, и политикой называется терминалогически.[104]

Баланс между текстами шариата и шариатскими целями

Понимание баланса между текстами откровения и пользой, дополняется пониманием баланса между текстами и целями. Поиск пользы, любой пользы, не противоречащей законам шариата, утвержден вообщем, текстами шариата, и это одно из направлений шариатской политики. Цели шариата также утверждены текстами, но более конкретно, чем польза вообще. Цели шариата — направления, точнее сферы жизни человека, условия «здоровой» человеческой жизни, необходимые для успешного выполнения миссии человека – наместничество Аллаха на Земле. Эти общие цели стали известны с помощью анализа частных норм шариата, затем обобщения смыслов и мудрости, которые раскрыл анализ. Другими словами, изучая каждую отдельную норму, ученые задавали вопрос, для чего эта норма, чему служит, что приносит, от чего защищает. Затем, таким образом изучались нормы различных областей системы законов, от обрядов поклонения до внешней политики. Результаты обощались, и были получены общие цели шариата. Дальше, уже мы, как третий шаг можем сказать, что частные тексты шариата и нормы в этих текстах, необходимо понимать «в свете» общих целей, которые мы узнали через анализм огромного множества частных норм. Совреенные муджтахиды, должны выводить новые нормы в балансе между  смыслами частных доказательств и общими целями.

Относительно целей шариата и роли этих знаний для шариатской политик, среди мусульман существует три школы: первые это современные «буквалисты», исторически названные «захирия». Они ограничиваются буквальным пониманием частного текста, буквально понимают норму в этом тексте, не обращая внимания, или не зная о существовании общих целей шариата вообще. Поэтому, они не редко сталкиваются с реальностью, что не позволяет соблюдать и следовать буквализму. Как правило, эта школа отличается крайностями во взглядах, усложнением жизни мусульман и созданием неоправданных трудностей.

Вторая школа: противоположность первой, они бросили тексты откровения, оправдываясь целями шариата, вышла за рамки шариата. Они современные «муаттиля», которые в прошлом вышли против ясных текстов шариата в вопросах вероубеждений, а сейчас нарушают границы законов. Под предлогом следования за духом ислама, они хотят отменить запрет на растовщичество в экономической сфере, отменить хиджаб якобы для её свободы, отменить нормы развода или многоженства в семейной сфере, отменить «худуд» в сфере наказаний, отменить джихад как защиту веры и уммы.

Третья школа — истина, золотая середина между двумя крайностями.  Они  видят перед собой конкретный текст и частная норма в нем, руководствуются общими целями шариата и принимают сбалансированное решение. Это школа золотой середины, которая обьеденяет понимание шариата и понимание реальности жизни, знание о целях норм шариата, последствиях действий в конкретных условиях. Первые две школы никогда не были приемлемы для большинства мусульман, а третья школа всегда представляла подавляющее большинство мусульманских ученых. С научной точки зрения, первые две школы ошибочны и слабы в своих основаниях, что делает их маргинальными течениями, практически сектами среди мусульман.

 

Пример из политики Омара

Секуляристы в мусульманском мире поддерживают вторую школу, желая полностью освободиться от законов шариата и норм ислама. Для этого, они с помощью ложных интерпритаций, пытаются найти доказательства в некоторых исторических примерах. Один прецендент, который ими не редко упоминается, это политика великого халифа Омара бин Хаттаба, да будет доволен им Аллах.

Но Омар никогда не позволил бы себе отойти даже на букву от закона Аллаха, ради пользы или своих соображений. Не говоря о сподвижниках, которые отдали на пути Аллаха самое дорогое, распростроняли ислам всеми силами, сражаясь с врагами этой веры. Они никогда не позволили бы Омару ради предпалогаемой пользы нарушить закон Аллаха. Поэтому, попытки секуляристов найти в политики Омара хотя бы один пример того, как он бросает в сторону закон, утвержденный однозначным и достоверным текстов шариата, и следует своим соображениям, оставались безуспешными. К сожелению, из мусульман, находились и такие, кто последовал за ложными теориями, был обманут сфабрикованными аргументами. Сподвижники посланника Аллаха, что подтверждено историческими фактами, всегда соблюдали слово Корана и сунны, исполняя приказ Аллаха: «О те, которые уверовали! Повинуйтесь Аллаху, повинуйтесь Посланнику и обладающим властью среди вас», (Женщины 59).

Они ссылаются на пример политики Абу Бакра и Омара в вопросе сбора и распределения закята. После смерти посланника Аллаха, мир ему, некоторые племена отказались выплачивать закят сборщикам, отправленным халифом Абу Бакром. Первый халиф принял решение отправить армия, для принуждения этих племен к исполнению своих обязанностей. Омар бин Хаттаб вначале не одобрял решение Абу Бакра. Омар, да будет доволен им Аллах,  ссылался на слова пророка: «Мне приказано сражатся с людьми, пока они не скажут, что нет божества кроме Аллаха. Если они скажут эти слова, то будет запрещенным их кровь и их имущество, кроме как по праву в этом. Отчет же их перед Аллахом». Но Абу Бакр ответил: «Закят это право, связанное в имуществе. И я буду сражатся с каждым, кто разделит между молитвой и закятом…». Как мы видим, оба сподвижника ссылались на тексты шариату, не интересы или личные суждения о пользе и ущербе, как утверждали секуляристы. Омар, увидел, что хадис защищает жизнь, принявших ислам, но не заметил ограничение: «по праву в этом».   Абу Бакр же видел это ограничение, потому что вспомнил аяты, в которых Аллах связывал молитву и закят, как условие права на неприкасновенность жизни в рамках государства: «Когда же завершатся запретные месяцы, то убивайте многобожников, где бы вы их ни обнаружили, берите их в плен, осаждайте их и устраивайте для них любую засаду. Если же они раскаются и станут совершать намаз и выплачивать закят, то отпустите их, ибо Аллах – Прощающий, Милосердный», (Покаяние 5) и «Но если они раскаются и будут совершать намаз и выплачивать закят, то они станут вашими братьями по вере. Мы разъясняем Наши знамения для людей знающих», (Покаяние 11).Поэтому, Абдурахман бин Зейд и Ибн Аббас сказали, что Абу Бакр был самым понимающим из сподвижников, когда не разделял между молитвой и закятом.[105]

Таким образом, заявление секулярных теоретиков, что: «Омар опирался на шариатский текст, Абу Бакр же стремился укрепить государственность и авторитет центральной власти и принял решение как политик» — надуманное и необоснованное. Это ответ и на заявление о том, что сподвижники якобы, абсолютно без огарничений и условий, могли приостановить закон шариата ради пользы, которая предпалогается правителем.[106]

Даже если авторы подобных суждений, и не имели злых намерений, они совершили серьезную ошибку и опасные последствия, поэтому, нельзя легкомсыленно относитется к подобным мнениям. Абу Бакр смотрел на проблему с точки зрения текстов шариата, в этом нет сомнений. «Бери из их имущества пожертвования, чтобы ими очистить и возвысить их», (Покаяние 103). Посланник Аллаха, мир ему,  сказал «Берется закят с их богатых, и раздается их бедным».[107]

Сюда относятся и другие примеры из политики Омара бин Хаттаба, которые приводят представители секулярной мысли среди мусульман, как можно встретит эти примеры книгах востоковедов. Например, они пишут, что Омар, якобы приостановил закон о раздачи закята «для смягчения сердец», приостановил отсечение рук в голодный год, приостановил распределение военной добычи среди воинов, порицал женитьбу на женщинах «людей Писания», освободил христиан племени Тагълаб от джизья, контролировал цены на рынках. Шейх Юсуф Кардави подробно исследовал эти примеры, и дал детальные ответы относительно каждого случая.[108]

Здесь мы рассморим только один пример из политики Омара, и ответ шейха Юсуфа Кардави по этому поводу.  Омар приостановил раздачу закята немусульманам, которые входили в категорию «для смягчения сердец», иноверцы, которым давали часть закята, с целью привлечь их к исламу. Коран определил категории, которые заслуживают долю закята, среди них и эта категория. Но что сделал Омар, полностью исключил эту категорию из числа тех, кому можно дать закят? Нет, он перестал давать закят конкретным лицам, которые получали эту материальную помощь во время пророка Мухаммада, мир ему, и при правлении Абу Бакры, потому что посчитал, что они уже не заслуживают быть из числа этой категории.  Омар знал, что смысл категории «для смягчения сердец» — привлечение к исламу тех иноверцев, которые могут усилить положение ислама, когда исламбыл еще слабым в Аравии. Но во времена Омара, ислам твердо стоял на ногах, и мусульмане были сильны, а конкретные лица, которые входили в категорию «для смягчения сердец» во времена пророка и Абу Бакра, уже не имели права на закят, потому что уже не входили в указанную категорию. Омар не исключил категорию «для смягчения сердец», но понимал, что Коран не приказывал давать закят таким вождям арабских племен, как Уейна бин Хисн Фаззари, Акъраа бин Хабис Тамими, и им подобным. Коран не говорил о том, чтобы давать закят именно этим вождям вечно, пока они живы. Причина могла быть в том, что эти вожди приняли ислам и стали уже хорошими мусульманами, или их племена приняли ислам и стали хорошими мусульманами, или эти племена перестали быть силой в Аравии, особенно после побед армий мусульман времен Омара, одержанных над византийскими и персидскими императорами.

Другими словами, он и сподвижники, которые одобрили его решение, понимали, что эта категория связана с интересом ислама, поэтому, когда интерес исчез, было остановлено действие. Если интерес сново возникнет, правитель будет решать возобновить действие. Омар сказал об этом, когда обьяснил, почему больше не дает конкретным людям долю закята: «Аллах возвеличил ислам, освободив нас от нужды в вас».[109]

Отсюда, как писали Мухаммад Газали: Омар не остановил действие закона в коранического текста, но прекратил само действие раздачи закята среди лиц, которые во времена пророка и Абу Бакра относились к категории «для смягчения сердец», потому что действие было связано с качеством «для смягчения сердец», и это качество в конкретных лицах исчезло, значить они больше не относились к этой категории. И если им не понравилось это решение Омара, и они не хотят жить как все остальные мусульмане, пусть летят в геенну, как писал шейх Газали.[110]

Шейх Мухаммад Мадани[111]отмечал, что заявление: «Омар приостановил действие закона Корана» — ошибочно, по причине неправильного понимания самого закона. Качество «для смягчения сердец» — это не обычное постоянное качество, которое существует само по себе, как качество бедняков, раба или должника. Бедность если есть в человека, то значить существует реально категория бедняка, которому следует дать закят. Но «для смягчения сердец», это качество связанное с необходимостью смягчать чьи-то сердца, чтобы предатвратить их вред, опасность того, что он может помещать призыву по каким то мотивам. Ситуаций может будет множество, суть в одном: есть необходимость смягчить сердце конкретных людей в интересах ислама – значить существует категория «для смягчения сердец», которым правитель дает часть закята. Если нет такой необходимости, значить нет качества, с которым связана норма, отсюда, не существует и категория «для смягчения сердец».  Далее, нужно различать два вопроса, первый, это обязательность раздачи закята в пользу категории «для смягчения сердец», и второй, это обязательность найти «смягчать сердца». Относительно первого нет никаких разногласий, потому что это норма известная из ясного и однозначного текста, и Омар не прекращал действие этого закона, и никто не может это сделать, потому что это закон Аллаха. А второе, это уже иджтихад, и здесь могут быть расхождения во мнениях, потому что нет ясного текста Корана или сунны, которые бы подтверждали такую норму.

Также, ложно обвинение в адрес имама Туфий,[112] в том, что он якобы следовал за пользой, которую предпологал своим суждение, и оставлял закон, прописанный в священному тексте. Те, кто это говорил, просто не поняли слова этого имама. К сожелению, многие мусульмане в наше время мучаются или мучают других, по причине не способности понимать, или не желания понимать слова. Не говоря уже о том, что некоторые недобросовестные писатели, вырывали его слова частично, искажая их смысл. Все эти слова имама Туфий, к которым они ссылаются, не выходят за рамки толкования спорных и неоднозначных текстов.Туфи никогда не противопоставлял рационально предпологаемую пользу закону Аллаха, установленному ясным текстом. Он писал: «Шариатские тексты бывают бессмонительно достоверными (мутаватир) или переданные сомнительно (ахад). В обоих случаях, тексты или однозначные по смыслу, или сомнительные, с несколькими толкованиями. Если же текст, абсолютно достоверно передан, и его слова однозначные, и не существует сомнений даже относительно собирательности или абсолютности текста,[113]в таком случае, протворечия с истинной пользой быть не может. Если противоречие имеется, значить, произошла ошибка в том, что посчитали пользой, но оно таковой не является. Когда же шариатский текст  сомнителен в достоверности, или сомнителен в смысловом содержании, тогда мы не можем твердо утверждать истиннойть закона, который находим в этом тексте. Это потому, что есть вероятность ошибки в передачи этого текста, или вероятность ошибки в его понимании».[114]

Для большей ясности добавлю, что в случае, когда польза истинная, и твердо доказанна, мы можем последовать ей и оставить закон, известный из сомнительного текста (в достоверности передачи или неоднозначность его слов). Если же сомнение присутсвует в истинности пользы, и истинности закона, в таком случае, мы предпочитаем более сильное, при равеном положении, предпочтение всегда отдается закону, который мы понимаем из текста. Для понимания этих вопросов, необходимо овладеть базовыми знаниями и понятиями в науке основ фикха, известной как «усулюль фикх», к чему и призывая читателя. Иначе, возможно, так же, как и многие другие читающие и не понимающие, сделать крайне ошибочные выводы и сказать крайне неправильные слова, что недопустимо в нашей религии.[115]

Ранее, в сравнении шариатской политики и политики в секулярном понимании, мы увидили существенное отличие, которое сводится к тому, что шариатская политика направлена на высшую и истинную пользу в обоих мирах.  Все остальное, будь-то сферы и направления, второстепенные (тактические) цели и средства, подчиняются общему направлению, и не должны выходить за границы этого направления. Я намеренно не вникаю в детали определений, потому что в этом нет реальной необходимости, чтобы понять общую суть секулярной политики, также, с чем могут, не согласится, но я практически как синонимы  использую такие качества как секулярное, «западное» и «европейское». Ведь по факту, все это в наше время практически одно, и я не вижу никакой, например христианской политики, или политики, построенной на не материалестических ценностях, политики, в которой главенствует духовные цели и принципы. Вся современная политика, в США или Японии, Китае или Канаде, ЮАР или России, отделена от религии и духовных ценностей. Все сводится к интересам и пользе, и это понятие политики, однозначно есть результат современной секулярной западноевропейской мысли. Пусть не обижаются влюбленные в европейскую или западную политику, в том числе и России, как примера этой политики, признавая, что можно сказать многое против такого заявления, но я абсолютно убежден, что все эти замечания будут сводиться к «политическому» спектаклю и шоу, который время от времени разыгрывают политики, президенты, правящие партии, СМИ им принадлежащие. Простыми словами, все возрожения будут ссылатся на примеры активной, и возможно прекрасно оформленной, но абсолютно лживой и лицемерной пропаганде. Власти США или России, Японии или Израиля, время от времени в пропаганде могут ссылатся на какие-то традиционные ценности, духовные скрепы или религиозные традиции, но все и всегда, это бывает под колпаком  пользы и выгоды, только в услужение однозначно материалестических и секулярных воззрений.  Доказательства? Доказательство могут спросить, извините, но только те, кто не понимает суть происходящего и творимого в современной политике, особенно в мировой, или те, кто не хочет признавать такой оценке. Исключения, может быть, и есть, но их мало, и это примеры политиков, которые отвергают секулярную идеологию.

Я уже писал, что шариатская политика также направлена на достижение пользы и пратвращение/уменьшее ущерба, в чем же различие? Необходимо сравнить понятие пользы в шариатской политике с понятием пользы (интереса) в секулярном понимании. Мы увидим, что в европейской политической философии, польза это наслаждение и сила. Наслаждение и сила это цели, ради которых соревнуются между собой политики, партии, государства. Какие в этом границы, рамки, условия, ограничения? В секулярной идеологии никаких быть и не может, кроме тех, которые участники «игры» сами придумают.

Наслаждение и сила – польза и интерес, возглавляют список целей секулярной политики, в её западноевропейском понимании. Если философы политики больше упоминают наслаждение, политические теоретики, как правило, рассуждают о силе,  её формах. Так что же это за польза? В первую очередь материальная не духовная,  польза этого мира не мира будущего, эгоистичная не общественная, скоропостижная, не будущая, национальная не общечеловеческая. Возрожения могут быть, и снова, они будут сводиться не к самоцелям, а к подчиненным и второстепенным делам, так сказать, по необходимости. Поддержка духовности необходима с точки зрения секулярной политики, для достижения материальных благ, стабильности, порядка, борьбы с социальными пороками, которые наносят ущерб экономике, военной мощи, повышают уровень преступности. Общественные интересы необходимо защищать в той мере и в том виде, когда это необходимо для удовлетворения личных интересов. Общечеловеческие интересы, как правило, всего лишь пропагандисткий транспорант, и  получают свою долю внимания и заботы, насколько это служит интересам нации, страны, клана, социальной прослойки богатых, правящей «элиты». Польза будущего мало кого заботит, или заботит опять-таки с точки зрения материального и физического, например забота о своем потомстве. Польза в жизни будущей, после смерти – утопие с точки зрения секуляристов, они не верят и не готовятся к жизни после смерти.

Польза с точки зрения шариата, учитывает все стороны и факторы, необходимые для принятия взвешенного решения. Сбалансированное решение есть не что иное, как мудрость управления. Для мудрого решения необходимо принять во внимание максимум данных, и сделать действительно правильное решение. Все человечество, вместе взятое не способно сделать такое. Поэтому, мы убеждены, что лишь божественный шариат способен привести к мудрым решениям, в которых взвешены все стороны проблемы. Нужно обьеденять общиеи частные цели, материю и дух, будущие  и настоящие поколения, общество и личность, национальные интересы и общечеловеческие интересы, интересы разных слоев общества, польза ближней жизни и жизни будущей. Конфликт всех этих интересов требует вывести решения, которое бы отдало бы каждому интересу его доля, не больше, не меньше. Какая доля интереса мы упускаем, ради определенной доли другого интереса, какой интерес полностью игнорируем, чтобы получить другой интерес? Человечество на это не способно, в слудствии ограниченности умственных способностей и знания, и что еще более распростронено: вследствие подчинения решений страстям, прихотям, узкие склонности – личные, семейные, национальные, племенные, региональные, конфессиональные, партийные, корпорационные, цивилизационные. Человек подчиняется им сознательно и безсознательною, и защиты может быть только от Аллаха.

Имам Шатибий по этому поводу пишет: «Интересы и польза, на которых стоит жизнь человека, никто их не истинно знает кроме их Создателя и Установителя, который создал жизнь и человека и установил эти интересы. Человек же знает только небольшую часть и этих интересов, большая часть скрыта от него. И когда человек стремится достичь этих интересов, он делает это таким образом, что получает желанное позже, чем можно было, частично, а не полностью, или же вместе с ущербом, который превосходит пользу.

Сколько было людей, которые управляли и принимали все меры чтобы принять оптимальное решение в достижении пользы, но не получили её, или получили вред и ущерб, или получили небольшую часть пользы. Это подтверждается свидетельством всех разумных людей и всем известно. Поэтому, Всевышний посылает к людям посланников, с радостной вестью и предостережением. Значить, если следовать установленному Создателем, только так можно достигнуть пользы и интересов, необходимых для полноценной человеческой жизни… но если противоречить этому пути, результат будет противоположным».[116]

Только Создатель человека и вселенной может установить принципы решений, которые бы сбалансируют все интересы, личные и общественные.  Для человека целиком — его тела, духа и разума. Для всех людей — как бедных и богатых, правителей и подчиненных, работодателей и рабочих, мужчин и женщин, молодых и стариков. Для всего человечества — белых и черных, сограждан и иностранцев, единоверцев и иноверцев. Для всех поколений — нынешних и будущих. Это может только Создатель людей, Царь людей, Господь людей.

Шариатская политика между прогрессом и консерватизмом

Если религия харектиризуется консерватизмом, стабильностью, неизменностью и святостью, а жизнь, как правило, постоянно меняется и обновляется, как религия может быть в политике? Это сомнение не редко приводили сторонники секулярной философии.

Не все в религии «постоянно» и «неизменно», если речь идет об исламе, и  не все в человеческой жизни изменчиво и непостоянно. Заявление о том, что в исламской религии все «закостенелое», и не может удовлетворять потребности жизни человеческого общества в условиях постоянных изменений крайне ошибочно, и есть следствие западноевропейских стереотипов о религии вообще.

Начнем с того, что исламский шариат очень гибкая система законодательства. Именно система, а не просто набор вечных и священных норм. Часть законов шариата вечны и неизменны, но даже эта неизменчивость относительна и обсуловленна. Другая часть шариата –  источники, основы и принципы законодательной системы, которая позволяет всегда и актуально принимать законодательные решения по всем вопросам человеческой жизни, в любом месте, в любое время. К первому относятся основы веры и основы религиозной практики – обряды поклонения, и несколько основных приказов и запретов. Но даже в этом есть фактор гибкости, который регулируется принципом постпененности и приоритетов, а также система облегчений в исключительных ситуациях – рухса.

Второй момент гибкости шариата – обязательность постоянного обновления и нового иджтихада. Этот фактор гибкости шариата рассмотрим более подробно.

Шейх Кардави отмечает важность разделения чисто религиозных вопросов и вопросов мирской жизни. В первой сфере, любые нововведения, которые изменяют что то в религии, как вероучение или обряды поклонений, вносят что то, что не соответсвует предписанному, или удаляют что то, установленное в текстах шариата – запрещены и порицаемы. «Или же у них есть сотоварищи, которые узаконили для них в религии то, чего не дозволил Аллах? Если бы не решающее Слово, то их спор был бы уже решен. Воистину, беззаконникам уготованы мучительные страдания», (Совет 21). Посланник Аллаха, мир ему, сказал: «Если кто то создаст в нашей        религии то, что не из неё, это будет отвергнуто».[117]

В этих и других запретах нововведений идет речь об конкретных установках вероучений и обрядов поклонений, в которых что-то добавлять или уменьшать запрещено – это система безопасности учения ислама. Но обновление религии необходимо и похвально. Ученые ислама говорили, что обновление ислама – обязанность, возложенная на всю уммы (факрд кифая). Посланник Аллаха, мир ему, сказал: «Воистину Аллаха, каждый сто лет, пошлет в эту умму того, кто будет обновлять её религиию».[118]

Посланник Аллаха, одобрил обновление, и сообщил нам, что Аллаха будет каждые сто лет посылать в нашу умму тех, кто возьмет на себя исполнение этой обязанности. Поэтому умма обязана обеспечить условия и принять все мере, необходимы для того, чтобы ученые-муджтахиды ислама выполняли эту задачу. Для этого умма должна принять все научные, воспитательные, практические, материальные и административные меры. Естественно, обьективно, мы придем к необходимости политических решений власти, уполномоченной уммой ислама.

Шейх Кардави отмечал, что исламская цивилизация имеет два ориентира: следование ниспосланному в религии и прогрессивизм в мирских делах. Религия имеет несколько смыслов, в этом контексте, идет речь о вероучении, ритуально-обрядовая сторона и основные законы дозволенного и запретного. Об этом Всевышний говорит в Коране «Или же у них есть сотоварищи, которые узаконили для них в религии то, чего не дозволил Аллах? Если бы не решающее Слово, то их спор был бы уже решен. Воистину, беззаконникам уготованы мучительные страдания. Все это есть нечестие. Сегодня неверующие отчаялись в вашей религии. Не бойтесь же их, а бойтесь Меня. Сегодня Я ради вас усовершенствовал вашу религию, довел до конца Мою милость к вам и одобрил для вас в качестве религии ислам. Если же кто-либо будет вынужден пойти на это (на употребление запрещенных продуктов) от голода, а не из склонности к греху, то ведь Аллах – Прощающий, Милосердный», (Трапеза 3).

Есть два условия правильного поклонения:

Первое: поклонятся только Единому Аллаху, и никому другому, ни дереву, ни солнцу, ни природе, ни пророку, ни небу, ни родине, ни нации. «Мы не посылали до тебя ни одного посланника, которому не было внушено: «Нет божества, кроме Меня. Поклоняйтесь же Мне!» », (Пророки 25).

Второе: поклонятся Единому Аллаху только так, как он установил и узаконил. Посланник Аллаха, мир ему, сказал «Все новые изобретения в религии  –  нововведение, и все нововведения — заблуждения».[119]Посланник Аллаха, запретил изобретать, что то новое в религии, не имеющее основания в Коране и сунне. Например, Аллах в Коране порицал христиан за изобретение и нововведение монашества, когда они ввели в свою религию запрет на бракосочетание, запретили многие блага и украшения этой жизни, разнообразную и приятную пищу, запрет на частную собственность вообще, отказ от  очищения, самобичевание и многое другое. Эти крайности монашества не могут быть оправданы благими намерениями или стремлением к чистоте духа, так как противоречат ниспосланному Всевышним. «Потом Мы отправили по их следам Наших посланников, и отправили Ису (Иисуса), сына Марьям (Марии), и даровали ему Инджил (Евангелие). В сердца тех, которые последовали за ним, Мы вселили сострадание и милосердие, а монашество они выдумали сами. Мы не предписывали им этого, но они поступили, таким образом, дабы снискать довольство Аллаха (или Мы предписали им только стремиться к довольству Аллаха). Но они не соблюли его должным образом. Тем из них, которые уверовали, Мы даровали их награду, но многие из них являются нечестивцами», (Железо 27). Они в своей философии, которая не имеет отношения к религии Иса, мир ему, дошли до того, что грязь ближе к Всевышнему, а чистота ближе к шайтану. Как пример, некоторые «святые» даже сетовали, что признаком падения веры стало то, что люди больше начали мытся в банях. Скорее всего, это «зараза» – бани и чистоплотность, перешли к ним от мусульман, в одной только Куртубе бань было шестьсот, а в Багдаде их было шесть тысяч. К сожелению, Европа начало свое существование как развитая цивилизация в эпоху возрождения, которой они полностью обязаны мусульманам, и никому другому. Даже греческая философия пришла к ним от мусульман, не говоря о все остальном, от гигиены и культуры, этикета и наук, как точных так и гуманитарных, демократической системы и  прав человека, и самого главного в цивилизации – принципов свобод, равенства и справедливости. За исключением некоторых честных европейских историков, европа не знает признания и благодарности, приписывает все себе, и забывает упоминуть  тех, кто дал им все основы для цивилизации. Ненависть и злоба по отношению к мусульманам, европейский национализм и гордыня тому причина.

Как ьы то нибыло, оправдательно трактовать крайности монашества нельзя, конечный результат однозначно противоречит истине – Всевышний чистый и любит чистоту, и он лучше знает путь к духовному развитию, и никто не может запрещать дозволенное им. Чрезмерная жесткость и радикализм в религии, нарушающие умеренность божественной истины всегда порицались в религии Аллаха. Пророк, мир ему, сказал «Не будьте чрезмерно жестки с собой, те, кто были до вас, ужесточили для себя религию и Аллах в наказание ужесточил им. Это оставшиеся из них в кельях и монастырях».[120]

Противоположность строгости следования в религиозных делах, это призыв ислама  постоянным изменениям, развитию, улучшению и изобретательности в мирских делах. Наша религия призывает нас использовать все в этом мире наилучшим образом, открывать новое, изобретать, улучшать и не стоять на месте. Мусульмане должны владеть этим миром. Но исламский мир отстал на многие десятилетия, потому что отшли от основных ориентиров цивилизационного пути: следование в религии и улушения в мирской жизни. Мусульмане начали все делать наоброт, изменять и добовлять в религию, подражать прошлому в мирских делах, ничего не обновляя и не развиваясь.

Посланник Аллаха поощеряет изобретения и улушения, новшества и прогресс в исламе. Он сказал «Кто начнет в исламе благой путь, ему награда за это, и каждый раз, когда кто то последует этому пути, ничем не уменьшая его награды».[121]

Поэтому, мы находим множество примеров изменений, изобретений и улушений, сделанных сподвижниками Пророка. Они не следовали тому, что делала посланник Аллаха, а если развитие жизни и изменения положения требовали, то изменяли, развивали и добавляли. Если интересы исламского призыва, интересы уммы и общества, интересы государства нуждались в обновлении и изменении, они первыми изобретали и вводили эти новшества, которых не было во времена пророка, мир ему. Они сделали «мусхаф» Корана, избрание халифа шестью уполномоченными, чеканка монет и создание тюрем, и многое другое известное в истории первых халифов. Один Омар бин Хаттаб, ввел изобретений и новшеств больше, чем все современные правители мусульманских стран вместе взятые, перенял систему «диванов», ввел мусульманский календарь, установил порядки градостроительства.

Паралельно с этим продвижением прогресса и развития, сподвижники строго следили за сохранением вероучения и обрядовой  стороны шариата от нововведений, добавлений и удалений. Сподвижники во главе с учеными и халифами защищали религию Аллаха от любых чужеродных элементов или внешнего вмешательства. Одновременно, они четко видели границы дозволенных нововведений. Создали отдельные науки по граматике и красноречию арабского языка, создавали словари, развивали науки тафсира и фикха, хадиса и вероубеждения, Корана и истории. Записывали хадисы, развивали науки терминалогии хадисов, методы проверки достоверности. Что интересно, но еще тогда были некоторые ученые, которые сомнительно относились к таким прогрессивным и полезным нововведениям. Некоторые, например, порицали запись хадисов в отдельные сборники, потому что, как они говорили, посланник Аллаха этого не делал, мир ему и благословение. Позже, ученые с этой точкой зрения, порицали записывание фикха в отдельные книги, и даже считали нововведением, обособление наук хадисов и фикха, как отдельных дисциплин. Затем, мусульмане начали переводить труды с других языков, философия, медецина, астрономия, география, физика, химия, математика,что то исправляя и добавляя, что то изменяя и  улучшая. В том числе, создавая новые науки, как например алгебру, алгоритмы, и даже ноль, связаны с именем Хаварезми.[122]Можно вспоминать аль-Бируни, аль –Фараби, Ибн Сина и Ибн Рушда, Ибн Хальдуна и Абу Бакра Рази, Ибн аль-Хайсам и многих других. Для мусульман было абсолютно ясно, что в этой сфере, познания вселенной, любые нововведения и изобретения похвальны и вознаграждаемы Всевышним Аллахом.

К сожелению, время застоя и отсталости, которые постигли мусульман, затронули в первую очередь мышление, и мы читаем, как некоторые из мусульман, даже муфтиев, запрещают сначало телевидение и фотографирование, порицают полеты в космос, использование интернета, как и  многое другое, под предлогом, что это новшества.  Но разве Всевышний не сказал в Коране «Он – Тот, Кто сотворил для вас все, что на земле», (Корова 29).

Далее, мы должны различать, что в религии обновляется, а что не обновляется, кто он истинный обновитель, и что такое обновление вообще. Шейх Юсуф Кардави, написал прекрасные работы по этому вопросу, которые, однозначно, являются первооткрывающими для этой актуальной проблемы. Из его прекрасных науных монографий, следует прочитать такие книги, как «Сунна: как источник познания и цивилизации» и «Для правильного возрождения, обновляющего религию и развивающего жизнь». К сожелению, до сих пор эти книги не переведены с арабского языка, но надеемся, скоро это изменится.

Чтобы избавится окончательно, от сомнения секуляристов, скажем, что не все в религии постоянно и неизменно, как и не в нашей жизни изменчево и непостоянно. В религии есть постоянная часть и изменяющаяся часть. Постоянная часть религии: доктрины вероубеждения, обряды поклонения и ритуальные дела, твердые и ясные нормы шариата, нравственность и моральные ценности, это то, в чем едина наша умма, в чем вырожается идейное, ценностное, мировозренческое и моральное единство всех мусульман. Это и есть неприкосаемая и священная основа исламской уммы  и цивилизации.

Остальная и большая часть норм и дел в исламе имеет спорные основы, спорные доказательства, или связаны с изменчивыми условиям и обстоятельствами. Изменение времени, места, обычаев, людей, приоритетов, все это означает изменение в религиозных нормах и делах. И большая часть разногласий в мазхабах и исламских направлениях, стали результатом в первую очередь этих факторов, пусть и не только этих. И мы находим, как один имам, дает два и даже три мнения на один и тот же вопрос, когда меняется время и положение. Все эти разногласия и разные точки зрения составляют богатое религиозно-нормативное наследие исламского фикха, которое дает мусульманам простор выбора, область для «маневров», гибкость для законодательной и политической системы, фундамент для терпимого отношения друг к другу. «Разногласия ученых моей уммы – милость, их консенсун – твердое доказательство».[123] И только узколобые лица, или негодяи с мирскими амбициями, используют эти разногласия для разжигания розни, «партийности» и фанатизма, чем пользуются враги ислама.

Когда ислам вошел в земли Ирака, Шама, Египта и Персии, шариат не нашел никакой трудности в решении вопросов, проблем, организации жизни в этих странах, которые отличались от Аравии во всем, в культуре, обычаях и традициях, образе жизни, социальном и экономическом положении. Внимтельное чтение Корана и сунны научили нас раздлению целей и средств, общих целей и частных предписаний, глобальных стратегических направлений и тактических шагах. Шариат был настолько гибок и широк, что не нашел никаких препятствий в управлении территориями, огромными, новыми для ислама и разнообразными по культурному, традиционному и религиозному составу.

Также и жизнь в этом мире не вся изменчива, более того, основа во всех составляющих нашей вселенной – постоянная. Сущность вселенной постоянна, сущность жизни неизменна, сущность человека неизменна, сущность тела и души неизменная, сущность добра и зла, истины и лжи, созидания и разрушения, исправления и порчи неизменны. «Это произошло потому, что они превозносились на земле и замышляли зло. Но злое ухищрение окружает (или поражает) только тех, кто творит зло. Неужели они ожидают чего-либо иного, кроме участи первых поколений? Ты не найдешь замены для установления Аллаха и не найдешь возможности уклониться от установления Аллаха», (Творец 43). Небо таже, что и было, земля таже, что и была, океан тот же что и был, воздух, горы и реки, солнце и луна теже, что и всегда. И если что то поменялось, то это изменения в некоторых деталях, частях, второстепенных качествах. Какую то часть суши поглотила вода, какую то часть воды, человек превратил в сушу. Что то из пресной воды превратилось в соленую, что то из соленой воды человек опренил, но все это не меняет сущность вселенной и человека в ней. Даже общение по интернету или через почтовых голубей есть различие второстепенное, а не существенное, как и передвижение на верблюде или самолете. Неважно как человек обманывает в торговле, намочил он пшеницу водой, или обманул миллионы людей с помощью сложных банковских или финансовых махинаций. Не важно, тиран перебил население города с помощью мечей и копей, или бомбил города с воздуха. У Адама было два сына, первый был благородным, честным и добрым человеком, его имя Хабиль, второй оказался подлым, завистливым и горделивым негодяем, его имя Кабиль. Он несправедливо убил своего брата, преисполненный злобой и завистью, потокая своим страстям и слушая наущевания шайтана. Поэтому, все, кто говорит, что религия отделена от жизни, потому что религия неизменна, а жизнь изменилась, лгут сами себе, сознательно или подсознательно, желают оправдать Кабиля, защитить его от осуждения.

Ислам не против прогресса, более того, ислам стал двигателем прогресса современной эпохи. Коран учит стремиться  к «наилучшему» во всем. Читаем в Коране «которые прислушиваются к словам и следуют наилучшим из них. Это – те, которых Аллах наставил на прямой путь. Они и есть обладающие разумом», (Толпы 18). Посланник Аллаха, мир ему, переселившись в Медину, создал государство, основанное на договоре между мусульманами Мекки и Медины, договоре между мусульманами племени аус и Хазрадж, и договоре между мусульманами и иудеями. Все признали своим правителем — Мухаммада, законом – шариат. Посланник Аллаха занялся политиой уже не только как лидер общины, но как правитель государства. Он занялся экономическими и социалогическими проблемами. Призывал мусульман торговать на рынке, отменив все налоги. Решил проблемы земледельчества, отдав в собственность землю, котораю человек возделает. Искоренил безграмотность, сначало проведя статистику всех. Кто умеет читать и писать, и приказав грамотным научить неграмотных. Занялся военным делом, отправив несколько человек изучать строительство катапульт и осадныъх орудий. Начал международные отношения, отправив послов и письма к десяткам правителей племен, государств и империй.

Он учил мусульман открытости и терпимости, уважению к знанию, развитию, прогрессу и качеству. «Аллах любит, когда кто-то из вас делает свое дело, делает его качественно». Когда оказалось, что его совет в опылении финиковых пальм был ошибочным, а мнение садовников было верным, он без колебаний сказал «Вы лучше разбираетесь в делах вашей жизни».[124]Вообщем, мусульмане со времен сподвижников отправились в самые далекие уголки мира, позновая, открывая страны, призывая к исламу. Они достигли Китая и Индии, достигли центральной Америки, намного опередив Колумба. Первыми создали карты мира, которыми пользовались европейские путишественники, дали колоссальный толчок развитию математике, астрономии, географии, аэродинамике, медецине. «Когда же намаз завершится, то разойдитесь по земле, ищите милость Аллаха и часто поминайте Его, – быть может, вы преуспеете», (Пятница 10).

В своей книге, шейх Кардави продолжил раскрывать природу, особенности и первые принципы государства в исламе. Одна из проблем, это пропаганда секуляристов. Они отрицают  тот факт, что ислам требует от мусульман устанавливать свое гоударство, они отрицают право последователей ислама на создание политической партии, они заявили. Они заявили, что государство ислама – религиозное государство, подобное тем, что существовали в Европе, в которых священники правили от имени Бога. Секуляристы обвиняют государтво ислама в фанатизме, в отсутсвии прав человека, притеснении религиозных меньшинств. Конечно все эти завяления и обвиняения секуляристов не соответсвуют истине, которая подтверждается шариатскими и историческими доказательствами. И кто, если не мусульмане, научили Европу правам человека, правам религиозных меньшинств, справедливости правителя, принципам гражданского государства, совета в управлении. Но, европейский центризм и империализм, стереотипы, созданные антиисламской пропагандой времен войн с мусульманами, религиозный фанатизм Европы, все это до сих пор не позволяет европейцам признать блага, которыми они обязаны мусульманам, признать множество исторических фактов. К сожелению, избирательный и необьктивный подход в изучении истории науки, цивилизации, культуры и развития в Европе, подтасовка и сокрытие фактов, господствуют до сих пор. Политика двойных стандартов, принцип «цель оправдывает средство», материальные интересы прежде всего, все это отражается как в политике, так и в науной сфере. Здесь нет ничего удивительного, так, когда мы читаем советские книги по истории, написанные при «социализме», мы находим пропаганду и множество подтасовок. Также, противоположная сторона, так называемого западного лагеря, трактуют с другой точки зрения. Сегодня, также происходит, одним выгодно показать положительную сторону «российско-советского», другим нужно показать превосходство «западного» мира, это и в новостях, и в истории далекого и близкого прошлого, культуре, науке, реального положения дел в странах, внутренней и внешней политике. Кто совершил вероломную агрессию, а кто героически защищал родину? Кто первым что-то изобрел или совершил научное открытие, а кто всего лишь перенял?  Кто служит своему народу, а кто тиран, лжец и вор? Кто террорист и убийца детей, а кто защищает права человека и цивилизацию? Кто совершает геноцид, а кто принял адекватные и справедливые меры? Мы живем в такое время, когда ложь господствует в политике, в науке и сми, и лишь еденицы людей пытаются разобраться, где истина, большинство же плывут по течению, совпадающему с пристрастиями, интересами или стереотипами. И один из фрагментов этого положения, взгляд на историю исламского государства, на религию и её связь с жизнью и государством, на перспективу создания мирового исламского государства, которое станем лидером морального и материального развития.

Доказательства из шариата, доказательства из истории и жизненная необходимость однозначно закрывают эти вопросы: в исламе есть предписание создания государства, которым правят уполномоченные граждане, перед законом равные всем остальным, ограниченные исламскими законами, обязанные мирно передать власть и править в совете. Это государство гарантирует права человека, права религиозных меньшинств и не знает фанатизма или мракобесий. Отдельные, ограниченные фрагменты в истории мелких государств, существоваших на территории мусульман, не могут перечеркнуть тысячилетнюю и глобальную историю халифата, как не могут отменить шариатские доказательства.

Секуляристы давно пытаются внедриться в круги, так называемых религиозных авторитетов. Не исключение и известнейший исламский университет аль-Азхар. Последней точкой было то, что секулярные власти Египта начали напрямую вмешиватся в дела аль-Азхара, назначать его главу, и в конечном итоге, диктовать свое «понимание» ислама. Конечно, в рядах ученых этого древнего учебнего заведения есть искренние и богобоязненные ученые, но раскручивают на официальном уровне, как правило, послушных и безпринципных. И вот теперь, мы слышим, как один из псевдоученых аль-Азхара дозволяет растовщичество, второй считает, что хиджаб не обязателен, третий утверждает, что Коран не запрещает употребление вина, а верховный «муфтий» открыто дозволяет проливать кровь невинных людей, посмевших требовать свои элементарные права. Не исключение и многие другие мусульманские страны, в которых секулярные власти, как монархии, так и диктатура, пытаются подмять под свои интересы религиозные толкования и фетвы, воспитывая целую прослойку аморальных, циничных и покорных «шейхов», которые всегда встанут за «законного» правителя, всегда будут против «террористов», всегда поддержат любые «прогрессивные» трактовки священных текстов. Одни создают себе образ «суфия-традиционалиста», другой играет роль «селефитского» ревнителя чистоты веры, третий занимает позицию новаторского и прогрессивного проповедника. Узел заговоров, один за другим развяжется, но для этого нужна помощь Всевышнего и немало времени. Готова ли умма ислам выбиратся из этого времени смут и раздоров, времени, когда худшие говорят от имени остальных, а лучшие унижены и оболганы.

 

Шариатская политика и права человека

Так называемые прогрессивисты и секуляристы, поднимали вопрос прав человека, когда речь заходила о шариатской политике и исламском государстве. Давайте бросим свет и на этот вопрос.

Либералы, левые, правые, и вообще все носители секулярных идей политики и идеологи, в подовляющем своем больщинстве,  считают, что шариатские законы, которыс следует государство ислама, противоречат международной декларации по правам человека, принятой в ООН, в 1948 году. Начнем с того, что де факто, на сегоднящний день, в человеческом мире нет силы, которая бы защищала эти права и принуждала к их соблюдению. На практике, это чернила на бумаге, или слова у микрофона. И если принуждают, то только сильное государство, принуждает слабое, если в этом есть политический, экономический или идеологический интерес сильного государства. А так, то если взять первые десять, двадцать, тридцать прав, то они массово нарушаются в отношении десятков и сотен миллионов людей, и  ничего кроме лицемерного осуждения мы не видим, как не редко, государства, которые больше всех известны правозащитной риторикой, и есть главные преступники против прав человека. Это уже очевидная истина, особенно в свете событий последних трех десятилетий.

Во-вторых, большая часть формулировок и определений довольно общие, и поэтому могут трактоватся по разному. Отсюда, нет приоритетных трактовок, если трактовка исходит из мировзрения или культуры, религиозных или традиционных ценностей, не имеющих общечеловеческого характера. Никто не может свою трактовку права считать единственно верной, и судить о том, что закон шариата противоречит этому праву.

Теперь, давайте обратимся к нескольким примерам, которые считаются доказательсвтами противоречия между шариатом и правами человека.

Первое сомнение: права религиозных меньшинств

Очень многих волнует именно этот вопрос, забывая, что религиозные меньшинства, особенно христиане и иудеи, проживали более тысячи лет под властью халифата и законов шариата. Это значить, что речь идет не о теории, а о многовековой практике, которая, пусть и не всегда соответствовала принципам ислама. Ведь не редко, определенными территориями, правили не самые богобоязненные и справедливые наместники, амиры, султаны. И несправедливости, подвергались все, в том числе и сами мусульмане.

Некоторые люди утверждают, что шариат нарушает права меньшинств: они говорят, что христиан называли «ахлю зимма», это означает, что они были второсортными гражданами. Они напоминают о джизья – подушный налог «пока они не станут собственноручно платить дань», (Покаяние 29). Также, их обязуют соблюдать законы шариата, в который они не верят. И последнее, они говорят, что иноверцам запрещено занимать некоторые государственные должности. Все это, как они считают, говорит о нарушении прав религиозных меньшинств.

Ответит на эти вопросы по очереди. Во-первых, ахлю-зимма, ни в арабском языке, ни в шариатском поределении не несет унижающего или дискреминирующего смысла. «Зимма» несет два значения — гаранти и договор. Ахлю-зимма – люхи, которорые заключили договор, по которому мусульмане обязаны соблюдать все гарантии, которые дал Алла и Его посланник. Строго запрещено нарушать этот вечный договор, который дает им гарантии жизни, достоинства, вероисповедания, имущества.

Если христианам не нравится само слово, и оно вызывает у них отрицательное восприятие, то ислам не предписал нам держатся за это слово. Его с легкостью можно заменить на понятие гражданства, общности родины. Даже в самых ранних книгах фикха мы найдем, что «ахлю-зимма» относили к «ахлю-дар» — население родины, общей страны, другими словами, они считались согражданами.

Что касается «джизья», то очень малая сумма, которая платится гражданином в казну его государства, как денежное участие в обороноспособности государства. Ведь немусульмане, как правило, не участвуют в военных дейтсвиях, это обязанность мусульман. Известны исключения, когда некоторые народы из ахлю-зимма освобождались от выплаты джизья взамен службы определенного количества мужчин в армии халифата.

К тому же, государство берет на себя обязанность оказывать социальную помощь бедным из числа ахлю-зимма, или оказавшиеся не способными зарабатывать себе на жизнь, естественно они освобождены от джизья.[125] Эти средства также состоят из джизья, которые платят зиммии, способные на это. Что касается слова «приниженно», (Покаяние 29), то в то время, это слово означало признание власти государства и покорность его правителю, и закону. Такая формулировка в прошлые времена очень распростронена на многих языках, именно так описывается отношение между обычным человеком и властью его государства.

Использование слова «джизья» также не обязательно. Предписание касается факта налога, и не обязательно соблюдать название. Так, например, Омар бин Хаттаб, заменил слова джизья на слово закят в договоре с христианами племени Тагъляб. Они посчитали унизительным для себя платить джизья, и Омар предложил заменить его на закят, что на самом деле не имеет особого значения. Важно, что этот налог, символезировал их преданность государству.

Установление религиозных законов для иноверцев

Этот не так. Никакие религиозные законы и обязательства не возлагаются не ахлю-зимма. Ни молитва, ни пост, ни закят, ни хадж. Что касается законов, в которых помимо религиозной стороны сеть и социальная, финансовая, экономическая, административная или другая сторона, такие законы могут распростронятся на иноверцев. Например вопросы женитьбы, развода или распределения наследства, разбираются для христиан и иудеев в соответсвии с нормами их вероисповедания, судьями христианами или иудеями. Вопросы торговли, также, законы для мусульман – шариат, для христиан – христианские. Например, они могут продовать и покупать между собой всем тем, что дозволяет их вера, но они не могут продовать мусульманам, скажем, свинину или вино. Что касается «уголовных» преступлений, убийства или членовредительства, грабеж, прелюбодеяние, кражи, они будут осуждены также как и мусульмане, так как эти преступления запрещены вообще, вне зависимости от вероисповедания. Эти законы приняты в соответсвии с мнением большинства, и все граждани обязаны подчиняться им, в том числе и меньшинство, что соответствует демократическим принципам. Но не все наказания премлемы для христиан или иудеев, например, наказание за употребление вина ограничено только мусульманами, так как это не запрещено в христианстве. Вообщем, в тяжбах, нарушении прав, спорах, они имеют полные гарантии справедливого суда. «Они охотно выслушивают ложь и пожирают запретное. Если они явятся к тебе, то рассуди их или же отвернись от них. Если ты отвернешься от них, то они нисколько не навредят тебе. Но если ты вынесешь решение, то суди их беспристрастно. Воистину, Аллах любит беспристрастных», (Трапеза 42).

Мне кажется, что для христиан не является проблемой, с точки зрения христианства, принять законы шариата, так как христианские законы, не настолько многочисленны и детальны, чтобы входит в противоречия с законами шариата. Не помню, чтобы церковь говорила о том, что есть много противречий между законами христианства и законами секулярных государств. К тому же, законы шариата, в большинстве своем, ближе к христианству, чем законы, принятые в секулярных государствах Европы. Шариат полностью поддерживает и защищает моральные и нравственных ценности, которые несет в себе христианская мораль, в отличае от секулярных законодательств современных государств. Другое дело, если из за фанатизма, или религиозной нетерпимости, церковь, заявит, что для христиан непримлемы законы шариата, но приемлемы законы, секулярных государств, в таком случае церковь отойдет от логики, и это будет не честно в отношении христианства. Что касается иудаизма, то законы Торы во многом близки к шариатским нормам, что облегчает жизнь иудеев в государстве ислама. Существует множество свидетельств христиан Ближнего Востока, священнослужителей, ученых и деятелей культуры и науки, которые отмечали положительные стороны жизни христиан или иудеев в стране с законами шариата, когда они утверждали, что эти законы лучше для верующих других конфесий, чем секулярные законы. И кто, если не христиане Палестины и Сирии, Египта или Ирака, может лучше знать, о чем идет речь, ведь они уже более тысячи лет знакомы с исламским правлением в халифате. И им есть с чем сравнить, вот уже более века, как в этих странах правят секулярные власти, левые, правые, националисты и социалисты, либералы и монархи, там же действует секулярыне законы, перенятые у европейцев. Религиозные меньшинства имели больше прав во времена халифата, и наивысшее что они видели это справедливость, которая ни что иное как процесс и отношение, и совсем не строки в конституции. Сейчас же, после более века секуляроного правления, эти общины, максимум, на что могут расчитывать, это быть использованы в чужых имперских или колониальных интересах. Факты тому подтверждение.

Также, можно услышать вопрос о том, что иноверцам запрещено занимать определенные государственные должности. Это так, и абсолютно логично и разумно. Государство ислама – государство с религиозной основой, религиозным посланием и религиозными целями. Я писал, что это не религиозное государство, в том смысле, что это не государство, которым по своему усмотрению и безгранично правят священнослужители, правят от имени Бога. С этой точки зрения, государство ислама – светское государство. Но это государство, созданное исламским призывом, на основе исламской веры, его законы – законы откровения, и одна из целей этого государства – возвысить слово Аллаха. Поэтому, некоторые государственные должности пересекаются с религиозными делами, которые могут взять на себя только верующие в эту религию, её послание и её цели. Во-первых. Маловероятно, что бы христианин или иудей, захотел занять должность имама мечети, муэдзина, проповедника, ответственного за мечети, обучение Корану и исламским наукам и т.д. Также, например, должности связанные с закятом, хаджом и т.д. Но даже здесь, мы находим высшую степень религиозной терпимости у мусульман, когда узнаем, что некоторые ученые фикха разрешают человеку из ахлю-зимма заниматся сбором закята, закят это один из пяти главных столпов ислама. Этот человек может заниматся сбором закята, и получать за это определенную плату, что отмечено в Коране.[126]

Глава государства, с одной стороны светская личность, в том смысле, что он может ошибатся, он несет ответсвенность, его могут избрать, назначить, снять, и даже наказать, в случае преступления законы и т.д. Но эта должность в государтве ислама – несет и религиозное значение. Этот человек должен исполнять роль религиозного лидера мусульман, заботится о послании и целях исламского государства, следить за исполнением законов шариата, обьеденять заботы как о религиозной, та ки мирской жизни своей общины. Это имам, и наместник пророка в государстве, основы которого заложил пророк Мухаммад, мир ему. Также, действуют и некоторые министерские должности, которые наряду с профессиональными требованиями, пересекаются с религиозными. Они не могут быть доверены никому, кроме верующего в послание государства ислама.

Некоторые министерства, которые несут исполнительный характер, и не обладают законодательными полномочиями, занимали немусульмане в прошлом, и могут занимать его в будущем. Шейх Кардави писал, что ученые фикха, уже давно отметили, что министерства исполнительного значения, которые не обладают полномочиями издавать законы, могут занимать представители иных вероисповеданий. Об этом писали еще такие известные имамы фикха, как Маварди и Абу Юаля Фара. Некоторые министерства, даже имеют особенное значение для государственных дел, например министерство обороны или министерство внутренних дел.[127]

Что касается судопроизводства, то изначально, эту должность может занимать ученый в шариате, знаток Корана, сунны, фикха, наук необходимых для иджтихада, что практически нереально для немусульман.

 

Второе сомнение: религиозная свобода, как известно, в исламе, запрещено менять свою веру, в противном случае, человека ждет смертный приговор. Третье сомнение: права женщины унижены в исламе. Она не может выйти замуж без согласия опекуна, муж главенствует в семье, развод в руках мужа и женщина получает меньшую долю наследства, чем мужчина. «Мужчине достается доля, равная доле двух женщин», (Женщины 11). Четвертое сомнение, это права гомосексуалистов, трансвеститов, и т.д. Также, ислам запрещает ходить женщине с обноженными частями тела по улице.

Прежде чем отвечать на все эти и многие другие частные примеры, необходимо понять общую концепцию прав человека в исламе. О правах человека в исламе написано очень много, монографий, книг, статей, исследований, защищены магистратские и докторские. Здесь приведет краткий обзор основ прав человека в исламе, используя работу Мухаммада Фетхи Османа, который провел исследования прав человека в исламских первоначальных источниках. Тезисы этого исследования следующие:

1-      Общие права человека защищены и гарантированы шариатом. Шариат охватил разнообразные категории прав, такие как личные права, интелектуальные, политические, экономические, социальные, юредические и другие. Также, шариат подтвердил принцип общих свобод и равенства.

2-      Права человека в исламе охватили мужчин и женщин, в хадисе сказано «». Шариат заботится о правах детей, по Корану «слабое потомство». Эта забота возлагается на различные институты: семья, общество, государство.

Права человека в исламе охватили мусульман и немусульман. Эти права собрало слово «бирр» — доброта, благочестие. Читаем в аяте «Аллах не запрещает вам являть доброта и справедливость к тем, кто не сражался с вами из-за веры и не изгонял вас из ваших жилищ, — ведь Аллах любит справедливых», (Испытуемая 8).

3-      Права человека гарантированы государством, общиной и отдельной личностью, так как «призыв к одобряемому и запрет порицаемого» является обязанностью всех мусульман, как отдельной личности, так и общины и государства. «», (Покаяние 71).

4-      Отчет отмечает, что права и свободы человека в исламе превосходят секулярный взгляд на права человека по нескольким причинам. Права человека в исламе опираются на веру в Бога и  божнественное откровение, что по глубине, широте и продолжительности не сравнимо выше, чем такие основы, как «естественное право», «справедливость», «общественный договор» или философия индивидуализма и др. Всевышний Аллах является источником прав человека, поэтому для мусульманина, права человека связаны с верой и религиозными убеждениями, а не просто абстрактными рассуждениями о естественных правах. Эта вера имеет свою основу в разуме и душе, и направляет поведение личности, общины и государства.

5-      Когда право исходит от Всевышнего Аллаха, это значить, что право связано с обязанностью. Право отдельного человека связано с правом другого человека, общины или государства, например, если человек имеет право, значить обязанность возложена на другого человека, общину или государство. Человек, община или государство выступают как обьекты – субьекты взаимосвязей прав и обязанностей.  Права различны по области, к которой они относятся, например интелектуальные и политические права могут быть связаны с правами экономическими и социальными. Права могут быть жизненноважными, могут быть второстепенными. Таким образом, например, жизненоважное  политическое право общины, может быть связано с экономическими правами отдельного человека, интелектуальные права человека могут сязаны с экономическими правами государства. И здесь взаимосвязь приводит однозначно к возникновению обязанности, человека по отношению к общине, общины по отношению к человеку, государства по отношени человека или общины и т.д. Эта система взаимосвязей прав – обязанностей сбалансирована шариатом, и не позволяет возникать уродливым крайностям индивидуализма и эгоизма в либеральной системе, или крайности коммунизма и коллективизма в системах тоталитарных. Посланник Аллаха сказал «Не уверует ни один из вас, пока не полюбит для своего брата тоже, что любит для себя».[128] Также он сказал «Клянусь Аллахом, не уверовал в меня тот, кто лег спать сытым, и знает, что его сосед голоден».[129]  Также он сказал «Пусть никто из вас, не перебивает (лучшей ценой) торговую сделку своего барат. И пусть никто из вас, не сватает женщину, которую уже засватал его брат».[130] Это некоторые примеры, разъясняющие аят: «Воистину, верующие — братья», (Комнаты 10).

6-      Ислам обязал обладателя права требовать и добиватся своего права, как обязал обладателя обязанности исполнить её, тем самым соблюдая право другого. Например, посланник Аллаха, мир ему, сказал «Кто погиб защищая свое свою жизнь – шахид, кто погиб защищая свою честь – шахид, кто погиб защищая свое имущество — шахид». Верующие, как личности, община или государство, всегда и везде, по мере своих сил, обязаны добиватся соблюдения прав. «Если две группы верующих сражаются между собой, то примирите их. Если же одна из них покушается на другую, то сражайтесь против той, которая покушается, пока она не вернется к повелению Аллаха. Когда же она вернется, то примирите их по справедливости и будьте беспристрастны. Воистину, Аллах любит беспристрастных», (Комнаты 9).

7-      Шариат возложил на отдельного человека, общину и государство. Такую обязанность как призыв к одобряемрму и запрет порицаемого. Это не что иное, как борьба за права, свои или других.

8-      На общины мусульман возложена обязанность, рассудить по справедливости, примирить и исправить отношения в смье, обществе, в муждународных отношениях, в тех случаях, когда произошел конфликт или ссора. «Если вы опасаетесь разлада между ними, то отправьте одного судью из его семьи и одного судью из ее семьи. Если они оба пожелают примирения, то Аллах поможет им. Воистину, Аллах – Знающий, Ведающий», (Женщины 35).

9-      Одна из важнейших целей джихада – защита и утверждение прав слабых и обездоленных. «Отчего вам не сражаться на пути Аллаха и ради слабых мужчин, женщин и детей, которые говорят: «Господь наш! Выведи нас из этого города, жители которого являются беззаконниками. Назначь нам от Себя покровителя и назначь нам от Себя помощника?» », (Женщины 75).

Это сокращенный обзор тезисов отчета по правам человека в исламе, который мы находим в книге Мухаммад Фетхи Осман.[131]

Относительно религиозной свободы, здесь следует отметит, что основа в исламе – полная свобода. «Нет принуждения в религии», (Корова 256). Если же идет речь о косвенном принуждении к исламу, например, определенные огранчиения для иноверцев в карьере, общественное давление, определенные особенности, которыми обладают мусульмане, джизья и другие примеры, то обьективно, каждый случай необходимо рассматривать отдельно и детально. Такие обвинения, рожденные пристрастными и не взвешенными «впечетлениями» нужно разбирать конкретно. «Общественное давление» существует в любом обществе, в любом народе, в любом государстве. И не обязательно это происходит преднамеренно или со злым замыслом. Если мусульмане в своей стране отмечают свой религиозный праздник и угощают соседей христиан, можно считать это косвенным принуждением к исламу? Если по телеканалу идут сериалы с мусульманским содержанием, мы будет говорить о притеснении прав религиозного меньшинства? Или в школьной программе изучается Коран, это тоже притеснение меньшинств, которые не веруют в эту книгу? Это абсурд. В любом обществе, в любом государстве, имеет место вот такое «давление» веры, идеологии, культуры, ценностей большинства. Тогда почему же именно мусульман обвиняют в том, что в исламском государстве меньшинства не чувствуют себя достаточно уютно? Хотел бы напомнить исторический факт, что именно исламские общества и государства мусульман научили Европу и весь остальной мир религиозной терпимости и свободе, свободе мысли и политическим свободам, что стало толчком к эпохе возрождения и серьезным реформам.  Не с неба на голову европейцев упали эти ценности и идеи.

Если обратимся к реальности современных секулярных государств и обществ, то они не исключение. Мусульмане в любом, даже самом либеральном и светском обществе «чувствуют общее давление», и это неизбежно для религиозного меньшинства, как неизбежна пасмурная погода. Законы, традиции, общественные ценности и культура конечно различны, и не редко противоречат законам шариата и нравственным ценностям ислама. Также и отношение к мусульманам со стороны большинства, в некоторых обществах мусульман принимают терпимей, дружелюбно, в иных высок уровень ксенофобий, подозрений или даже ненависти. Некоторые законы дают больше прав, некоторые законы нарушают основные права и свободы мусульман. В одном государстве ты можешь добится справедливости через суд, в другом посредствам компании в СМИ и демонстраций, в иных, убьют или посадят в тюрьму по ложному обвинению. В некоторых самых демократичных странах запрещают хиджаб, в других запрещают строить минареты или даже мечети. В третьих вынуждают наших детей выслушивать пропаганду однополых отношений, в четвертых снимают фильмы и издают журналы., кторые под предлогом «свободы слова», лишь оскарбляют и высмеивают святыни ислама. Я уже не говорю о государствах с диктатурами или властью под колпаком спецслужб.

Отсюда, когда кто — то говорит о существовании «давления» на иноверцев в мусульманской стране, следует конретезировать, как именно это проявляется, и разбиратся, действительно ли это дейситвие исламских норм, как например, запрет на распитие алкоголя в местах некомпактного проживания иноверцев, или же это действия самого общества, не соответсвующие нормам ислама. Даже в последнем случае, мы должны знать, что некоторых правил, запретов или норм строго придерживаются определенные мусульманские общества, но они не противоречат и не предписаны исламом, это лишь обычаи и традиции данного общества.

Возвращаясь к вопросу принуждения к вере. Это в принципе не возможно в исламе, как религии, которая призывает к искренности и порицает лицемерие. «Когда они узрели Наше наказание, они сказали: «Мы уверовали в Единственного Аллаха и не веруем в тех, кого мы приобщали в сотоварищи к Нему!» Но не помогла им вера, когда они увидели Наше наказание. Таким всегда было установление Аллаха для Его рабов. Вот тогда неверующие оказались в убытке», (Прощающий 85). Свобода вероисповедания гарантирована в исламе, но без крайностей безпринципной толерантности. «Скажи: «Истина – от вашего Господа. Кто хочет, пусть верует, а кто не хочет, пусть не верует»», (Пещера 29). «Искренне обрати свой лик к религии и не будь одним из многобожников», (Юнус 108).

Что касается вероотступничества, здесь следует остановиться подробней. Ислам не смотрит на религии, как на фольклер или «красивый традиционный риутал бракосочетания», или даже, «историческая ложь правящих элит и опиум для порабощенных народов».  Только в религии истины раскрывается полная картина существующего и его смысла. Ислам не позволяет превращать религии в игру или клуб по интересам, сегодня зашел, завтры вышел. Это не тот случай, когда дозволено следовать капризам, временным настроениям, моде, или еще чему. Поэтому, когда человек принимает добровольно ислам, он должен принимать сознательно истину, и понимать, что отступление его от истины, после того, как она стала ему ясной и очевидной, ничем не может быть оправдано. «Ты удлиняешь день за счет ночи и удлиняешь ночь за счет дня. Ты выводишь живое из мертвого и выводишь мертвое из живого. Ты даруешь удел безо всякого счета, кому пожелаешь»», (Семейство Имран 72). Ислам, устанавил защитную систему, которая защищает общину от смут, защищает порядок в этой умме, предупреждает провокации врагов. История покзала, как действуют враги нашей уммы, которые под прикрытием религиозной проповеди, готовят условия для агрессии и окупации. Ислам не запрещает в принципе рызмышлять, избрать иную веру, но запрещает призывать других людей выходить из ислама, пропагондировать неверие и безбожее. Шариат возлагает ответственность на человека за ложь, которую он проповедует.  Особенности любой системы – меры защиты, в том числе с помощью законов. Это мы находим во всех системах, которые существуют в мире. Мы видим это во всех идеологических системах: националестических, монархических, социалестических, коммунистичских и либеральных, демократических, правых и левых. Точно так же, как тысячи лет, все религиозные системы устанавливали законы и порядки, которые защищали эти системы, в иудаизме, в христианстве, в других. Эти защитные системы действуют в обществах, партиях и государствах, религиозных обществах, даже в коммерческих обьединениях, научных и интелектуальных обществах. На конгрессе политической партии позволят распростронять листовки конкурирующей партии? Конечно, нет!

Вероотступничество, если оставить его без запрета и противодействия, это приведет к негативном, разрушительным и крайне вредным последствиям социального и политического характера. Одновременно, это обязательно будет использовано, поддерживатся и провоцироватся внешними врагами исламского общества и государства. В прошлом и настоящем, мы стали свидетелями того, как захватчики и агрессоры, использовали призыв к вероотступникам, использовали в пропаганде к войне, таких людей не редко использовали как «пятую колонну».

Отсюдо, вероотступничество, однозначно имеет политический смысл, так как ислам это не личное пространство веры, но система общества, государство, цивилизация. Значить, вероотступничество в поределенных условиях, если человек обьявляет об этом, защищает свой выбор, призывает других за ним последовать, ведет антиисламскую пропаганду – это измена и предательство в интересах врагов этой уммы и её государства. Демогогия и абстрактные рассуждения о свободе веры нам не интересны, мы уже видели, как вероотступники в Афганистане, приняли коммунистические убеждения, совершили военный переворот, и затем привели в страну иноземных захватчиков и агрессоров. В результате, захватчики убили сотни тысяч мирных людей, разрушили города, уничтожали религиозные и культурные ценности и наследие, вели открытую войну против ислама как религии. Мы стали свидетелями, как вероотступников использовали в Ираке и Сирии. Тем же самым занимаются во многих странах вероотступники, принявшие западные либерально-секулярные убеждения. На самом деле, продали свою родину, привели в свои страны колониалистов разных цветов, чтобы они сотни лет могли грабить и эксплуатировать эти земли и народы. Эти вероотступники, открытые и скрытые, готовы разуршить свою страну и уничтожить треть своего народа, чтобы остатся у власти, безнаказанно воровать, безчинствовать и дальше удовлетворять чуждые интересы иностранных покровителей. Вот это очевидные и практически подтвержденные последствия вероотступничества. Ирак, Египет, Ливия, эти страны ограблены, отсталы, зависимы, как следствие вероотступничества, Сирия, разрушенная вероотступниками, Палестину продали вероотступники. Все они поднимали лозунги социализма, национализма, секуляризма различных расцветок. Турция, после того как сотни лет защищала ислам, была превращена ататюрскими вероотступниками в главного союзника сионистких оккупантов, которые агрессивно уничтожали ислам в самой Турции.

Вероотступничество не просто позиция в уме человека, но это переход из одной общины в другую, переход во всех смыслах, преданность и участие, поддержка и служение, жертвенность и послушание. Это то же самое, если алжирец скажет, что стал французом, палестинец заявляет, что становится израильтянином, иракец становится американцем, египтянин становится англичанином. Это измена, переход в общество оккупанта, агрессора, захватчика, чьи намерения и действия очевидно враждебны и разрушительны.

Вероотступничество несовершеннолетнего не наказуемо смертной казнью, так же, как и человека в нетрезвом состоянии или состоянии аффекта. Сюда относится и случай принуждения к вероотступничеству. Даже вероотступничество человека, которого принудили принять ислам, без права на это, как все иноверцы из ахлю-зимма, или тех, с кем мирный договор, не наказуемо смертной казнью.[132]

Если говорить о смертной казни за вероотступничество вообще, это не единогласно. Передается, от Омара из сахаба, от Ибрагима Нахаий из табиин, от Суфьяна Саури из ранних имамов, что они осуждали на тюремное заключение, беседы и требование покаятся, и так пожизненно пока не покаится. Эти мнения упомянул Ибн Таймия в «Саримуль маслюл». Также, в ханифитском мазхабе различают случай, когда вероотступничество совершила женщина, она не воин, и не будет нести военную службу, не несет военной угрозы, поэтому её вероотступничество не карается смертью.[133]Основанием послужило то, что женщина изначально, как не воин, не должна быть убита на войне. Посланник Аллаха, когда увидел убитаю женщину, во время открытия Мекки, сказал «Не была она из тех, кто сражается», тем самым он разъяснил причину, почему на войне запрещено убивать женщин.[134] Передается, что отрекся от этого дела и запретил впредь это делать.  Посланник Аллаха, мир ему, запретил убивать женщин, детей, стариков, крестьян, священнослужителей. Отсюда, ханифитский мазхаб исключил женщину в наказании за вероотступничество. Также, они опираются на то, что Ибн Аббас, который передает хадис «Кто изменил свою веру, убейте его», сам давал фетву, что женщина вероотступник не подвергается смертной казни, но заключаеся в тюрьму.[135]

В этом вопросе есть некоторые расхождения, закон не единогласный, отсюда,  подобный вопрос решаеться в судебном порядке при законном правителе.

Права женщины

В Коране, относительно религиозной ответственности мужчина и женщина равны: «Воистину, для мусульман и мусульманок, верующих мужчин и верующих женщин, покорных мужчин и покорных женщин, правдивых мужчин и правдивых женщин, терпеливых мужчин и терпеливых женщин, смиренных мужчин и смиренных женщин, подающих милостыню мужчин и подающих милостыню женщин, постящихся мужчин и постящихся женщин, хранящих целомудрие мужчин и хранящих целомудрие женщин и часто поминающих Аллаха мужчин и женщин, Аллах уготовил прощение и великую награду», (Сонмы 35).

Также, Коран уровнял мужчин и женщин относительно социальной и политической ответственности: «Верующие мужчины и женщины являются помощниками и друзьями друг другу. Они велят совершать одобряемое и запрещают предосудительное, совершают намаз, выплачивают закят, повинуются Аллаху и Его Посланнику. Аллах смилостивится над ними. Воистину, Аллах – Могущественный, Мудрый», (Покаяние 71). Коран уравнял мужчин и женщин в начале сотворенности, цели жизни и вознаграждении за дела: «Господь их ответил им: «Я не погублю деяния, совершенные любым из вас, будь то мужчина или женщина. Одни из вас произошли от других. А тем, которые переселились или были изгнаны из своих жилищ, были подвергнуты мучениям на Моем пути, сражались и были убиты, Я непременно прощу их злодеяния и введу их в Райские сады, в которых текут реки. Такой будет награда от Аллаха, а ведь у Аллаха – наилучшая награда»», (Семейство Имран 195).

И так, женщина ходит в мечеть, и молится вместе с мужчинами, а её ряды за рядами мужчин, чтобы защитить женщин. Она посещает пятничну. И правздничные молитвы и проповеди, как и мужчины, ей предписан хадж в Мекку, закят и любые формы благотворительности. Они должна получать образование, и изучать свою религию, и для этого, посланник Аллаха, выделил определенные дни. И возможно, женщина может достич выского положения ученого, как Айша, да будет доволен ею Аллах. Она может участововать даже в джихаде, помогать, лечить раненых, и даже взять оружие в руки, если в этом будет необходимость.

Она может учасвовать в политических решениях, участвовать в совете правительства, как Ум Саляма, которая делала это в худейбийских событиях.[136] Она может критиковать мнение главы государства, утверждать ошибочность решений правительства, даже если это халиф, которыый стоит на минбаре перед людьми. Женщина может быть главой ревизионных инспекций по рынку – хисба», в широком смысле этого слова, с полномочиями наблюдать, делать замечания, принимать штрафные и воспитательные меры. Так, во времена Омара, этот пост занимала Шифа бин Абдулла Адавия.

Абу Ханифа считал дозволенным для женщины работать судьей во всех вопросах, кроме таких преступлений, как убийства, грабеж, членовредительство – «джинаят». Табари и захиритский мазхаб дозволяли женщине быть судьей по всем вопросам. И даже занимать пост главы регионального государства, еднственное, что единогласно не ограничено для женщин, это пост «имам азам» -  величайший имам, халиф  над всей уммой. Женщина в молитве не может быть имамом для мужчин.

К сожелению, последователи узкого мышления, поверхностных трактовок и неоправднанного буквализма, замучали эту умму своими радикальными фетвами. Сначало фотогорафировать и видеосьемка это тоже что и создавать скульптуры, потом на луну человеку высаживатся невозможно, затем женщине водить автомобиль запрещено, как и получать образование вне дома, после, женщина лишена права участвовать в государственных выборах. И вот, эти радикальные и буквалисткие фетвы уходят в историю, а эти муфтии, после нескольких десятков лет упрямства, все-таки повторяют те фетвы, одна за другой, которые издавали ученые умеренного и взвешенного пути еще в семидесятых годах прошлого века. Разве не было ясно изначально, что участие в выборах это и есть свидетельство, которое предписано каждому мусульманину?! Разве не было ясно, что аят  в Коране: «Когда для них наступит установленный срок, оставьте их у себя по-хорошему или же отпустите по-хорошему. Призовите свидетелями двух справедливых мужей из вас и будьте свидетелями ради Аллаха. Таково увещевание для тех, кто верует в Аллаха и в Последний день. Тому, кто боится Аллаха, Он создает выход из положения», (Развод 2), обращен ко всем верующим, вне зависимости от их пола? Мы читаем в Коране «О те, которые уверовали! Если вы заключаете договор о долге на определенный срок, то записывайте его, и пусть писец записывает его справедливо. Писец не должен отказываться записать его так, как его научил Аллах. Пусть он пишет, и пусть берущий взаймы диктует и страшится Аллаха, своего Господа, и ничего не убавляет из него. А если берущий взаймы слабоумен, немощен или не способен диктовать самостоятельно, пусть его доверенное лицо диктует по справедливости. В качестве свидетелей призовите двух мужчин из вашего числа. Если не будет двух мужчин, то одного мужчину и двух женщин, которых вы согласны признать свидетелями, и если одна из них ошибется, то другая напомнит ей. Свидетели не должны отказываться, если их приглашают. Не тяготитесь записать договор, будь он большим или малым, вплоть до указания его срока. Так будет справедливее перед Аллахом, убедительнее для свидетельства и лучше для избежания сомнений. Но если вы заключаете наличную сделку и расплачиваетесь друг с другом на месте, то на вас не будет греха, если вы не запишите ее. Но призывайте свидетелей, если вы заключаете торговый договор, и не причиняйте вреда писцу и свидетелю. Если же вы поступите таким образом, то совершите грех. Бойтесь Аллаха – Аллах обучает вас. Аллах ведает обо всякой вещи», (Корова 282), неужели этот приказ Аллаха обязателен в частных правах одного человека, и не защищает права целых народов и уммы?! Эти муфтии запрещали женщине участвовать в парламентах государств, теперь, после десятилетий, в этом вопросе они также «созрели» для нового понимания Корана и сунны. Конечно, до сих пор еще можно найти тех, кто считает, что женщина покидает свой дом только три раза в жизни, но это маргинальные секты, и такие мнения не имеют права на существование. Запрещать без ясных и конкретных доказательств, не противоречащих более сильным доказательствам, это ложь на религию Аллаха. Коран, одобрительно приводит пример сильного и мудрого правления Балькис, царицы савской, которая правила лучше, чем большинство мужчин, которые возглавляют сегодня государства мусульман.

Если говорят, что женщина не может выйти замуж без согласия её опекуна, то это мнение не единогласное, и не очевидный закон. Например, великий имам Абу Ханифа, считает, что женщина может самостоятельно выйти замуж, если религиозны и социальный статус мужчины равен ей. Если же. Например, он не может содержать её так же, как её отец или опекун, то в этом случае, этот брак вступит в силу только после согласия опекуна. Право взрослой женщины, которая была ранее замужем, еще шире. Общий смысл Корана подтверждает это мнение, потому что связал бракосочетание с её решением. Что касается хадисов, в которых предписывается согласие опекуна, эти хадисы не у Бухари или Муслима, и достоверность этих хадисов не единогласна, другие хадисы, даже если достоверные, их смысл не однозначен.

Что касается развода, то пусть мужчина и владеет возможностью развестись с женой односторонне. Женщина также может потребовать расторжения брака, и если подтвердится законность её требования, она будет разведена. Это называется «мухаляа». Некоторые ученые фикха, дали ей право расторгнуть брак, если она будет постоянна и настойчива в своем требовании, и подтвердится, что это не сиюминутное настроение.

Почему в деле развода, мужчина свободен, а женщина должна потребовать и доказать законность своего требования, будет понятно, если мы увидим, что мужчины, в большинстве своем, более взвешенно и рационально принимают такие решения, в то время как женщины, опять же, в большинстве, более эмоциональны, импульсивны и меньше задумываются о последствиях развода. Шариат строит свои нормы в зависимости от правила, пренебрегая исключениями. И даже если некоторые сестры, не согласятся с этим фактом, это подтвержденное природное явления не нуждается в их согласии.

Если спор между супругами не разрешился их собственными силами, оба супруга имеют право обратиться к третейскому суду, и пригласить для этого представителей двух сторон: «Если вы опасаетесь разлада между ними, то отправьте одного судью из его семьи и одного судью из ее семьи. Если они оба пожелают примирения, то Аллах поможет им. Воистину, Аллах – Знающий, Ведающий», (Женщины 35). Также судья может расторгнуть брак, во избежания ущерба, который получает женщина в случаи его продолжения. Также, некоторые ученые фикха дозволяет женщине, ставить любые условия в брачном договоре, которые бы защищали её права.

Что каается главенства мужчины в семье, «Мужчины являются попечителями женщин, потому что Аллах дал одним из них преимущество перед другими и потому что они расходуют из своего имущества. Праведные женщины покорны и хранят то, что положено хранить, в отсутствие мужей, благодаря заботе Аллаха. А тех женщин, непокорности которых вы опасаетесь, увещевайте, избегайте на супружеском ложе и побивайте. Если же они станут покорны вам, то не ищите пути против них. Воистину, Аллах – Возвышенный, Большой», (Женщины 34), это верно и разумно. Ведь семья это компания, и любая компания должна иметь главу. Вспомним, что мужчина, как правило,  является основным инициатором создания семьи, занимается её организацией, финансирует её расходы, обеспечивает её потребности. И проблемы или заботы, в первую очередь падают на его голову, и он первый, кто проигрывает, если семья рушится. Мужчина глава семьи, Аллах сотворил его более хлоднокровным, жестким, рациональным, в то время как женщина, более эмоциональна, чувствительна, терпелива. Конечно это все относительно.

Все это не означает, что мужчина диктатор в семье, не советуется с женой, и не принимает её советов или не соглашается с её предложениями. Если такое и происходит, это проблема конкретного мужчина, не ислама, или это традиция, не имеющая к шариату отношения. Ислам в Коране предписал верующим советоватся, «совещаются между собой о делах», (Совет 38), посланник Аллаха, советовался с женами и принимал их мнения.

Относительно долей наследства, здесь изначально, напомним, что мужчина обязан содержать свою семью, близких родственниц. Например, может так оказатся, что он должен будет содержать свою мать, сестру, не говоря, что он обязан содержать жену и дочь. Женщина не обязана содержать даже себя. Это обязанность отца, мужа, иного опекуна, общины, государства. Так как о какой несправедливости можно вообще говорить, если мужчина получает две доли наследства в сравнении с долей женщины. Побойтесь Аллаха!

В завершении, умма мусульман, которая уже полтора миллиарда человек, это мировая община со своей религией, ценностями, культурой и традициями, приняла резолюцию ООН по правам человека вообщем, и не приняла отдельные её пункты, которые противоречят основным принципам и законам ислама. Точно также сделали все нации и общины, разнообразие культур и традций которых, не позволит согласовать воедино все частные вопросы и детали прав человека.

Права сексуальных меньшинств и других сторонников вседозволенности

Ислам обвиняют в том, что он запрещает некоторым категориям людей, свободно удовлетворят свои больные желания. Но следует напомнить, что это позиция не только ислама. Но и всех авраамических религий, христианства и иудаизма. Эти мировые религии запрещают прелюбодеяние и гомосексуализм, о чем ясно говорится в десяти заповедях: «не прелюбодействуй».[137]Более этого, Иисус, мир ему, по Библии вот что сказал: «Вы слышали, что сказано древним: не прелюбодействуй. А Я говорю вам, что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем. Если же правый глаз твой соблазняет тебя, вырви его и брось от себя, ибо лучше для тебя, чтобы погиб один из членов твоих, а не все тело твое было ввержено в геенну. И если правая твоя рука соблазняет тебя, отсеки ее и брось от себя, ибо лучше для тебя, чтобы погиб один из членов твоих, а не все тело твое было ввержено в геенну. Сказано также, что если кто разведется с женою своею, пусть даст ей разводную».[138] Эти наставления ясно указывают на целомудрие в поведении, как и предписывают, принимать меры для предатвращения совершения этого греха.

Относительно однополого брака, то ислам, христианство и иудаизм считают это великим грехом. Это поведение противоречит здоровому естеству человека, и несет огромный ущерб обществу. По определению, брак и семья, это связь и отношения между мужчиной и женщиной, поэтому мы не считаем однополую связь браком, и такая связь не может создать семью по определению. В семье есть муж и жена, и не может быть мужчина женой, и не может быть женщина мужем. И как бы не пытались, эти морально извращенные люди, изменить эти понятия, разумные и трезвомыслящие люди понимают, что гомосексуализм есть извращение, моральная деградация, не имеющая никакого отношения к понятиям семьи и супружеских отношений. Творец создал людей мужчиной и женщиной, чтобы они в своей связи дополняли друг друга, и продолжали человеческий род, разделив между собой ответственность и обязанности. Библия ясно запретила садомизм, как и Коран, в чем не может быть никаких сомнений. «Неужели вы будете возлежать с мужчинами из миров, и оставлять ваших жен, которых ваш Господь создал для вас? О нет! Вы являетесь преступным народом»», (Поэты 165-166). Супружеская пара может состоять только между протиповоложными полами, только так они дополняют друг друга, создавая гормоничное единение двух разных наччал человечества. А мужчина, который делает вид, что он женщина, или женщина, выдающая себя за мужчину, не более чем фальшивка, которая никогда не смогут действительно стать отцом, заменив мужчину,  или  матерью, заменив женщину. Это тупиковый путь, ведущий к смерти человечества морально и физически, как духовный и биологический вид. «Мы сотворили все сущее парами, – быть может, вы помяните назидание», (Рассеивающие 49). Если европейская цивилизация сделает выбор в пользу этого направления, это их выбор, как и выбор секулярного государственного устройства, но мусульмане в своих странах, в подавляющем своем большинстве, не разделяют между этой жизнью и религией, не откажутся от исламских ценностей и нравственностью Корана и сунны.

 

Особенный фикх для меньшинств: шариат или нововведение

Отвечая на вопрос, в чем же особенность фикха, в котором нуждаются мусульманские меньшинства, следует определить, что такое мусульманское меньшинство. Само словосочетание говорит о том, что это группа мусульман, которая относительно постоянно проживает в стране, большинство населения которой, правительство и законы немусульманские. Как правило, идет речь о странах, в которых исторически большинство населения исповедовали иные вероисповедания, страны западной и центральной Европы, двух американских континентов, многие страны Азии и т.д.  Если речь идет о Европе или Америке, Японии, Австралии, ЮАР, мусульмане там появились относительно недавно. На Балканах у мусульман есть историческая родина и собственные государства, также, существуют другие примеры коренных мусульман в странах, в которых они оказались в меньшинстве. Например, уйгуры в Китае, мусульмане Сибири, Поволжья и Кавказа в России, мусульмане Крыма в Украине, на территориях этих стран мы находим историческую родину некоторых мусульманских народов, и они представляют религиозное меньшинство. Есть и страны, в которых они представляют очень большую часть населения, имеют политическое влияние, но все же, не играют ведущую роль, например, Индия или Нигерия.

Жизнь мусульман в немусульманской среде на самом деле пользе для обеих сторон. Происходит взаимообогощение, сближение, что позволяет мусульманам позновать полезные достижения науки и мысли, которыми, например, европейская цивилизация опередила мусульман. Немусульмане, имеют возможность знакомиться с мусульманами и исламом без посредника. Это наше мнение, и оно полностью соответсвует умеренному, взвешенному пониманию Корана и сунны. В просторах интернета можно найти радикальные мнения, запрещающие жить в немусульманской стране. Они называют эти страны территорией неверия, или территорией войны. На своем сайте я уже распростронял статью, её основой послужило исследование шейха Абдуллах ибн Юсуф Джадиа. В ней расъясняется вопрос по разделению мира на определнные категории территорий, территория исламма, мира, договора, войны, призыва и т.д. Советую почитать эту статью, здесь мы вспомним только то, что известные и признаные ученые исламского фикха, провели во Франции международную исламскую конференцию. В этой конференции участвовали такие великие ученые, как шейх Мустафа Зарка, шейх Абдульфаттах Абу Гудда, шейх Абдулла бин Бейя, шейх Маннаи Куттан, шейх Файсал Мауляви, шейх Мухаммад Аджалан, доктор Исам Башир, шейх Сейд Дерш, имам Юсуф Кардави, и др. Резолюция конференции гласила, что мусульманам дозволено проживать в немусульманских странах, если будут соблюдены некоторые условия. Одни из этих условий: гарантии безопасности жизни мусульманина и его чести, свободы его вероисповедания и его детей, возможность сохранять свою культурную и религиозную идентичность. Если мусульманин чувствует реальную угрозу, чем-либо из этого, он обязан покинуть эту страну.

Мусульмане, если мы говорим о меньшинствах в странах западной Европы, появились и укоренились там с помощью Аллаха, вследствие удачно сложившихся обстоятельств, которые произошли без какого либо планирования или замысла. Жизнь мусульман в этих странах развивается, и исламское возрождение не обходит стороной и эту часть уммы. Тоже мы можем сказать относительно мусульманских меньшинств на их исторической родине, Китай, Тайланд, Индия, стран, в которых мусульмане имеют весомую численность, как страны Балкан, средней Азии, России. Не забываем о других смешенных обществах, например Малайзия.

Если конкретно говорить о западной Европе, мусульмане в большинстве — потомки эмигрантов, которые искали лучшую долю, это очень положительное и необходимое явление. Мусульмане, конечно, не представляют такое влиятельное лобби, как например еврейские меньшинства, но значимость присутствия мусульман крайне необходимо: донесение правильного представления об исламе, культуре мусульман, без крайностей и стереотипов. В этом особую роль играют исламские ученые и мыслители, имамы и проповедники мечетей, центров и различных организаций, собранных умеренноцй исламкой идеей. Второе, оказание помощи, заботы, обучения и поддержки в отношении новопринявших мусульман, которых не мало. Третье, необходимость оказания помощи различного характера приезжим мусульман, тем, кто оказался на чужбине с целью учебы, работы, эмиграции, и проблема беженцев сегодня ни для кого не секрет. Необходимость защищать позиции исламской уммы, исламских стран, защищать ислам, исправлять ошибочные стереотипы, противодействовать  исламофобской пропаганде в СМИ, оказывать влияние на политические и законодательные решения властей. Далее, мусульмане в этих странах являются мостом, который участвует в создании и поддержании взаимовыгодных связей различного характера, между немусульманскими странами исламским миром.

Необходимо, чтобы мусульмане создавали особенные обьединения, общественного, культурного, религиозного, экономического характера. Это необходимо для развития мусульманских меньшинств, способствует интеграции без ассимиляции, сохранению идентичности и адаптации. Необходимо заботится и о собственных образовательных учреждениях, как детские сады, школы и университеты. Мусульманские меньшинства должны  создавать собственные экономические проекты, как источники финансирования. У мусульман в этих странах должны быть свои общественные деятели, религиозные ученые и муфтии, лидеры и мыслители. Опыт показал, что все это необходимые минимальные условия успешного развития мусульманских меньшинств, позволяющие сохранить мусульман и ответить на множество современных вызовов.

Конечно проблем очень много, одна из них, это деятельность, особенно информационная пропаганда радикальных идеологий, проповедующих крайности и нетерпимость. К сожелению, недобросовестные СМИ и некоторые политики, делают акцент на это маргинальное меньшинство, раздувая его вес, как основание для теории угрозы исламизации Европы. Более этого, у нас есть факты, подтверждающие, что некоторые политические силы, с помощью спецслужб, искусственно создают условия развития радикальных идеологий, способствуют созданию  ячеек радикальных течений, в дальнейшем используя их деятельность, заявления и даже совершенные теракты, для манипуляции и проведение определенной внутренней или внешней политики. Этому нет никакого противодействия, кроме разъяснения и утверждения умеренного понимания ислама, без крайностей и однобокости. Мы знаем факты о том, что правительства некоторых мусульманских и немусульманских стран, целенаправленно «взращивали» и стимулировали развитие противоположных идей, дабы, как они считают «сбалансировать» влияние умеренного направления среди мусульман, проще говоря, разделить верующую общину. Для этого привлекались идеологии «селефитского» толка разной степени враждебно относяшихся к идеи умеренного понимания ислама. Также, используются проповедники «традиционного», суфийского направления. Конечно, среди них есть искреннии братья, которые верят в свой путь. Но не редки и случаи открытого прислуживания политическим решениям спонсирующих или покровительствующих государств, имена этих псевдопроповедников здесь приводить даже не стоит, к слову, некоторые из них, изначально прикрывались «умеренной» линией. Но слава Аллаха, «арабская весна» содрала маски с лиц этих лицемеров, а может быть, вынудила их показать свои истинные цели в жизни. Так или иначе, десятилетия, как в мусульманских странах, так и в Европе, мы наблюдаем постоянные изменения политики, от заигрывания и дружелюбных знаков внимания, до давления и запретов.

В этих условиях, мусульманские меньшинства должны быть направлены к взвешенному и умеренному пониманию ислама, которое позволит им, сохраняя исламскую веру, нравственность и принципы, проявлять гибкость в изменяющихся обстоятельствах, положительно интегрируясь, достойно занять свое место в общества, как его природная часть, не изгои и чужие.

Чтобы достич этого, необходимо создать маленькое мусульманское общество внутри большого общества. Для успеха этого проекта, мусульмане должны найти общие основы для взаимодействия, сотрудничества и взаимного уважения в спорных вопросах. Идеологи крайних суфией или селефитов вместе с фанатиками классических мазхабов, в своем слепом подрожании, в этом играют только отрицательную роль.

Относительно жизни в немусульманских странах, некоторые могут вспомнить хадисы, внешний смысл которых, якобы запрещает это. Джарир ибн Абдуллах передает, что при нападении мусульман на племя Хасам, некоторые люди пали в земной поклон, пытаясь показать, что они мусульмане, но их убили. Когда Пророк узнал об этом, он приказал выплатить за каждого убитого половину возмещения. Он тогда сказал: «Я отрекаюсь от любого мусульманина, кто живет под покровительством  многобожников»[139]. Некоторые аргументируют этими словами Пророка то, что мусулмьанам нельзя жить в немусульманской стране, в которой правят неверующие. Но мы, если обратим внимание на ситуацию, вследствие которой Пророк Мухаммад, мир ему произнес эти слова, то увидим, что речь идет о племени, с которым исламское государство ведет войну, и мусульмане находились на территории врага, и по ошибки были убиты. Но им ничто не мешало присоеденится к мусульманам, переселившись в мусульманскую страну. Этот хадис не запрещает жить среди немусульман. Здесь идет речь о мусульманах, которые жили среди многобожников в то время, как всем было приказано покинуть вражеские территории. Это племя как раз вело войну против мусульман. Сюда относятся и другие подобные хадисы, как например: «Не используйте для освещения свет огня многобожников»[140]. Т.е. не живите рядом с ними. Также хадис Самура ибн Джундуба: «Кто был с многободником и жил с ним, то он подобен ему»[141]. Все эти хадисы были сказаны в определенных обстоятельствах  международных отношений, политических отношения исламского государствами с арабскими племенами многобожников. В таком свете следует понимать эти хадисы. Буквализм в понимании этих хадисов, без знаний причин и обстоятельств, с которыми связаны слова пророка, мир ему, вводет в заблуждение. Буквализм, далекий от понимания истинных смыслов – беда современной уммы. Они приводят аят «», (Трапеза 51). Естественно, в своем буквалистком понимании утверждают, что брать гражданство не исламского государства харам, или даже куфр. Но разве термин «уаляя» совпадает с гражданством? Или проживанием в современных немусульманских странах? Конечно же, нет. Посланник Аллаха, мир ему, позволял некоторым сподвижникам оставатся среди своих соплеменников многобожников, призывая к исламу, как Абу Зарр и Аббас. Других он отправлял жить среди иноверцев и призывать их к исламу, как Муаза бин Джабаля. Вспомним, что посланник Аллаха, отправил группу мусульман в христианскую Эфиопию. Во времена первых халифов, многие сподвижники отправлялись в далекие земли, проживая там постоянно, призывая к исламу народы этих земель.

Исламский шариат имеет несколько особенностей, одна из них – реализм. Ислам не требует нереальных для человека вещей, не призывает к идеалистическим позициям. Ислам учит принимать взвешенные и трезвые решения. Поэтому, Ислам принимает во внимание все потребности человека, физические, материальные, психологические, социальные, нравстенные и интелектуальные. Нельзя полностью жертвовать одними потребностями ради других. Все это вцелом и есть человек, и ислам – религия для человека целиком, не только для его души или разума. Мусульманину нужно заботится о сохранении своей веры, своей нравственности, так же, как он заботится о своем припитании и интелектуальном развитии. Ему нужно образование, трудоустройство, социальное устройство, культурная жизнь, соблюдение религиозных предписаний, участие в общественных делах.

Относительно участия в политической жизни немусульманской страны, я приводил разъяснение нашей позиции с аргументами и доказательствами. Можно обратится к книге «Теория государства ислама», которая уже есть сайте. Здесь, я вернусь к этому вопросу в нескольких примерах Корана и сунны.

В этом вопросе есть несколько условий. Которые необходимо придерживатся:

1. В шариате есть правило, которое гласит: То, без чего не исполнить обязанность, также является обязательным. Отсюда, если мусульмане в этих странах, не могут защитить свои общественные, религиозные или политические права, не участвуя в политической жизни, значить, они обязанны принимать участие в местной политике и государстве.

2. Дела по намерениям. Это правило, мы взяли из хадиса: «Все дела по намерениям».[142] Мусульманин, любое благое дело, должен начинать с достойным намерением. Участие в политике, как деятельность, полная смут, сомнений, соблазнов и испытаний, дозволена только человеку, который искренне стремится к защите прав мусульман, к заботе о делах своей уммы.

3. Предатвращение греха. В шариате это называется «седду зараиа». Если ученые и лидеры мусульманской общины видят, что в случае политического бездействия мусульман, под угрозой окажется религиозное или общественное существование, они окажутся «на обочине» жизни, и будут лишены многих возможностей, окажутся в ослабленном положении, в таком случае, они должны принять меры для предатвращения этих бед и убытков. Посланник Аллаха, мир ему, сказал: «Кто остерегается зла, избежит его».[143]

4. В шариате действует правило «Крайняя трудность снимает запрет по мере необходимости». Это правило известно на основании многочисленных норм в Коране и сунне. Например, «Он запретил вам мертвечину, кровь, мясо свиньи и то, что принесено в жертву не ради Аллаха. Если же кто-либо вынужден съесть запретное, не проявляя ослушания и не преступая пределы необходимого, то нет на нем греха. Воистину, Аллах – Прощающий, Милосердный», (Корова 173). Отсюда, если мусульманская община, видит очевидную необходимость в защите своих интересов, что требует участия в парламенте демократических государств Европы, это дозволяется. Даже если есть опасения, что клятва депутата о соблюдении закона и т.д. охватывает и некоторые запрещенные в шариате дела. И для мусульманских меньшинств неприемлемы крайние взгляды, как мнение о том, что участие в демократическом парламенте европейского государства противоречит единобожию. Если бы шла речь о признании любого закона, вымешленного человеком равным или лучшим, чем закон Аллаха, можно было бы отнести этот вопрос к основам веры. Но здесь речь идет о нормах практического характера, изучаемые муджтахидами фикха. Этот вопрос относится к вопросам фикха, конкретно к  вынужденным облегчениям – «рухса», никак не к вопросам вероубеждений и неверия.

5. Также, одно из доказательств норм шариат – достижение незапрещенных и неподтвержденных шариатом выгод и интересов (масалих мурсаля). Как известно в основах фикха, это доказательство заключается в том, что достижение, сохранение или увеличение всего, что приносит моральную или материальную пользы – из целей шариата. Это все, что защищает веру, жизнь, разум, честь, имущество, экология и т.д. Польза может быть либо подтвержденной шариатом, либо запрещенной шариатом. Например, «Мы ниспослали также умение использовать железо, в котором содержатся и убийственная сила, и польза для людей», (Железо 25). Также, о вине сказано «Они спрашивают тебя о вине и майсире. Отвечай: «И в том, и в другом есть великий грех, есть и некая польза для людей, но греха в них больше, чем пользы»», (Корова 219).

Доказательство, о котором мы здесь говорим, это польза или выгода, не подтвержденная ясными доказательствами шариата, и не запрещенная также. И если мусульманские лидеры, обладатели знаний, мудрости и опыта, увидет, что пользы от участия в политике больше чем вреда, или, наоборот, в свете этого они примут решение. Единственным условием, чтобы это решение не противоречило ясным и твердым доказательствам, и польза была реальная, не вооброжаемая. Отсюда, мусульмане в системе демократического государсва, могут создать политическую партию с целью защиты интересов мусульман. Или участвовать в одной партии с немусульманами, если цели и принципы совпадают с исламскими. Также, на основании исламской мысли и нравственных ценностей, мусульмане могут разробатывать и предлогать программы улучшения и реформ, и не обязательно эти программы должны звучать под прямыми исламскими лозунгами, более того, это ошибочно. Посланник Аллаха, мир ему, сказал: «Лучший из вас тот, кто приносит людям больше пользы»,[144]всем людям, не различая по вероисповеданию или национальности. Если мусульманин приносит пользу не мусульманскому обществу, исполняет гражданский долг относительно общества, в котором он живет, и в котором получает свой «рызкъ» — удел жизни, заробатывает, женится, рожает детей, дает им образование, получает определенную пользу от окружающих, живет в безопасности, пусть даже относительно, законом. Человек, когда живет в цивилизованном обществе, дает и берет, и для мусульманина, должно давать больше чем брать, следуя примеру всех пророков. Аллах в Коране говорит «И творите добро, поскольку Аллах любит творящих добро», (Корова 195). В конце концов, Аллах кормит этих неверующих, атеистов и грешников, которые придают Ему сотоварищей, или даже отрицают Его существование. «Мы даем пищу, только чтобы угодить Аллаху, и не хотим от вас ни вознаграждения, ни благодарности», (Человек 9). Посланник Аллаха, мир ему, как передает Бухари, просил дождя для курайшитов, которые были тогда многобожниками и пожаловались на засуху. А мы знаем, враждебность курайшитов к мусульманам, и какой вред они нанесли верующим. Но когда Абу Суфьян, ради родственных уз, попросил посланника Аллаха помолиться о прекращении засухи, пророк не отказал.[145]

В любом случае, подобные решения принимают искренние, знающие и опытные люди, которые делом и сердец с интересами ислама и уммы. Только в таком случае, специалисты фикха и шариатской политики, понимающие реальность мусульманского меньшинства, принимают решение на основании исследования. Может быть, они увидят, что полезнее не создавать партию, а идти в парламент независимо, создавать влиятельную группу в законодательном совете. И нет ничего запретного в этом, тем более с точки зрения вероубеждения, если мусульманин, таким образом, приносит пользу или уменьшает ущерб общине и исламу.

В наше время информационное поле загружено диструктивными, радикальными и поверхностными идеями. Все эти крайние взгляды не принесли пользы мусульманскии меньшинствам в частности, умме вообщем. Такие идеологии выгодны как внешним врагами ислама, так  местным диктаторским режимам, которые строют политику жесткого подавления и лживой пропаганды с помощью страшилки «исламского радикализма и терроризма».

Последователи радикальных идей, не редко возгловляемые внедренными координаторами, нанесли огромный ущерб призыву к Аллаху, как в мусульманских, так и не мусульманских странах. И последним достижением радикалов, это колоссальная помощь диктаторским режимам Сирии, Ливии, Ирака и Египта, их «западными» и «восточными» покровителям в разрушении надежд «арабской весны» и достижений народных революций. Но все во власти Аллаха и Он завершит свое дело победой праведных.

Не вникая в подробности, можно констатировать очевидный факт того, что идеология, построенная на крайних взглядах, психологии нетерпимости и фанатизма, буквализма в толковании священных текстов, избирательности в доказательствах,  непоследовательность в следовании мнениям «праведных предшественников» — корень фитны (смуты) последней сотни лет. Что важнее всего этого, это то, что преданность, любовь и неприязнь (аль-уаля уаль-бара) некоторых лидеров и ученых радикальных группировок — преданность богатым спонсорам Залива, а не исламской вере и её целям. Фетвы ориентируются на заказ работодателей, одобрение слов исламского ученого или его позиции зависит от прихоти покровителя, а когда отдают приказ, тогда обычная критика превращается в истерические и злобные потоки лжи и фальшивых обвинений. Конечно, наряду с ними, сорваны маски с лиц и так называемых «традиционных» ученых, к сожелению, добравшихся до верха «Азхара». На служении преступных режимов стоят как те, кто отпускает длинные бороды, так и те, кто брит наголо, кто называет себя салафитом, и те, кто разыгрывает из себя «суфия». Мусульманам пора уже понять. Что не дело в том, в чем одет проповедник или длина его бороды, и не в том, ханбалитская или ашаритская акыда. Дело в том, честный этот человек или нет, служит он Аллаху или своим страстям.

Следование страстям своих правителей и покровителей, достигло пика, когда придворные шейхи, в течении нескольких десятилетий обьявляли слабыми или ложными один за другим хадисы, которые приказывают боротся с несправедливостью правителя, выступать против тирана. Более двух сотен хадисов оказались слабыми, в то время, как несколько хадисов, призывающих к терпению и воздержанию от сопротивления тирану заняли место, чуть ли не главного критерии истинного единобожия. Истина посередине, истина в понимании, что всему свое время и место. Оболгать же пророка Мухаммада, мир ему, только потому, что некоторые хадисы вызывают страх за свой трон современных царей – это высшей степени предательство ислама.

Хвала Аллаху, который срывает маски, хвала Аллаху, который показал, что правдивость и лицемерие находится в сердцах, а не внешности, и проявляется в делах и позициях, особенно, когда приходит время испытаний! «Неужели люди полагают, что их оставят в покое и не подвергнут испытанию только за то, что они скажут: «Мы уверовали»? Мы подвергали испытанию и тех, кто жил задолго до них. Ведь Аллах знает тех, которые правдивы, и тех, которые лживы», (Паук 2-3). Если бы не то, что двери покаяния открыты у Аллаха, назвал бы имена тех, чьи имена звучат на устах мусульман, но к сожелению, встал на сторону зла и лжи, показал свои истинные цели и намерения. Пусть Аллах нас укрепит, ведь никто не может гарантировать верность своей души. «Неужели они не остерегались замыслов Аллаха? Только люди заблудшие не остерегаются замыслов Аллаха!», (Преграды 99).

Мы верим, что, не смотря на все смуты и путаницу, провокации и фальш,  множество знамен и транспорантов, когда люди не могут понять, где истина, где ложь, кто правдив, кто лицемер, мысляший и честный человек увидит свет Корана: «пена будет выброшена, а то, что приносит людям пользу, пребудет на земле. Так приводит Аллах примеры», (Гром 17).

 

Политическая жизнь мусульманского меньшинства в примерах Корана и сунны

Истории Корана

Пророк Юсуф, мир ему.

Этот посланник Аллаха, мир ему, жил и воспитывался среди неверующих, в обществе многобожников. История этого пророка, мир ему, рассказана в книге Аллаха, и содержит множество полезных уроков и примеров. Чтобы изначально закрыть вопрос, относительно разногласий в отношении шариатов прошлых пророков, напомним, что ученые ханифитского, маликитского, шафиитского и ханбалитских мазхабов, сказали, что эти шариаты являются источником законов, если конкретная норма не отменена конкретным законом в шариате Мухаммада. Мир ему.[146]

История пророка Юсуфа в Коране, богата множеством знаний и уроков. Преждем чем обратить внимания на некоторые уроки в жизни пророка Юсуфа, вспомним важнй смысл исламской политики – её цель, не достигнуть величия, господства, богатства, власти и славы в этой жизни. Цель исламской политики в конечном итоге – довольство Всевышнего Аллаха. Стремление к Аллаху вознагрождается в этой жизни, но величайшее вознагрождение находится по ту сторону смерти. Эта жизнь наполнена испытаниями, изменениями, причинно-следственными связями, которые часто намного глубже и сложнее, подобны клубку нитей, если можно так сказать, чем то, что способен уловить и увидить человеческий разум. Власть, благополучие, безопасность, лидерство может быть вознагрождением, и в то же самое время испытание. Также, власть, сила и богатсво могут быть дарованы нечестивому, например Карун и фараон. Замыслы Аллаха мы не знаем, лишь иногда понимаем конечную цель, после того, как все уже произошло. И даже это, лишь часть продолжительной цепочки взаимосвязей. «Аллах властен над тем, что Он соизволил, однако большинство людей не ведает», (Юсуф 21).

Верующий и проповедник. Который представлен в этой истории посланником Юсуфом, мир ему, это образ праедного, великодушного и мудрого человека. Это человек, в сердце которого огромные запасы духовной силы и стимула к благим делам. Духовность человека не видима глазом. Это не чалма, борода или определенная одежда, или посещение мечети лишь в рамадан. Но это изучение, обучение и отношение к тому, что вокруг. О людях, близких к Господу, Коран сказал «»Будьте приверженцами Господа тем, что вы учите Писанию и изучаете в нем»», (Семейство Имран 79).

Это творить добро людям вокруг, что не возможно без воспитания в сердце любви к безвозмездному совершению добрых дел. Не за награду, благодарность, или потому. Что они согласились принять твою веру. Откуда может быть такая приверженность к Господу у тех, чьи сердца наполнили презрением, высокомерием и ненавистью по отношению к окружающему миру? Ложные трактовки к доктрине «валя уа бара», которые противоречят Корану и сунне, которыми отдалили от ислама, как мусульман, так и иноверцев. Не важно, какие поздние ученые ввели это понятие, смысл, цели и мотивы создания этого термина, который не имеет места в Коране и сунне. Сегодня, невежественные люди, последователи буквализма и нетерпимости, учат доктрине, на основании которой воспитывают вражду, презрение, ненависть, высокомерие, подозрения, грубость. Это беспорный факт, и его нужно лечить. Лечить возвращением к духу и основным ценносстям, которые проповедуются Кораном и сунной. И если для этого нужно удалить из использования термин, который используется в ложном контексте, сделаем это без сомнений.

Приверженцы Господа люди, стремятся к Его милости, их не волнуют дивиденты этого мира. «Они дают пищу бедным, сиротам и пленникам, хотя и сами нуждаются в ней, [и говорят]: «Мы даем пищу, только чтобы угодить Аллаху, и не хотим от вас ни вознаграждения, ни благодарности»», (Человек 8-9).

Посланник Аллаха, мир ему, сказал: «Лучшие из вас те, кто наиболее полезен людям».[147]

Фудайл бин Ияд сказал: «Верующий дает искренний совет и покрывает, а нечестивец желает поозорить, унизить и выявить ошибки».[148]

В хадисе: «Наиболее ненавистные люди у Аллаха — чрезмерный и грубый любитель поспорить».[149]Эти люди не из приверженцев Аллаха, и Аллах не с ними. «Воистину, тем, которые любят, чтобы о верующих распространялась мерзость, уготованы мучительные страдания в этом мире и в Последней жизни. Аллах знает, а вы не знаете», (Свет 19). Те, кто относится к другим с уважением и скромностью, в первую очередь с оппонент из единоверцев, они близки к Аллаху. Даже с иноверцами, посланник обращались в высшей степени терпимо и мягко. Посмотрим как Аллах учил его вести беседу с противниками: «И, воистину, кто-то из нас либо на прямом пути, либо в явном заблуждении». Скажи: «Вас не призовут к ответу за наши грехи, а нас не призовут к ответу за ваши деяния»», (Саба 24-25).

Поэтому. Верующий это человек, который заслуживает уважение, доверие и симпатию людей. Посмотри, когда ты в собрании людей, они хотят что бы оставался или ушел? Это один из критериев приверженцев Господа. В хадисе сказано: «Огонь запрещен мягкому, легкому, близкому, простому с людьми».[150]

К сожелению, но мы можем наблюдать, как человек, начиная соблюдать молитву в мечети, и изучать какие то доктрины в кружках некоторых проповедников, уходит о этих качеств к совершенно противоположному образу. Приверженнец Аллаха собирет людей вокруг себя, а не отталкнет. «А ведь если бы ты был грубым и жестокосердным, то они непременно покинули бы тебя», (Семейство Имран 159). Один из современных проповедников и реформаторов,  имам Хасан аль Банна говорил: «Будь подобен плодовому дереву, люди кидают в него камни, они кидает свои плоды». Пчелы делают мед, ищут цветы и стараются собрать никтар. А мухи распростроняют заразу, ищут всякие отбросы. Так и люди, одни дают добро и ищут добро, другие же подобны мухам, которые выслеживают слова и дела людей на предмет неоднозначных случаев, которыми можно облить грязью и опозорить человека. Это из качеств лицемеров, которое обозначил посланник Аллаха, мир ему. В хадисе говорится: «Воистину, вы не сможете охватить людей своими деньгами, но вы охватите их улыбкой на лице и хорошей нравственностью».[151]

Ибн Масуд сказал: «Придет такое время, когда лучшее, чем будут заниматся люди, это взаимообвинения, кто прав, кто ошибся. Они отвратительные отбросы».[152] Поэтому. верующий делает и молчит, а лицемер, критикует, говорит, хвалится, и сидит, ничего не делая. «[Мунафики] высмеивают тех, кто раздает милостыню сверх положенного, и тех, которые могут раздавать ее лишь с трудом по бедности», (Покаяние 79).

Сподвижники пророка Мухаммада, мир ему, а первые годы, сидя в его собрании останавливали рукой, или требовали замолчать любого, кто вел себя грубо или повышал свой голос в присутсвии посланника Аллаха. Омар не редко вставал и спрашивал: не отрубить ли ему голову? Вспомним историю бедуина, что помочился в мечети, и как посланник Аллаха остановил сподвижников, которые чуть не побили нежественного бедолагу. «Принесите мне ведро воды, чтобы смысть нечистоты. А ты, должен знать, что это мечеть Аллаха. Это место для молитвы, поминаний и поклонений Аллаху, здесь не позволено справлять нужду и другие подобные вещи». В последнии годы жизни пророка, мир ему, сподвижники сидели молча, смотрели и учились, как посланник Аллаха, мир ему, обращается с разными людьми. Ибн Касир в своем тафсире отмечал этот важный урок.

Это основные смыслы истории Юсуфа, который прошел в своей жизни множество трудностей и испытаний, но оставался человек праведным, дающим добро, не испытывающим ненависти и гордыни, терпеливым.  Его разлучили с родителями в детстве, родные братья выбросили в колодец, его паробатили и продали за мелкие гроши. А затем, несправедливо оклеветали и посадили в тюрьму на многие годы. Это все проиходило в немусульманской стране, стране многобожников и грешников.

Пророк Юсуф, мир ему, был научен полезным знаниям и умению, приносил пользу и творил добро. «Когда Юсуф достиг зрелого возраста, Мы даровали ему умение принимать решения и знание. Так Мы вознаграждаем творящих добро», (Юсуф 22). Все общество, в котором он прожил свою жизнь, уважали его, считали его достойным и хорошим человеком. Воры в тюрьме признали, что он добрый и праведный человек «Поведай нам толкование этого, ибо мы считаем тебя одним из праведников», (Юсуф 36).  Женщины из дворца признали это «Они ответили: «Упаси Аллах! Мы не знаем о нем ничего плохого». Жена знатного мужа сказала: «Теперь истина прояснилась. Это я пыталась соблазнить его, а он — один из тех, кто говорит правду», (Юсуф 51).  И вот, его  братья, из зависти, бросившие его в колодец, признали праведность Юсуфа, мир ему, «Они сказали: «Клянемся Аллахом! Аллах предпочел тебя нам. Мы же были грешниками»», (Юсуф 91). Всевышний вознагрождал его успехами и победами, поднимал его в этой жизни, каждый раз, как пророк Юсуф с терпением проходил очередное испытание. Сначало, Аллах оказал ему милость, когда из рабства, он оказался во дворце, в благополучии и достойной жизни. «Тот житель Египта, который купил Юсуф, сказал своей жене: «Относись к нему хорошо. Быть может, он принесет нам пользу, или же мы усыновим его». Так Мы утвердили Юсуф на земле и научили его толкованию снов», (Юсуф 21). Затем, во второй раз, когда он пришел к власти, получив силу и влияние при дворе царя. «Царь сказал: «Приведите его ко мне. Я сделаю его своим приближенным». Побеседовав с ним, он сказал: «Сегодня при нас ты обрел положение и доверие» Он сказал: «Назначь меня управлять хранилищами земли, ибо я — знающий хранитель»», (Юсуф 54-55).

Но что было перед этим всем? Перед этим, Юсуф добился любви в сердцах людей, своими словами, своим делами, своим отношением, добром, которое от него исходило. Какое это имеет отношение к шариатской политике? Прямо отношение, потому что, что цель шариатской политики в конечном итоге – достижения счастья и благополучия в этой и будущей жизни. Но этого не добится лишь прагматическими решениями и стратегическими планами. В первую очередь, для этого требуется помощь Всевышнего Аллаха, которая достигается через достижение Его любви. И если посох пророка Мусы, мир ему,  Аллах наделил невероятными чудесными способностями, как разделение моря и превращение в огромную змею, то любовь Аллаха открывала перед человеком намного больше, чем этот посох. «Я одарил тебя Своей любовью», (Та ха 39). Ибн Кайм спросил, что сильнее, этот посох или любовь Аллаха? И сам же ответил. Конечно любовь Аллаха, потому что это подчинит любые причины и средства!

Победы Юсуфа приходили как помощь Аллаха в самые тюжелы моменты, и что открывало двери этим победам? Из истории мы видим, что он служили, и помогал людям, рядом с которыми жил, заслужил их доверие и уважение. Он приносил пользу, и даже сам вызвался решить проблемы общества, в котором вырос и жил. Еще будучи в тюрьме, его спросили о толковании сна царя, который колдуны и жрецы египетского царя отказались толковать. «Они сказали: «Это — бессвязные сны! Мы не умеем толковать такие сновидения»», (Юсуф 44). Один тех двоих, что сидел с Юсуфом в темнице, вспомнил о нем и обратился к нему за толкованием сноведения царя. «Он сказал: «О Юсуф! О правдивый муж! Поведай нам о семи тучных коровах, которых пожирают семь тощих, а также о семи зеленых колосьях и семи высохших, чтобы я вернулся к людям. Быть может, они уразумеют»», (Юсуф 46).

Юсуф отозвался на эту просьбу о помощи, и спас целую страну от голода. «Он сказал: «Семь лет подряд вы будете усердно сеять. То, что вы пожнете, оставляйте в колосьях, за исключением небольшого количества, которое вы будете есть Затем наступят семь тяжелых лет, которые поедят то, что вы приготовите для них, кроме небольшого количества, которое вы сбережете. Вслед за ними наступит год, когда люди получат обильные дожди и будут выжимать плоды». Царь сказал: «Приведите его ко мне!». Когда к нему пришел посланец, он сказал: «Возвращайся к своему господину и спроси его, что стало с женщинами, которые порезали себе руки. Воистину, моему Господу известно об их кознях»», (Юсуф 47-50). Юсуф, мир ему, добился справедливости, и как мы видим, отказался покинуть тюремную камеру, пока его не оправдают и не признают, что обвинения были ложными. В этом также есть урок.

Когда уже братья Юсуфа предстали перед ним, обращаясь к нему с просьбой о помощи, он устроил все таким образом, что собрать в конечном итоге у себя и отца, и мать и своих братьяев. Когда все они собрались и узнали его, родители юсуфа не знали границ своей радости, а братья признали свои ошибки и грех, попросив прощения. Но интересным является тот случай, который произошел до всего этого, еще до встречи Юсуфа с его родителями, когда они еще не узнали его, обвинили его в краже. «Они сказали: «Если он украл, то ведь еще раньше воровал его брат». Йусуф (Иосиф) утаил это в своей душе и не открылся им, а только подумал: «Ваше положение еще более отвратительно, и Аллаху лучше знать о том, что вы измышляете»», (Юсуф 77). Что сделал Юсуф, обладая всей властью и способностью наказать их и отомстить им? Теперь, эмоции захлестнули его, ведь братья его, подло обманув отца и разлучив Юсуфа с ним, бросили его в колодец, он попал в рабство и оказался в тюрьме, и вот теперь они еще обвиняют его в краже? Но он, обладая власть и могуществом, сдержао все свои эмоции, гнев, и справедливую мстительность, хлоднокровно продолжил исполнять свой план.

«Он поднял своих родителей на трон, и они вместе с братьями пали ниц перед ним. Он сказал: «Отец мой! Это — толкование моего давнего сна. Господь мой сделал его явью. Он облагодетельствовал меня, освободив из темницы, и привел вас из пустыни после того, как дьявол посеял вражду между мною и моими братьями. Воистину, мой Господь добр, к кому пожелает. Воистину, Он — Знающий, Мудрый», (Юсуф 100).

Таким образом, жизненный путь пророка Юсуфа, мир ему, был завершен победной, дарованной Всевышним Аллахом. «Так Мы наделили Юсуф  властью на земле. Он мог поселиться там, где желал. Мы одаряем Своей милостью, кого пожелаем, и не теряем вознаграждения творящих добро», (Юсуф 79). Это конечно не единственные уроки, которые можно найти в истории посланник Аллаха Юсуфа, мир ему. Пусть Аллах откроет нам и другие знания в Его книге.

 

Применение шариатской политики в проповеднической деятельности

Первый пример: юноша, колдун, монах и царь.

Эту историю рассказал  посланник Аллаха, мир ему, о верующих из Наджрана, в Йемене.[153] В этой истории рассказывается о юноше, который учился у придворного колдуна и у верующего монаха. Познав истину, он последовал религии монаха, лечил людей от различных болезней, приносил пользу, заслужил доверие и уважение общества. Конечно, не все шле спокойно, бывало, что юноша опаздывал на уроки у колдуна, или задерживался возвращаясь домой к родителям. Тогда монах посоветовал ему. Сказав: «Скажи колдуну. Что тебя задержали дома. А дома скажи, что тебя задержали у колдуна». Однажды с ним случилось чудо, Всевышним помог ему спасти людей от свирепого хищника. Когда юноша рассказал об этом монаху, тот сказал ему: «Сегодня ты лучше меня». После чего, он посоветовал ему скрыть свою веру, и сказал: «но если тебя узнают и схватят, не говори обо мне». Правящая верхушка многобожников была нетерпима к истинной вере, и монах знал об этом, он учил юношу соблюдать меры предосторожности и даже скрывать свои убеждения. Монах даже предупредил о возможных репрессиях со стороны властей, он попроси юношу в случае его ареста не открывать его имени. В этой истории есть множество уроков. Я хотел бы обратить внимание лишь на некоторые из них.

Но, как известно, юноша не выдержал пыток, в конце концов,  монах и он, и многие другие верующие были убиты тираном, правившим той страной. Аллах также рассказывает историю этих мучеников в Коране. Другой важный момент в этой истории заключается в том, что юноша, после неудачных попыток убить его, которые предпринимал царь, сказал этому тирану: «собери весь народ на открытом месте, возьми стрелу из моих стрел и произнеси: Во имя Господа этого юноши. И затем выпусти в меня стрелу, только так ты меня убьёшь». Царь так и сделал, не думаю о последствиях, ведь он огнем и мечем, утверждал в стране идеологию, в которой он был ни кто иной, как господь. Что случилось? Народ, который знал, что царь дважды не смог убить этого проповедника истины. Он увидел, что убить он может его только с именем Аллаха. Народ толпами принимает ислам, и идет за это на смерть в огненных ямах. В чем здесь урок? Уроков много, но первый – проповедник должен служить делу донесения истины, даже если это заберет его жизнь. Но юноша, не просто отдал свою жизнь, он создал ситуации, которая полностью скомпрометировала ложь веры тирана, он знал о жажде убийства этого тирана, который в своей гордыне и собственном обожествлении, покажет всему народу, что он не бог, а лжец, преступник и убийца. Кто-то скажет, что люди погибли. Да, но они достигли вечности у Аллаха и истинного счастья в райских садах. Это величайшая победа, к которой проповедник может привести свой народ. А смерть невинных на руках тиранов, и ни в коем случае, не вина того, кто открыл им глаза и вывел к свету религии Аллаха. Конечо мы знаем, что в Коране, Всевышний облегчил для нас, и дал возможность словом отречся от веры, если существует реальная угроза расправы, но тот, кто проявит терпение и стойкость умрет мучеником. Конечно, мы не должны брать каждую деталь этой правдивой истории буквально, в каждое время, в каждом месте, в каждом положении существует множество ньюансов и факторов. Но основные смыслы, ценности и идеи этой истории будут важны каждому проповеднику ислама.

Эту историю, и аяты суры Созвездие Зодиака, Посланник Аллаха, мир ему, рассказывал своим сподвижникам, укрепляя их дух, в то время, когда их мучили курайшитские многобожники, , внушая терпение и стойкость.

 

Второй пример: Муса, фараон, знать и колдуны.

История пророка Мусы, Мир ему, в Коране одна из самых больших. Здесь я не могу рассматривать все этапы его жизни и события, которые повествует нам книга Аллаха, однако некоторые уроки все-таки можно выделить.

Муса вырос в Египте, практически при дворе фараона. Как известно. Он родился в том поколении младенцев, которых фараон приказал убить. Но Всевышний Аллах спас его, и даже вернул к матери. Муса. Мир ему, еще до пророчества, оказался в ситуации, когда он пытался заступиться за своего соплеменника, убил египтянина. Ему пришлось бежать в соседнюю страну, где он нашел убежище в семье праведного человека и пророка, и даже создал собственную семью. Женившись на верующей девушке. И вот, когда муса достиг своего времени. Всевышний Аллах приказывает ему, и его брату Харуну, мир ему,  отправится в Египет, призвать к истине фараона, египтян и израильтян.

Как известно, колдуны использовались для поддержания власти фараона Египта. Фараон сделал вызов пророку Мусе, обвинив его в использовании волшебства и магии. Он собрал лучших магов и колдунов, чтобы они своим искусством колдовства победили Мусу. Но Аллах даровал ему великие чудеса, и Муса одержал победу. Маги и колдуны, прекрасно понимавшие, что Муса не маг и не колдун, осознавшие величие божественных знамений, принимают ислам, за что умирают мучениками. Муса выводит свой народ из Египта, а фараон и его армия гибнут, преследуя Мусу и народ Исраила. В этой истории много уроков. Я хотел бы вспомнить некоторые, которые интересны для нас.

 

Уроки

История с попыткой востановить справедливость и заступится за слабого, которая закончилась убийством египтянина, и все это произошло до пророчества. «Вошел [однажды] Муса в город, когда его жители отдыхали, и набрел на двух мужей, которые дрались друг с другом. Один был из его народа, другой — из врагов. Тот, который был из его народа, воззвал к Мусе о помощи против того, кто был из врагов. И Муса убил его (египтянина) ударом кулака и сказал: «Это из деяний шайтана, ибо он — явный враг, совращающий [с пути истины]»», (Рассказ 15).

Муса, в одиночку, следуя одним эмоциям, с помощью грубой силы пытался защитить свой народ и добиться справедливости, но вынужден броситься в бега и на много лет обосноваться в другой стране.  «Тут прибежал муж с окраины города и воскликнул: «О Муса! Знатные люди договариваются о том, чтобы убить тебя. И я советую тебе уходить из города».

Муса бежал [из города], оглядываясь с опаской, взывая [к Аллаху]: «Господи! Спаси меня от людей нечестивых!»», (Рассказ 20-21). Муса признает, что это была ошибка. «[Муса] ответил: «Я совершил то [преступление], когда был в числе заблудших. И я бежал от вас, когда мне стало страшно. А Господь мой даровал мне знание [различать добро и зла] и возвел меня в число посланников», (Поэты 20-21).

Пророк Муса просит Аллах избавить его дефекта речи, который мешает разъяснять фараону и его народу истину. «Сними оковы с речи моей, чтобы они могли понимать мою речь», (Та ха 27-28). Далее, Муса просит Аллаха дать ему в помощники брата Харуна, который был красноречивым и мог оказать помощь в проповеди. Организованно, поддерживая друг друга в общем деле, и укрепляя друг друга в поклонении Аллаху, они отправляются в Египет. «Назначь также мне помощника из моей семьи, брата моего Харуна. Умножь благодаря ему силу мою и дай ему долю в деле моем, чтобы мы славили тебя многократно и поминали тебя беспрерывно», (Та ха 29-34). И конечно, ясно из последнего аята, какое значение имеет поклонение и поминание Аллаха в жизни проповедника.

Аллах учит Мусу тому, как следует обратиться к фараону и его знати, чтобы они могли прислушаться к нему и принять его призыв. «Говорите с ним мягко, быть может, он одумается или устрашится [Господа]», (Та ха 44). Когда же египтяне напоминают Мусе о его преступлении, он напоминает им, что они во главе с фараоном поработили его народ и нарушали все их человеческие права. Их преступления больше и ужасней, чем его преступление. Разве не фараон убивал младенцев мужского пола.

Муса призывает фараона и его знать к вере в Аллаха с помощью доказательств, затем с помощью чудес, и принуждает фараона просить об избавлении от наказаний, которые Аллах послал в Египет. Когда же Муса не оставил им выбора, они обвиняют его в колдовстве, и собирают против него колдунов. Но и здесь Муса их побеждает. Но чтобы вынести эту борьбу на общественный уровень, Муса требует открытой встречи перед всем народом. «Но мы непременно явим тебе подобное же колдовство. Назначь же срок [для состязания] в подходящем месте, и никто из нас не должен нарушить его». [Муса] ответил: «Срок для вас — «День украшения», но пусть люди соберутся утром»», (Та ха 58-59).

Приняв истину, колдуны показывают фараону, что ему ничего не остается кроме признания истины, но возгордившись, ослепленный своим мнимым могуществом и силой, он решает просто уничтожить Мусу и тех, кто с ним. И здесь, Муса, не имея возможности сопротивляться этой угрозе, бежит со своим народом. Аллах дарует ему победу, потопив фараона и его армию. Муса, уже следуя наставлениям Аллаха, прибыл в Египет с призывом к фараону, египтянам и народу Исраила. Но на этот раз, Муса действовал сознательно, спланированно,  понимая политическую ситуацию, используя возможности для призыва, защищаясь аргументами, не провоцируя власть громкими лозунгами или угрозами. В суре Поэты Всевышний подробно передает нам дискуссию Мусы и фараона. В этих аятах множество уроков шариатской политики.

 

Третий пример: история верующего из рода фараона, скрывавшего свою веру.

Эту историю Всевышний рассказывает в суре Верующий. «Некий верующий муж из рода фараона, скрывавший свою веру, вопросил: «Неужели вы убьете мужа за то, что он говорит: «Мой Господь — Аллах»? Ведь он явился к вам с ясными знамениями вашего Господа. Если он лжец, то его ложь — во вред ему самому. Если же он говорит правду, то вас поразит хотя бы часть того, чем он вам угрожает. Воистину, Аллах не ведет прямым путем тех, кто нарушает дозволения и лжет», (Верующий 28).

С этого аята начинается рассказ о верующем из рода фараона, который скрывал свою веру из опасения за свою жизнь. Как мы видим, в самом начале своего участия, этот мужественный человек вступился за Мусу, опираясь в большей степени на право свободного вероисповедания. «Неужели вы убьете человека за то, что он верит в Единого Аллаха». Напомнив, что Муса принес ясные знамения своей правоты, этот человек оставляет вопрос спорным, как бы разряжает ситуация «Если он лжец, то его ложь во вред ему самому. Если же он говорит правду, то вас поразит хотя бы часть того, чем он вам угрожает». В его словах очевидна нейральная позиция, порицание убийства человека лишь за его убеждения, открытось для второго мнения. Хотя этот человек был верующим и не сомневался в истинности пророчества.

Политическая напряженность, которая могла развиваться только в конфронтацию, между могущественным фараоном, который обладал огромной армией, и слабым народом Мусы,  требовала определенных маневров. Поэтому, как мне кажется, этот верующий, не открывал свои убеждения, чтобы оставаться нейтральным. Он не встал открыто на сторону Мусы, но пытался его спасти, ссылаясь на общие права человека, предостерегая свой народ  от наказания, которое может быть послано, в случае, если Муса говорит правду. Интересно, что когда он говорил об этом, он вначале указал на вероятность того, что Муса может быть лжецом, и лишь затем, указывает на вторую вероятность и что может случиться, если она подтвердится.

Верующий муж обращается к своему народу, и напоминает, что он один из них и желает им только добра. «О мой народ! Сегодня у вас — власть, вы владычествуете на земле. Но кто же поможет нам, если нас поразит кара Аллаха?»». Он напоминает о могуществе египтян и богатстве, предостерегая от наказания Аллаха, которое лишит их всего этого. Позже, этот человек, имя которого нам неизвестно, напоминает им о прошедшей истории, в которой назидание размышляющим. «»О мой народ! Воистину, я опасаюсь, что с вами [случится то, что случилось] однажды с древними народами, наподобие того, что случилось с народами Нуха, адитами, самудитами и теми, которые жили после них».

После общего примера, он напоминает о примере, близком  для египтян «Прежде явился к вам Юсуф с ясными знамениями, но вы непрестанно подвергали сомнению то, с чем он к вам явился». Этот человека, по всей видимости, был уважаемым и знатным в Египте, иначе кто бы дал ему слово и кто позволил бы ему открыто дискутировать с фараоном. Он напоминает о судном дне, об аде и справедливом возмездии неверующим. Фараон не признает прав людей на собственное мнение, как не признает права народа участвовать в решениях. «Я указываю вам только на то, что сам вижу. Я веду вас только правым путем».

Но верующий из рода фараона призывает к открытой и объективной дискуссии между египтянами, он призывает следовать истине, с кем бы она ни оказалась. Для этого необходимо признать главенство доказательства. «Те, кто спорят о знамениях Аллаха, не имея довода и доказательства, ненавистны Аллаху и верующим. Так Аллах налагает печать на сердце каждого гордеца, притеснителя». Гордость и притеснения – вот причины диктатуры и тирании фараона и его окружения.

Фараон продолжил упираться, он ничего не желал слушать и не собирался отпускать народ Мусы, как и самого Мусу не желал оставлять живым. Потеряв здравый рассудок, охваченный гневом, в своем высокомерии и привычном презрении к простым людям, потерпев одно поражение за другим в этом споре с проповедником истины, фараон приказывает «О Хаман! Воздвигни для меня башню. Быть может, я поднимусь до путей к небесам — и вознесусь к богу Мусы. Воистину, я считаю его лжецом».

Фараон был обманут своим мнимым могуществом и безнаказанностью. Он лишается здравого рассудка и готов, погубить собственный народ, истратить ресурсы своей страны, даже если это приведет к гибели и разрушению, но он не готов дать свободу народу Исраила, отпустить Мусы. Как он напоминает некоторых современных тиранов, которые ради власти, готовы разрушить все города, убить половину народа, чтобы править на руинах, в которых текут реки невинной крови. Возможно, фараон страшится, что уже теряет власть над собственным народом, которого принуждал обожествлять его.

Верующий из египтян, знатный и высокопоставленный человек, возможно из рода фараона, открыто делает вызов власти фараона, он не видит другого варианта, кроме призыва к народу последовать за ним. «»О мой народ! Следуйте за мной, я приведу вас к правому пути». Верующий убежден в истине, знает, что не предатель и не оппортунист. Его не интересуют личные амбиции или материальная выгода, он не стремился к власти или богатству, его душа чиста от тщеславия или жажды. Но он хочет спасти свой народ и вывести его из тьмы, в которую вводил их фараон. Аллах даровал победу этому верующему, которого не могли обойти стороной репрессии и может быть попытка уничтожения «Когда к ним явился Муса с истиной от Нас, они приказали: «Убивайте сыновей тех, кто уверовал вместе с ним, и оставляйте в живых их [детей] женского пола!»». Сначала были попытки дискредитации Мусы и всех кто, последовал за ним. Фараон и его знать обвиняла верующих в том, что они якобы стремятся совершить переворот, захватит власть в стране, творить беспорядок и вредить людям. Власти использовали средства массовой информации, для того чтобы очернить проповедников истины и ввести в заблуждение общественность Египта. «Он — колдун, лжец!», «Я опасаюсь, что он обратит вас в иную веру или распространит по земле нечестие» — сказали они про Мусу. «Фараон сказал: Вы уверовали в Него без моего дозволения! Воистину, это — козни, которые вы задумали в [моем] городе, чтобы изгнать из него жителей», (Преграды 123) — сказали они про верующих. Это все безосновательные обвинения, нужны были для того, чтобы оправдать убийства и репрессии, которым подвергались верующие.

Как эта история напоминает наше время! Аллах спас верующего из рода фараона, но детали этих событий нам не рассказываются. «Аллах предохранил его от злых последствий их козней, и род фараона поразила наихудшая кара». Истина победила, когда фараон преследовал Мусу и его народ. Море поглотила его и всю армию. Только в тот момент, он признал то, что давно стало ясным в его сердце, но гордыня и тирания превзошли голос разума. «И Мы переправили сынов Исраила через море, а фараон и его войско преследовали их упорно и ожесточенно. Когда же на фараона обрушился потом, он воскликнул: Я уверовал в то, что нет Бога, кроме того, в кого уверовали сыны Исраила, и я из числа тех, кто предался. Теперь [ты уверовал], но раньше ты не повиновался [Нам] и был нечестивцем», (Юнус 90-91). Таков конец всех тиранов. Так, в свободной форме, я могу увидеть этот пример исламского призыва и  уроки исламской политики в этой истории даже в таком кратком изложении важны и полезны.

 

Четвертый пример: история Талута и его победы

Это очередная история народа исраила, рассказанная в Коране, и выше мы уже рассматривали примеры из истории Юсуфа и Мусы, мир этим пророкам.

История народа исраила и его пророков, его верующих и неверующих, правдивых и лицемеров, побед и поражений, испытаний и предательств, занимает в Коране большую часть. Это не случайно, ведь мусульманская умма наиболее схожа с общиной народа Исраила. Ибн Масуд, да будет доволен им Аллах, сказал: «Вы наиболее всех народов и общин похожи на народ исраила».[154] Поэтому, мусульмане должны тщательно изучать историю народа исраила в Коране. «В повествовании о них содержится назидание для обладающих разумом. Это – не вымышленный рассказ, а подтверждение тому, что было до него, разъяснение всякой вещи, верное руководство и милость для верующих людей», (Юсуф 111). Мусульманам не будет никакого исключения, закон один для всех. Если мусульмане будут повторять дела народа исраила, как они, из избранной общины, обязательно превратятся в проклятых людей, над которым гнев Аллаха. «Таково установление Аллаха, которое уже свершалось ранее, и ты не найдешь замены установлению Аллаха», (Победа 23).

Более того, посланник Аллаха, мир ему, предсказал, что мусульмане последуют по пути прошлых народов: «Вы последуете за народами, что были до вас, оадонь за ладонью, локоть за локтем (шаг за шагом)…. ».[155]В одной версии сподвижники спросили: «Иудеии и христиане это?», в другой версии: «Персы и римляне это?». В обоих случаях, посланник Аллаха, мир ему, ответил: «А разве еще кто другой может быть?».

В любом случае, законы, которые действовали с народом исраила, управляют и нашей уммой. Давайте же посмотрим, что было с этим народом в начале его возрождения.

Первая часть истории

Всевышний говорит в суре Корова:

«Не задумывался ли ты об участи сынов Исраила, живших после Мусы, когда они сказали своему пророку: «Поставь над нами царя, чтобы мы могли сражаться на пути Аллаха»? Он спросил: «Не случится ли так, что вам будет предписано сражаться, а вы не станете?» Они ответили: «Почему же нам не сражаться на пути Аллаха? Ведь мы изгнаны из наших жилищ и разлучены с нашими детьми». А когда им предписали сражаться, они уклонились, кроме немногих. Аллах знает нечестивцев», (Корова 246).

Из этих аятов следует, что после выхода народа исраила из Египта, прошло определенное время, и было это после смерти пророка Мусы, когда Аллах послал к ним другого пророк. Аллах не конкретизирует, когда это произошло, или его имя. Это значить, что Всевышний хочет обратить наше внимание на закон, который не ограничен временем или местом, и не важно, когда произошло это и с кем. Важно, что среди людей всегда сущетсвуют несколько типов мышлений, души, сердца, понимания, поведения.

Были люди из этого народа, которые называли себя мусульманами, и они обратились к своему пророку: «Поставь над нами царя, чтобы мы могли сражаться на пути Аллаха»? Они не просто называли себя мусульманами, но даже заявили, что для «сражения на пути Аллаха» им не хватает лидера, царя, вождя.

Они подобно многим из современных мусульман, которые говорят: «ушел Омар, поэтому ушла справеливость» или «Мы ждем Салахуддина, чтобы освободить Палестину». Они думают, что дело в каком то одном герое, супермене, который придет и всех спасет, все исправит. Это одно из худших заблуждений народа исраила и мусульман нашего времени, которые обманывают себя ожиданиями великого лидера, зак которым они пойдут к победам и достижениям. Суть в поколении, в критической массе, которая относительно остального пассивного и слабого большинства достаточна, чтобы вести умму вперед. Справедливость была не под властью Омара, а в поколении, родившего Омара. Победа была не делами Сахаддина, а его людьми, которые его поставили над собой. И это плоды усердия поколений до этих великих героев. Замечательная книга, которую я посоветовал бы прочесть каждому современному мусульманина – «Так появилось поколение Салахуддина», которую написал Маджид Ирсан Кейляни.

В ней ясно показано, каким образом создавались эти поколения в десятках медресе, для которых разрабатывали программу такие великие имамы как Абу Хамид аль-Газали, как в мечетях воспитывалась духовность будущих проповедников и ученых, которые в свою очередь воспитали сотни тысяч воинов Салахуддина Аюби, роль Абдулькадира Джиляни как наставника наставников. Роль великих полководцев и политиков, отца и сына из рода Зенки, которые создали фундамент будущих побед Салахуддина.

И так, возвращаясь к истории народа исраила, мы видим, как они обратились к своему пророку с заявлением: придет царь-герой, мы обязательно будем сражатся на пути Аллаха! Но пророк, который был хорошим воспитателем и проповедником, прекрасно разбирался в особенностях человеческих слабостей и пороков, в истинной сущности большинства своего народа, истинного характера и «правды» сердец народа исраила. Поэтому он засомневался в правдивости их слов и задал им конкретный вопрос, смысл которого можно передать другими словами: «вы уверены, что дело только в наличии царя?». В Коране говорится: «Не случится ли так, что вам будет предписано сражаться, а вы не станете?».

Ответ, который мы читаем, говорит о том, что они ясно осознавали мотивы и цели сражения, значить на уровни мыслей и идей, которые разъяснял им пророк, не было никаких проблем. Они ответили: «Почему же нам не сражаться на пути Аллаха? Ведь мы изгнаны из наших жилищ и разлучены с нашими детьми». Они словами подтвердили своему пророку готовность сражатся, и как мы видим, сражение верующих с теми, кто изгонял из жилищ и разлучал с сыновьями и есть сражение на пути Аллаха.

Что произошло дальше: «А когда им предписали сражаться, они уклонились, кроме немногих. Аллах знает нечестивцев». Немногие оказались теми, чьи слова не разошлись с делом, так в нашей умме и сегодня. Пусть Аллах нас простит и наставит!

Конечно мы не можем ставить перед собой жесткие критерии, формы, количество, проценты, все это относительно, и во власти Аллаха. Но общие понятия нам необходимы, чтобы не торопится, или не опоздать, чтобы не поддатся на авантюру или отчаятся. Например, посланник Аллаха, мир ему, сказал: «Люди как верблюды, из ста только один хороший».[156] Этот смысл подтверждается аятами: «Но вместе с Нухом уверовали лишь немногие», (Худ 40) и «Но мало кто из Моих рабов благодарен», (Саба 13). Поэтому, верующий не должен отчаиватся, когда видит малочисленность последователей пророка, малочисленность поддержавших истину.

 

Вторая часть

«Их пророк сказал им: «Воистину, Аллах послал вам Талута царем». Они ответили: «Как может он властвовать над нами, если мы более достойны владычества, чем он, и он не богаче нас имуществом?» Он ответил: «Воистину, Аллах предназначил его вам, одарив его в изобилии знанием и силой телесной. Аллах дарует власть, кому пожелает». Аллах — объемлющий, знающий», (247).

В этой части истории, Аллах сообщает, что Всевышний избрал для них талута царем. «Воистину, Аллах послал вам Талута царем». И какими они оказались верующими, если тот, кого избрал Сам Всевышний Аллаха, не удовлетворил их ожиданий? Они заявили, что сами более достойны, чем Талут, избранный Аллах, ведь они богаты, а он малоимущий. «Как может он властвовать над нами, если мы более достойны владычества, чем он, и он не богаче нас имуществом?». Критерии Аллаха противоречат критериям материалистов народа исраила, и это мы наблюдаем в наше время, в процессе «арабской весны» и поведении большой части мусульманских народов.

Но пророк настаивал на кандидатуре Талута, пути назад не было, после того, как пошел процесс, и началась внутрення борьба в народе исраила между истиной и ложью, правдивыми и лицемерами, справедливыми и тирана. «Воистину, Аллах предназначил его вам, одарив его в изобилии знанием и силой телесной. Аллах дарует власть, кому пожелает». Всевышний не только избрал Талута, но и одарил его дополнительной силой знаний и физической силы, что есть два важнейших качеств полководца.

И здесь вывод такой: нужным человеком может оказатся не тот, на кого обращены взгляды большинства. И не нужно искать человека, который изначально идеален во всем, и сочитает в всебе качества великого царя. В нужный момент, когда пожелает Аллах, он заполнит недостаток человека, откроет в его сердце скрытые силы, наделит его необходимыми качествами. Все, что мы можем, это опираясь на наши знания и опыт, интуицию и прогнозы, делать выбор, планировать, принимать решения. Совершить молитву «истихара», посоветоватся, и выбрать. Остальное во власти Аллаха.

В завершении Аллаха говорит: «Аллах — объемлющий, знающий». Не случайно здесь именно эти два имени Аллаха. Он дарует свою милость, кому пожелает, даже если это самый простой и бедный человек, и Он лучше знает, кого избрать царем и полководцем.

Третья часть

«Сказал им пророк: «Знамение его власти состоит в том, что к вам прибудет ковчег, несущий умиротворение от Господа вашего и содержащий то, что осталось от дома Мусы и дома Харуна. Принесут его ангелы. Воистину, в этом для вас — знамения, если вы — уверовавшие»», (248).

В этих аятах, Аллах сообщает о том, как он проявил свое милосердие и снисходительность к слабости человека: казалось бы, достаточно для верующих слов пророка, но человек хочет увидить своими глазами. Потрогать своими руками, только тогда его сердце успокаивается. Пророк сообщил им, что Талут избран Аллахом, но чтобы успокоить их сердца материальным подтверждением, на их глазах, ангелы снизойдут с ковчегом, в котором будут знамения двух категорий: духовное – умиротворением,  и материальные – вещи пророка Мусы и пророка Харуна. В толкованиях упоминаются посох, свитки Торы.  Что осталось для правдивых верующих, наблюдая это чудо, если не успокоится и быть твердым? Но… Это лишь начало пути испытаний. Первое испытание – мирские блага, материальные ценности  и наслаждения.

Четвертая часть

«Когда Талут выступил с ратью, то сказал: «Воистину, Аллах будет испытывать вас рекой. Если кто напьется из нее, то он — не со мной. А тот, кто не вкусит ее, разве что одну пригоршню, то он — со мной». И напились из нее они все, кроме немногих. Когда он и те, кто уверовал, перешли реку, то они сказали: «Нет у нас сегодня силы против Джалута и его рати». А те, которые знали, что предстанут перед Аллахом [в Судный день], сказали: «Как много раз немногочисленная рать побеждала несметную рать по воле Аллаха!»Аллах — на стороне терпеливых», (249).

Первое испытание – мирские блага, материальные ценности  и наслаждения. В нашей истории это символизируется рекой чистой и прохладной воды. Которая была на пути войска, конечно же, испытывающего жажду. И Талут отдал приказ, ясный и понятный.

«Когда Талут выступил с ратью, то сказал: «Воистину, Аллах будет испытывать вас рекой. Если кто напьется из нее, то он — не со мной. А тот, кто не вкусит ее, разве что одну пригоршню, то он — со мной».

Он предупредил их, что впереди будет испытание от Аллаха, потребуется терпение и сдерженность. И это второе испытание для верующих, которые вышли с талутом, после того, как большинство народа исраила оставили его и не признали в нем царя. Несмотря на откровение пророка и очевидное чудо и знамения ковчего, который принесли с неба ангелы. И так, с Талутом остались верующие, но все ли они готовы идти до конца к победе?

Когда войско добралось до реки, большинство ослушались приказа полководца, не выдержав соблазна мирских благ. Как в наше время. Многие сошли с пути Аллаха, в обмен на временные блага, обещанные им, или представшие перед ними.  Дозволено было испить лишь столько, сколько необходимо для продолжения пути: «А тот, кто не вкусит ее, разве что одну пригоршню, то он — со мной». Небольшое количество верующих и здесь уменьшилось: «И напились из нее они все, кроме немногих».

С Талутом остались сильные верующие, которые смогли удержаться и оставить прохладную воду позади, но их ждало следующее испытание: многократно превосходящее войска Джалута, с лучшим вооружением, опытом, силой могучего полководца: «Когда он и те, кто уверовал, перешли реку, то они сказали: «Нет у нас сегодня силы против Джалута и его рати»». Это верующие сказали, Аллах подтвердил что они верующие, но им не хватило еще немного терпения и ясности осознание пути и его последней цели. Секрет заключается в вере Судного дня. Ясность представления о судном дне, что это такое, что нас ждет в тот день, что значить райские сады и огненные ямы. Плоды твердой и ясной веры в судный день проявились в последнем испытании, на что указывают слова Аллаха: «А те, которые знали, что предстанут перед Аллахом, сказали: «Как много раз немногочисленная рать побеждала несметную рать по воле Аллаха!»Аллах — на стороне терпеливых».

Вера в судный день, знание о встречи с Аллахом, которое есть у всех верующих, но она различно, укрепило последнюю горстку избранных. Все верующие верили в судный день, все кто перешел реку с Талутом, знали, что встретятся с Аллахом, но не одинаково, не в равной силе.  Осознание могущества Аллаха меняет представление о соотношении противостоящих сил: «Как много раз немногочисленная рать побеждала несметную рать по воле Аллаха!».

Следующий вывод: победа – это результат терпения, которое победитель проявил чуть дольше остальных. Терпением обладали и те, кто воздержался у реки, но последнии воины Талута обладали терпением большим, чем то, на что способны большинствол.  «Аллах — на стороне терпеливых».

Пятая часть

«Когда они соприкоснулись с Джалутом и его ратью, то воскликнули: «Господи наш! Снизошли нам терпение, укрепи наши стопы и помоги нам против неверных», (250).

Перед сражением, верующие обратились к Аллаху, тогда, когда по всем человеческим меркам поражение было неизбежно, силы были совершенно неравноценны. Они обратились к Аллаху с такими словами: «Господи наш! Снизошли нам терпение, укрепи наши стопы и помоги нам против неверных»! Терпение, укрепление стоп, помощь против врагов.

Они попросили в мольбе три вещи: первые две касаются их самих, это моральное состояние — терпение, физическое состояние в укреплении стоп, третье касается взаимодействия с врагом в ходе сражения.

Шестая часть

«По воле Аллаха они обратили рать [Джалута] в бегство, Давуд убил Джалута, и Аллах даровал ему власть и мудрость и научил тому, чему пожелал. Если бы Аллах не давал одним народам возможности защищаться от других, то сгинула бы земля и весь род людской. Однако Аллах милостив к обитателям миров», (251).

В этих аятах есть несколько уроков.

Они одержали победу, и получили перевес, когда маленький мальчик, о котором ни разу не упоминалось, убил могучего воина и полководца Джалута, как убил не важно, как вообще это было возможно, не имеет значения. Все будет так, как захочет Всевышний Аллах, этого не могли спрогнозировать или спланировать ни верующие, ни их враги. Кто знал до этого сражения о мальчике Дауде? Кто-то принял его во внимание, отвел ему роль в плане сражения? Конечно, нет.

Но после победы, они остановились, и продолжили свой путь, шли дальше, развивали успех? Они шли дальше, и Всевышний даровал Дауду. Будущему лидеру, царю и пророку две вещи, необходимы уже не для сражений, а для правления: власть и мудрость, научил тому, чему пожелал.

В завершении Аллах сообщил нам о законе, который действует в этом мире: «Если бы Аллах не давал одним народам возможности защищаться от других, то сгинула бы земля и весь род людской». Какой бы могущественной и непобедимой не казалась нам империя, союз государств, армия, система тирана, обязательно кто-то встанет против неё, и победит. Империи или правящии системы прошлого, ни настоящего не выстоят вечно, им будет брошен вызов другими силами, нанесено поражение, они уйдут в прошлое. В этом милость Аллаха, иначе совреенные тираны всех мастей, со всех концов света, продолжили бы наращивать свою силу, душить любого противника в самом начале, и так бесконечно. Но этого не будет, закон Аллаха сильнее любых попыток остаться безнаказанным, любых усилий сохранить власть за злодеями и преступниками.

Седьмая часть

«Таковы аяты Аллаха. Мы произносим их тебе истинно. И, воистину, ты из посланников», (252). В этих аятах, Всевышний обращается к пророку Мухаммаду, мир ему, укрепляя его и вдохновляя. Ты из посланников, не слабей и не опускай руки, как и каждый верующий, знающий о встрече с Аллахом, ведь он посланник посланника Аллаха! Чтобы не говорили лжецы, как бы не надсмехались лицемеры.

Пятый пример: история Зуль карнайна

История великого полководца, Аллах рассказал в суре Пещера. В этой истории есть несколько укроков, полезных для современных мусульман. Я укажу несколько из них, и прошу Аллаха открыть нам другие знания.

«Они спрашивают тебя о Зуль Карнайне. Скажи: «Я прочту вам поучительный рассказ о нем», (Пещера 83).

Всевышний наделил его властью и различными возможностями, способностями и ресурсовами. «Воистину, Мы поддержали его на земле и даровали ему пути достижения всего», (84). Этот аят свидетельствует о могуществе Зуль карнейна, как правителя и полководца, царя и вождя. Как правило, человек, получивший такую власть и могущество, впадает в гордыню и скатывается к тирании, но Зуль карнайн остался верующим и богобоязненным, признающим власть Аллаха и благодарным за милости.

На своем пути, Зуль карнайн встретил три народа. Остановимся на последнем примере. «И прибыл, наконец, в то место, где были две [горные] преграды, по сторонам которых обитал народ, который лишь немного понимал речь», (85). Этот народ плохо понимал речь, как минимум они плохо згали язык Зуль карнайна. Это народ жил в том месте, где смыкались две горные гряды, между которыми проходил путь в другую страну, страну Йаджудж и Маджудж.

«Они воззвали: О Зуль карнайн! Воистину, [народы] Йаджудж и Маджудж чинят на земле нечестие. Быть может, мы уплатим тебе дань, чтобы ты воздвиг между нами и ими преграду?», (86).

Это слабый народ, неуверенный в себе, без воли и решительности. Среди них не было настоящего лидера, поэтому они ничего не могли сделать против постоянных нападений Йаджудж и Маджудж, поэтому, они обратились к Зуль карнейну. Йаджудж и Маджудж из потомков Адама, люди, но обладающие силой, численностью жестокостью и беспощадностью. Проход между горами они использовали, чтобы нападать на соседние народы, убивая, разуршая, уничтожая все на своем пути.[157]  Ибн Касир отмечает, что это было в землях тюрков. Также, отмечено, что они не понимали речь, потому что, возможно жили в изоляции от остальных народов, в дальних местах.

«Он ответил: «То, чем наделил меня Господь, лучше [вашей дани]. Помогите же мне [людской] силой, чтобы я воздвиг, между вами и ими преграду», (87).

Когда Зуль карнейн пришел в их страну, они попросили его построить между двумя горами преграду, за что, они готовы были отблагодарить его деньгами. Но Зуль карнейн, как праведный и благочестивый правитель, он отказался от денег. Он был доволен тем. Что дал ему Всевышний Аллаха, им не управляла алчность и его не занимали личные наслаждения. Защита слабого и помощь нуждающимуся была его миссией, справедливость в законе Аллаха было его принципом.  Зуль карнейн отозвался на помощь этого несчастного народа, который не верил в свои силы. Но они были сильны, не хватало и мудрого и знающего лидера.  Он призывал их участвовать в возведении преграды всеми силами, и начал их организовывать, учить, распределять задачи. Он не просто помог слабым, но  показал им, как стать сильными.

Если они попросили построить «седд», то он начал строить «редм». В переводе оба слова переводят как преграда, «седд» сейчас используют для обозначения дамбы. Но «редм» в арабском языке означает, что то больше, выше и мощнее чем «седд».  Это значить, что Зуль карней решил, что обычной дамбы не достаточно для сдерживания Йаджудж и Маджудж. Он согласился безвозмездно помочь чужому народу, потребовав от них прямого участия в своем спасении, и не просто хорошо сделал то, что они попросили, но решил сделать для них то, что дейсвительно защитить их.[158]

«Возите ко мне железные балки»… Когда он заполнил ими пространство между двумя склонами, он приказал: «Раздувайте». Когда же [балки расплавились] и превратились в огонь, он распорядился: «Несите мне расплавленную медь, я вылью ее на расплавленное железо»», (88).

Зуль карнейн показал пример мудрого руководителя, который способен организовать людей вокруг одной цели, не только общими лозунгами, но и конкретными задачами. В аятах мы видим, как он начал создавать могучую преграду из железа и меди, выполняя свой план шаг за шагом. Конечно, в этих аятах не указываются вспомогательные работы, которые были сделаны. Например, мы понимаем, что были проложены пути для доставки железа и меди,  приготовлены средства для их доставки, нужно собрать топливо для растопки печей, где будет расплавлена медь. А сколько железа и меди нужно собрать и добыть, чтобы построить такую дамбу, высокую, прочную и непреодолимую. Также, материал, который был заложен между железными балками, должен был быть топливом, которое горит достаточно долго, чтобы расплавить эти балки. Средства, которыми они поднимали расплавленую медь на высокие стены дамбы, достаточно быстро, пока железо не остыло. «Не могли ни перебраться через преграду, ни пробить в ней брешь», (89).

«сказал: «Это — милость моего Господа. А когда настанет обещанное моим Господом, он сровняет преграду [с землей], ибо обещанное моим Господом — истина»», (90).

После успешного завершения этой великой стройки, Зуль карнейн, как верующий и праведный правитель признал милость и помощь Всевышнего Аллаха. Он знал, что все по воли Аллаха, и если Он захочет, эта преграда падет, как и было обещано посланником Аллаха, мир ему, который предупредил о взовращении Йаджудж и Маджудж, и разрушениях, которые они принесут. Он указал, что это произойдет, незадолго доя конца света. На примере походов Зуль карнейна, мы можем видить одну из важнейших сторон политической миссии уммы ислама во главе с лидером – помощь нуждающимся, защита слабых и борьба со злом.

 

Шестой пример: приказ проявлять терпение, неизбежность испытания и запрет использования  оружия в мекканский период призыва.

Аллах приказывает  мусульманам Мекки проявлять стойкость в вере, терпения, сдержанность и хладнокровие. В Коране мы находим:

«Разве ты не думал о тех, которым было сказано: «Воздержитесь [от войны], вершите салат и вносите закат». Однако когда им было предписано сражаться [за дело Аллаха], то некоторые из них устрашились противников так, как [иные] страшатся Аллаха, и даже более того», (Женщины 77). В Мекке духовное воспитание и укрепление веры, в Медине – сражение с врагами, которые угрожали государству ислама.

Далее, обратим внимание на смыслы, провозглашенные аятами, ниспосланными в Мекке, и мы увидим основные принципы политики, которой следовал во время проповеди пророк Мухаммад, мир ему.

«Провозгласи то, что велено тебе, и отвернись от многобожников. Воистину, Мы избавили тебя от тех, кто издевался [над тобой]», (Хиджр 94-95). «Призывай на путь Господа мудростью и добрым увещеванием и веди спор с многобожниками наилучшими средствами. Воистину, твой Господь лучше знает тех, кто сошел с указанного Им пути, и Он лучше знает тех, кто на прямом пути. Если вы подвергаете наказанию неверных, то наказывайте таким же образом, как вас наказывали. Но если же вы стерпите [и удержитесь от наказания], то это будет лучше для терпеливых. Так терпи же, ибо твое терпение — только от Аллаха, не печалься из-за них и не горюй из-за их коварства. Воистину, Аллах — на стороне богобоязненных и тех, кто вершит добрые деяния»», (Пчелы 125-128).

«Мы знаем, что тебя огорчают их речи. Воистину, не твои [слова] они считают ложью, — нечестивцы эти отрицают знамения Аллаха. И до тебя [других] посланников объявляли лжецами. Но они терпели то, что их обзывали лжецами и притесняли, пока не явилась к ним Наша помощь. И никто не отменит слова, данного Аллахом, а до тебя дошли рассказы о посланниках. А если и тягостно тебе то, что они не приемлют, то, если ты можешь отыскать отверстие на земле, или лестницу на небо ради того, чтобы сотворить для них знамение. Если бы Аллах захотел, то всех неверных направил бы к прямому пути. Так не будь же невеждой. Воистину, [на твой призыв] ответят те, кто слышит. А тех же, кто мертв [сердцем], Аллах воскресит. А потом перед Ним они предстанут», (Скот 33-36).

«Будь терпелив к тому, что они говорят, восхваляй Господа твоего до восхода солнца и перед заходом, прославляй Его и ночью, и после челобития», (Каф 39-40).

«»О Господи! Воистину, они — неверующие люди». Посему оставь их, скажи: «Мир вам». А вскоре они сами узнают [истину]», (Украшения 88-89).

Это некоторые аяты, которые передают атмосферу мекканского призыва, также разъясняют принципы призыва, приоритеты этого времени и места, которым следовал посланник Аллаха. Что бы прочувствовать и осознать положение пророка Мухаммада и его сподвижников в Мекке, нужно собрать все аяты, в которых Аллах приказывает Своему посланнику и верующим с ним следовать пути терпения и твердости. Собрать эти аяты в единую картину, дополненную историями из жизни Пророка и его сподвижников, запечатлевших для нас пример. Читай и размышляй над смыслами этих аятов, вспоминая Сумейю, Ясира, Беляла, да будет доволен ими Аллах.

Мунир Гъадбан пишет: Аллах сделал испытания на пути проповедников неизбежным. В Коране говорится «Неужели люди полагают, что их оставят в покое и не подвергнут испытанию только за то, что они скажут: «Мы уверовали»? Мы подвергали испытанию и тех, кто жил задолго до них. Ведь Аллах знает [наперечет] тех, которые правдивы, и тех, которые лживы», (Паук 2-3).

Аллах испытывает верующих, чтобы отличить истинно верующего и призывающего, и отличить того, кто лишь делает вид, что он призывающий к Аллаху. Эти испытания очищают людей так же, как огонь очищает сталь. Чем сильнее жар огня, тем лучше будет эта сталь. Поэтому, испытания неотделимо от цели, и оно приходит даже к самым любимым из рабов Аллаха. «Станет ли Аллах наказывать вас, если вы будете благодарны [Ему] и уверуете [в Него]? Ведь Аллах — благодарный, знающий», (Женщины 147). Абу Бакр – господин своего рода и авторитетный человек в Мекке. Однажды он сидел возле Каабы, и один из негодяев Мекки бросил на его голову землю, тем самым оскорбляя Абу Бакра за его веру. Тогда Абу Бакр сказал Валиду ибн Шуаба, который проходил мимо:

Всевышний говорит «Среди людей есть и такие, которые утверждают: «Мы уверовали в Аллаха». Когда же они страдают из-за [преданности] Аллаху, то они людское притеснение равняют с наказанием Аллаха. Если же ты [Мухаммад] одержишь победу по [воле] твоего Господа, то они непременно скажут: «Воистину, мы были вместе с вами». Но не Аллаху ли ведомо о том, что в сердцах обитателей миров? Аллах доподлинно знает тех, кто уверовал, и доподлинно знает лицемеров», (Паук, 10-11). В коментарии к этому аяту, Ибн Кайм сказал:    [159]

Как мы знаем, посланник Аллаха принимал все меры для того, чтобы обезопасить своих сподвижников, поэтому многим из них он посоветовал скрывать свою веру, но не всем. Некоторые сподвижники открыто поклонялись и призывали к исламу, подвергаясь нападкам и мучениям со стороны многобожников. Когда сподвижники спрашивали разрешения боротся с этой несправедливостью с оружием в руках, посланник Аллаха, мир ему, говорил: «Терпите, мне еще не приказано сражатся».

Конечно, мусульмане чем могли, защищали себя, но так, чтобы не спровоцировать откротое вооруженное столкновение, что привело бы к войне, гибели мусульман, пролитию крови и невозможности проповедовать среди мекканцев. Так известно, как один из сподвижников подрался с мекканцев, когда тот напал на него. Но это частный случай самообороны, на которую мусульмане имеют право.

Предписание военного джихада было ниспослано уже в Медине, после того, как мусульмане собрались вместе в городе-государстве, организовав свою жизнь и обеспечив себя домом и убежищем. Было создано первое государство Ислама, которое возглавлял посланник Аллаха, мир ему и благословение, в нем была организована жизнь верующих как единого организма. В отличае от положения слабых в Мекке, Мадина стала крепостью мусульман, домом, который они обустраивали и должны были защищать. Самозащита и сопративление агрессии и притеснениям заложена в человека и человеческом обществе как инстинкит. «Они разгромили их по воле Аллаха. Давуд (Давид) убил Джалута (Голиафа), и Аллах даровал ему царство и мудрость и научил его тому, чему пожелал. Если бы Аллах не сдерживал одних людей посредством других, то земля пришла бы в расстройство. Однако Аллах милостив к мирам», (Корова 251). Вспомним, что ансары, когда встретились с Пророком, мир ему,  при Акаба второй раз, дали клятву защищать его так же, как свои семьи.

Но переселенцы из Мекки, несправедливо лишенные своих домов и имущества, преследовались Мекканцами даже после того, как нашли укрытие в Медине. Мекканцы угрожали им, имели намерение преследовать их до конца, чему есть различные подтверждения. Также, племенной фанатизм, личные интересы и амбиции отдельных племенных вождей, зависимость от римской и персидкой империй,  слепая и агрессивная преданность идолопоклонничеству, все это сподвигало арабов сражатся против ислаской проповеди. Там и тут, по всей Аравии, мирные проповедники ислама подвергались нападениям. Решаюшим фактором было то, что различные силы в Аравии, от иудеев, мекканцев, византийских вассалов и арабских племен, обьеденялись готовились к войне против Медины и молодого государства ислама. Всевышний Аллах, ниспосылает аяты, в которых предписывает джихад. «Дозволено тем, против кого сражаются, сражаться, потому что с ними поступили несправедливо. Воистину, Аллах способен помочь им. Они были несправедливо изгнаны из своих жилищ только за то, что говорили: «Наш Господь – Аллах». Если бы Аллах не позволил одним людям защищаться от других, то были бы разрушены кельи, церкви, синагоги и мечети, в которых премного поминают имя Аллаха. Аллах непременно помогает тому, кто помогает Ему. Воистину, Аллах – Всесильный, Могущественный», (Хадж 39 — 40). Сражатся за веру, значить защищать дом ислама в Медине, защищать мусульман, сражатся против врагов ислама, которые силой меча принуждали людей к неверию, силой меча пытались остановить проповедь ислама – все это было джихадом на пути Аллаха. «Сражайтесь на пути Аллаха с теми, кто сражается против вас, но не преступайте границы дозволенного. Воистину, Аллах не любит преступников», (Корова 190). В суре хадж было дозволено взять в руки оружие, в суре Корова сражатся против тех, кто сражается становиться обязательным.  Третий этап, это предписание сражатся со всеми силами неверующих, это сура Покаяние. «Воистину, число месяцев у Аллаха – двенадцать. Так было записано в Писании в тот день, когда Аллах сотворил небеса и землю. Четыре месяца из них – запретные. Такова правая религия, и посему не поступайте в них несправедливо по отношению к себе. Сражайтесь с многобожниками всеми вместе (или все вместе), подобно тому, как они сражаются с вами всеми вместе (или все вместе). Знайте, что Аллах – с богобоязненными», (Покаяние 36). В нормах джихада, как оборонительного, так и наступательного, есть различные детали, условия, и даже разногласия среди ученых фикха. Эта тема требует отдельного рассмотрения.

 

Восьмой пример: меры безопастности.

Меры безопасности также являются неотъемлемой частью положения мусульман в Мекке, и любого другого аналогичного положения.  Бухари и Муслим приводят от Ибн Аббаса историю принятия ислама известным сподвижником Абу Зарром, из племени Гафар. Он рассказывает, что Абу Зарр услышал в своем племени о появлении пророка среди курейшитов в Мекке. Когда Абу Зарр прибыл, и скрывал цель своего приезда. Али бин Аби Талиб оказал ему гостепеимство и поселил у себя дома, хотя ранее не был с ним знаком. Как прошло несколько дней, и они уже лучше познакомились, Али спросил его цели пребывания в Мекке. Абу Зарр ответил, что ищет пророка, который здесь появился. Али сказал ему следовать за ним, но, предупредил, что сначало пойдет сам вперед, и будет останавливатся, якобы набираю воду, чтобы дать знак, если за ними следят. Абу Зарр принял ислам, и чуть было не погиб от рук курайшитов, если бы Аббас не пригрозил им местью племени Гафар.[160]  Как мы видим, Али соблюдал меры безопасности, и это означло, что курайшиты следили за сподвижниками пророка, и теми, кто встречался с пророком.

Случай, который произошел после избиения Абу Бакра курайшитами. Его избили за то, что он заступился за пророка, мир ему. Он потерял сознание, и его родственники думали, что он умрет от ран и травм. Но когда он пришел в себя. Абу Бакр начал спрашивать, что случилось с пророком, жив ли он, в безопасности или нет? Тогда Умм Хайр (мать Абу Бакр) спросила Умм Джамиль (сестра Омара) о местонахождении пророка Мухамада, мир ему, на что Умм Джамиль ответила, что не знает, где он находится. На самом деле она знала, но так как мать Абу Бакра все еще была идолопоклонницей, не доверяла ей. «Вот твоя мать, стоит здесь и все слышит», сказала умм Джамиль. Она отвела её с Абу Бакром туда, где скрывался посланник Аллаха, мир ему, только после того. Как Абу Бакр одобрил это.[161]

Амр бин Абаса принял ислам также в Мекке, и был не местным. Он специально приехал для встречи с пророком Мухаммадом, и принял ислам после бесед с ним. Он предложил пророку остатся с ним и следовать за ним, но посланник Аллаха мир ему, сказал, что сейчас это невозможно: «разве ты не видишь положение людей здесь» и отправил его, как и Абу Зарра в родное племя. Интересно, что когда Амр спросил у пророка: Кто с тобой из последователей? посланник Аллаха, ответил: «свободные и рабы», не называя ему имен.[162]

Конечно, в Коране и сунне мы найдем множество других примеров, которые можно отнести к политике в управлении призывом, управлении общиной или целой уммой. Особенно много примеров, мы найдем после переселения в Медину, когда посланник Аллаха, был уже не только пророком и лидером небольшой общины, но главой государства. Меня удивляет, как некоторые мусульмане все действия пророка подгоняют под слепое подчинение божественному откровению, что совершенно неправильно. В некоторых случаях, пророк исполнял веления Аллаха, но во могих, и этого большинство, пророк принимал решения самостоятельно, это иджтихад, и пример методов политических решений в широком смысле. Более того, в современное время имеет место попытка навязать мусульманам мнение, что все действия пророка – это исполнение приказов откровения. Истина в том, что исполнительность, в первую очередь, требуется в делах, непостежимых человеческому разуму и рациональному решению, это знания о сокровенном, вопросы веры и обряды поклонения. Сюда относится аят Корана «И речи он ведет не по прихоти [своей]: они (т. е. речи) — лишь откровение внушенное», (Звезда 3-4). Во всем остальном, в делах этого мира, посланник Аллаха, мир ему, пример для нас, и как он может быть примером, если его действия, даже в управлении делами этого мира, решений в интересах общины или его миссии, были всего лишь исполнением приказов откровения?

Если взять за основу, что в управлении делами общиными, в принятии  текущих решений по делам призыва, пророк, мир ему, следовал каждый раз по приказу откровения, у нас будет два варианта. Первый: посланник Аллаха, мир ему, не может быть примером для нас, потому что он действовал по откровению, а мы его не получаем, а разум и рациональное решение здесь исключены. Второе: образ принятия решений, принципы, средства, порядок приоритетов, которыми пользовался пророк, в исполнении приказов откровения откровение, это пример не конкретных действий для буквального исполнения, но примеры для понимания особенностей, принципов и основ метода нашего пророка, мир ему.

Таким образом, мы не говорим, что пророк делал буквально вот так, и мы именно так, должны действовать. С нашей точки зрения, действия пророка в данных обстоятельствах с таким набором факторов и особенностей момента, следует понимать и делать выводы. Напрмиер. Понимать, что он стремился добится таких целей, в приоритеты ставил такие задачи, соблюдал такие принципы и т.д. Например, пророк в Мекке первые несколько месяцев скрывал свой призы от широкой огласки, и мусульмане в большнстве своем скрывали свою веру, мы не скажем что это обязательно в любом случае, потому что пророк так делал. Нет, мы  понимаем, что в подобном решение был определенный мотив, это бехопасность верующих, которые не могли себя защитить, это угроза уничтожения всей мусульманкой общины. Если обстоятельства и факторы изменились, мы не должны так делать, и возможно, скрывать свою деятельность как проповедников даже запрещено, если вызывает беспочвенные подозрения, привлекает ненужное внимание и обвинения. Первый вариант неприемлем и говорит о слабости понимания или способностей анализировать. Второй подход он правильный, если отталкиватся от того, что действия пророка, мир ему, в решении дел этого мира, были исполнением приказов откровения. Но мы можем изначально, взять за основу, что вопросы, не имеющие отношения к сокровенному, дела этого мира, посланник Аллаха, мир ему, решал в соответсвии с видением целей тактических и долгосточных, учитывая обстоятельства, ситуацию, реальные возможностию, слабые и сильные стороны, ресурсы, факторы места и времени, способностей его или людей с ним, угрозы и возможности, прогнозы, и все это в рамках моральных и религиозных принципов, которые установлены божественным откровением. Вообщем все то, что сегодня называется планированием. Если в этих делах и могут быть исключения, когда пророк, мир ему, исполнял приказ Аллаха, это нужно доказывать как исключение. Например, посланник Аллаха, мир ему, принял решение об освобождении пленных при Бадре. Казалось бы, с рациональной точки зрения. Решение довольно правильно, Абу Бакры его поддержал, тем более многие мухаджиры находились в тяжелом материальном положении, и выкупа за пленных был кстати. Некоторые пленные ыли освобождены взамен за обучение неграмотых грамоте. С другой стороны. Омар считал освобождение пленных опасным и ошибочным, с чточки зрения угрозы их возвращения в ряды врагов. Что лучше, получить выкуп и возможно отпустить врагов, которые не исполнять обязательств больше не сражатся, или оставить их в плену, возможно даже казнить? Всевышний ниспослал аяты, в которых мы читаем «Не подобало Пророку брать пленных, пока враг не подавлен и не сломлен», (Добыча 67).

Всевышний Аллах указал на ошибочность решения, но в этом греха нет, потому что решение было принято в рамках приемлемого иджтихада. Отсюда, что делать с пленными, по мнению большинства ученых фикха, решение за провителем. Далее Аллах, сказал, что на пророке нет греха, но он был бы, если бы откровение ранее запретило освобождать этих пленных. Но откровения не было, и посланник Аллаха, как человек мягкий и милосердный, склонился к этому решению. Как оказалось, прав был Омар, не в первый и не в последний раз. Что это значить? Это значить, что теперь по закону откровение, запрещено освобождать пленных, а решение пророка, мир ему, было до ниспослания установки? Конечно, нет! Всевышний не приказал в любом случае казнить пленных, но разъяснил принцип приняти решения, которое, как уже говорилось выше, и это мнение большинства факихов, за правителем. Запрещено их отпускать, если враг не сломлен, еще силен и ведет войну против мусульман, и вероятно, эти пленные снова вернутся на линию фронта. Так или иначе, это решение правителя или уполномоченного, исполняющего его обязанности. Возможно, это будет обмен пленными, выкуп, или другие формы сделки. Отсюда, Всевышний не установил в этом аяте норму, обязательную на все времена, но научил правилу, как следует взвешивать плюсы и минусы решения, которое полностью рационально и прогматично. Выкуп за пленных, который временно решит материальные трудности, моральная склонность проявить милосердие к родственникам, которыми были эти мекканци и другие мотивы, не выдерживают тяжесты того момента, что эти пленные вернутся, с большой вероятностью, в ряды врагов, или лично, или своими советами или деньгами. Как известно, многие из пленных меканцев были вождями, лидерами мнения, состоятельными споснорами военной компании против мусульман.  Добавим к пониманию ситуации: Аллах здесь научил правильно принимать политические решения, исправил образ мышления в управлении проблемами, а не как не ограничил область иджтихада, и не устанавливал жесткой нормы, обязательной на все времени и в любом положении.

Что еще следует понимать? Например, если посланник Аллаха, мир ему, не разбирался в определенных вопросах, и эти вопросы были из дел жизни, он мог и ошибатся, можно было спорить, переубеждать, и даже переубеждать ошибочно. Посланник Аллаха, мир ему, прекрасно осозновал ограниченность своих человеческих знаний и способностей, и от него не требовалось знать все об это мире, или делах этой жизни. «Если бы я ведал о сокровенном, то приумножил бы для себя блага, а зло вовсе не коснулось бы меня», (Преграды 188). Очевидно, что в этом аяте идет речь о мирских благах и пользе, и мирском зле и житейском ущербе. Посланник Аллаха, мир ему, знал из сокровенного достаточно, чтобы всеми силами приумножать блага будущей жизни, избавится от зла судного дня. От него были скрыты дела этой жизни, в первую очередь об этом речь в аяте. «Вы лучше разбираетесь в делах вашей жизни».[163] Эти слова. Пророк Мухаммад, мир ему, сказал после того, стало очевидно, что финиковые пальмы нуждается в опылении. Ранее, когда посланник  Аллаха, увидел, как они занимаются опылением своих деревьев. Сказал им: «Если не будите это делать, все равно хороший урожай будет». Но финики вышли плохими, и тогда пророк Мухаммад, мир ему, сказал свои известные слова. Вообщем, сподвижники понимали это, и поэтому спрашивали: «О, посланник Аллаха, это твое мнение, в котором военная хитрость или же откровение Аллаха?», в подготовки к сражению при Бадре. Это означает, что сподвижники, да будет доволен ими Аллах,  понимали, что посланник Аллаха, мир ему, принимает решение по своему усмотрению, если не пришло приказа откровения, они уточняли это и затем уже высказывали свое мнение. Когда пророк ответил, что это военная хитрость. Хаббаб бин Мунзир указал ему на лучшее положение войск в Бадре, и пророк, мир ему, последовал его совету.[164]

 

Дополнительные примеры политических решений посланника Аллаха, мир ему, которые мы можем рассматреть в  свете приведеных выше разъяснений:

Пример первый

Договора с многобожниками и иудеями Медины, после переселения пророка Мухаммада, мир ему, на основании которого начала действовать конституция Медины. В этом документе, определены основные принципы государства, его цели и миссия, обязанности и права в отношении между правительством и обществом, права и обязанности каждого отдельного человека, положение иноверцев и принципы международных отношений.

В своей книге, доктор Экрем Дия Оммари, изучил версии мединского договора, и пришел к выводу, что вмести, они достигают степени достоверных хадисов. Также, на достоверность этих текстов, указывает стиль, соответсвуеющий стилю времен пророка Мухаммада, мир ему, вообще, и стилю речи самого пророка, мир ему, в частности.[165] Этот договор состоит из сорока семи основных статей, которые можно найти в книгах жизнеописания пророка Мухаммада, мир ему.

Двадцать первая статья закрепила понятие единой уммы мусульман. Аллах сказал в Коране «Воистину, эта ваша религия – религия единая. Я же – ваш Господь. Поклоняйтесь же Мне! », (Пророки 92). Всевышний разъяснил особенности этой уммы, в первую очередь это умма верующих, на умеренном пути. «Мы сделали вас общиной, придерживающейся середины, чтобы вы свидетельствовали обо всем человечестве, а Посланник свидетельствовал о вас самих», (Корова 143). Также Аллах разъяснил активность этой уммы, позитивизм и постоянство движения вперед, умма, которая стремится к добру, ивыступает против зла. « Вы являетесь лучшей из общин, появившейся на благо человечества, повелевая совершать одобряемое, удерживая от предосудительного и веруя в Аллаха», (Семейство Имран 110).

Статья двадцать третья утверждены высшие источники: Аллах и Его посланник. Договор утвердил пост главы государства, которым стал посланник Аллаха, мир ему. Также, мы найдем разделение трех ветвей власти, законодательной, судебной и исполнительной. «Мы ниспослали тебе Писание истинно, чтобы ты разбирал тяжбы между людьми так, как тебе показал Аллах. Посему не препирайся за изменников», (Женщина 105), в другом аяте сказано: «Помимо Него вы поклоняетесь лишь именам, которые придумали вы и ваши отцы. Аллах не ниспослал о них никакого доказательства. Решение принимает только Аллах. Он повелел, чтобы вы не поклонялись никому, кроме Него. Это и есть правая вера, но большая часть людей не знает этого», (Юсуф 40).

Шестнадцатая и двадцать пятая статьи разъясняют характер отношений между иноверцами и мусульманами, закрепляя за иудеями гражданские права, наравне с мусульманами. Права охватывают то, что касаеться общественную жизнь. Экономическую и религиозную. В политической жизни, иудейские племена признавалаи власть пророка Мухаммада, но в своей внутренней жизни имею собственную власть, и возможность решать и судить по собственным законам.

Следует понимать, что когда посланник Аллаха, мир ему, наравне с мусульманами закрепил все основные права за иудеями, полностью гарантировал им свободу экономической деятельности, свободу вероисповедания, справедливого судапроизводства, безопасность от внешних угроз, он не стремился выделить мусульман как отдельную умму в остальном. Другими словами, не смотря на равенство прав, мусульмани укрепляли чувство и сознание идентичности и единства именно исламской уммы, отличаясь от других, другими в данном случае были иудеи.[166] Мы находим, что иудеи не молились в кожанной обуви, и посланник Аллаха, мир ему. Разрешил делать это. Иудеи запрещали закрашивать седену, посланник Аллаха, мир ему, разрешил использовать хну для этого. Иудеи постились в день ашура, десятое число,  посланник приказал поститься также и девятого числа. Кроме этого, посланник Аллаха, установил общую политику, которая выражена в хадисах «Кто уподобляется народу, тот из них» и «Не уподобляйтесь иудеям».[167]

В сорок третьей статье иудеи признали судебную власть за пророком, но это касается только тех случаев, когда одной из сторон спора или проблемы были мусульмане. Во внутренних делах, они могли все решать сами.  Если иудеи приходили для решения спора, Коран оставил пророку выбор, судить исламским законом, или отправить их к иудейским ученым. «Они охотно выслушивают ложь и пожирают запретное. Если они явятся к тебе, то рассуди их или же отвернись от них. Если ты отвернешься от них, то они нисколько не навредят тебе. Но если ты вынесешь решение, то суди их беспристрастно. Воистину, Аллах любит беспристрастных», (Трапеза 42). Например, до власти ислама в Медине, племя Надир требовали возмещения за своего убитого вдвойне, по сравнению с возмещением убитого из племени Курайза, надирцы считали себя выше курайзитрв. Но когда в Медине установили закон ислама, курайзиты отказались платить вдва раза больше, и потребовали равенства. Всевышний ниспослал аят «Мы предписали им в нем: душа – за душу, глаз – за глаз, нос – за нос, ухо – за ухо, зуб – за зуб, а за раны – возмездие. Но если кто-нибудь пожертвует этим, то это станет для него искуплением. Те же, которые не принимают решений в соответствии с тем, что ниспослал Аллах, являются беззаконниками», (Трапеза 45).

Сороковая статья определила границы государства Медина и некоторые нормы, связанные с этой территорией. Например, запрет срубать деревья или убивать птиц на территории Медины. С открытием новых территорий, границы расширялись, пока эти границы не охватили территории от Атлантического океана до Азии, от северной Африки до Андалузии, от юга Франции до Китая.

В начале же, посланник Аллаха, мир ему, определил границы государства, отправил сподвижников, чтобы они установили пограничные знаки Медины, знаки между восточными и западными скалами, между горой Ир на юге, недалеко от миката колодцев Али, и горой Саур на севере, маленькой горой за Ухудом.[168]

Тридцать шестая статья определяет отношения граждан с соседями, например, запрет торговать с курайшитами, которые были в состоянии войны с мусульманами. Также запрет покидать Медину без дозволения посланника Аллаха, мир ему, который должен был предатвратить возможность сговора с курайшитами.[169]

В статьях пятнадцатой и девятнадцатой мы находим права и свободы. Религиозная свобода установлена Кораном, как в аяте «Нет принуждения в религии. Прямой путь уже отличился от заблуждения», (Корова 256). Справедливость и равенство обязательны в отношение любого человека, бедного и богатого, простого и знатного. «О те, которые уверовали! Будьте стойки ради Аллаха, свидетельствуя беспристрастно, и пусть ненависть людей не подтолкнет вас к несправедливости. Будьте справедливы, ибо это ближе к богобоязненности. Бойтесь Аллаха, ведь Аллах ведает о том, что вы совершаете», (Трапеза 8). Принцип равенства и справедливости, установлен посланником Аллаха, мир ему. «О, люди, ваш Господь один, ваш отец один, воистину, нет превосходства араба над не арабом, или не арабама над арабом, красного над черным, черного над красным, кроме как в богобоязненности».[170]Этот принцип, который соблюдался посланником и его сподвижниками, привлекли к исламу многие народу, что способствовало быстрому распростронению ислама, на восток и на запад, на север и на юг.[171]

Следует отметить, что равенство в шариате означает равенство перед законом, но это равенство не означает равенство во всем, так как это ограничено различными факторами, такими как возможности и способности. Закон справедлив ко всем людям, судья относится к людям наравных, общими правами обладают все наравне, вне зависимости от цвета кожи, пола, национальности. Но в жизни, люди занимают разное положение и получают дополнительные права, или лишаются определенных прав, как следствие различий возможностей, заслуг, старания и выбора.[172]

Пример второй

В Медине, где было создано первое государство ислама, пророк Мухаммад, мир ему, понимал, что он должен принять меры безопасности для всей уммы. Он создает несколько структур безопасности. В группу по безопасности общины в целом входил Абу Хурейра, его задачей было сохранить хадисы посланника Аллаха, мир ему, которые защищали общину. Так, Абу Хурейра передает хадис, в котором говорится «Гибель моей уммы будет руками молодежи из курайшитов». Марван позже спросил Абу Хурейру о них, на что он ответил: Если я захочу, то могу назвать их поименно, это молодежь такого и такого рода (из них Морван). Это подтверждается тем, что Абдуллах бин Мугаффиль передал от Абу Хурейра, что он указал на молодеж рода Омеядов.   Также в эту группу входил Хузейфа бин Яман. Он должен был знать всех лицемеров поименно, держать эти имена в тайне и использовать знания в случаи угрозы для уммы ислама.

Вторая служба – личная охрана посланника Аллаха, мир ему, в неё входили Абу Бакр, Белял, Саад бин Аби Ваккас, Мухаммад бин Масляма.

Третья служба, это внешняя разведка во главе с Амр бин Умея Дамрий. Он каждый раз, выходил за месяц до посланника Аллаха, мир ему, изучал местность, следил за передвижением случайных людей или врагов, вражеских лазутчиков, искал возможные засады, собирал слухи.

К мерам безопасности относится то, что посланник Аллаха, мир ему, дал указания не рассказывать людям то, что они не способны понять, или что може вызвать у них смуты или спровоцировать сомнения. Али передает такие слова «Говорите с людьми о том, что они могут понять. Неужели вы хотите, что бы они назвали ложью Аллаха и Его посланника».[173]

Сюда относится предупреждение посланника Аллаха, мир ему, о появлении Даджала, его признаках, способностях, делах, и средствах защиты от его смуты. Кроме этого, посланник Аллаха, мир ему, предупредил о других смутах и кризисах, которые произойдут с этой уммой, и дал советы, что слдует делать в подобные времена. Посланник Аллаха сказал «Не было пророка, который бы не предостеригал свою общину от одноглазого лжеца».[174]

Пример третий

Худейбийский договор как пример политического прагматизма.

Мы не редко можем услышать различные мнения по поводу договоров с государствами, в том числе, оккупировавших землю мусульман, или участвующие в агрессии против мусульман.

Изначально, посланник Аллаха, мир ему, прибыл к Мекке с целью совершить поломничество, но узнав, что курайшиты не пустят его к каабе, он воскликнул «Горе курайшитам! Им не терпится воевать! Почему бы им не оставить меня наедине со всеми другими арабами? Если они меня победят, то это будет на радость курайшитам, а если я одержу победу над ними — то пусть они примут ислам без потерь. А если нет, то пусть покажут свою силу, ведь я, клянусь Аллахом, буду бороться за то, с чем послал меня Аллах, пока Аллах не пошлет победу или я потеряю голову».[175]После совешания с сподвижниками, пророк решил не вступать в столкновение с курайшитами, и пошел обходным путем. «Может ли кто то, указать нам иной путь, чтобы обойти их?». Вызвался человек, и они отправились в путь. В пути, пророк сказал «Просите прощения у Аллаха и кайтесь перед ним».[176]

Приблизившись к Худайбии, верблюдица пророка, мир ему, остановилась и отказалась идти дальше. Тогда, пророк сказал «Её остановил Тот, кто остановил слона». Это значить. Аллах остановил её, и не дал продолжить путь. Если не это, пророк продолжил бы двигатся, пока не вошел бы в Мекку.[177]Также, пророк сказал «Я соглашусь сделать всё, что попросят у меня курайшиты, если этим возвеличивается то, что сделал священным Аллах».[178]

Ход событий, который в последствие привел к перемирию, приводит нас к множеству выводов, и учит различным урокам. Почему Всевышний остановил пророка, мир ему,  перед Меккой? Чтобы не случилосаь кровпролития и был заключен договор, чтобы показать арабам, что курайшиты не справедливо, нарушая обычаи, запретили безоружным паломникам посетить Каабу, чтобы мусульмане по ошибке не убили единоверцев, скрывавшихся в Мекке? Всевышний говорит в Коране «Они – те, которые не уверовали, не впустили вас в Заповедную мечеть и задержали жертвенных животных, не позволив им достичь места заклания. И если бы в Мекке не было верующих мужчин и верующих женщин, которых вы не знали и могли затоптать по незнанию так, что они поставили бы вас в затруднительное положение, то Аллах позволил бы вам вторгнуться в Мекку, но Он не сделал этого, чтобы ввести в Свою милость тех, кого пожелает. Но если бы они отделились друг от друга, то Мы подвергли бы неверующих из них мучительным страданиям», (Победа 25).

Вспомним, как посланник Аллаха, мир ему, этим договором сохранил связь с курайшитами, смягчив их агрессивность, связал им руки. Не говоря о том, что этот договор сделал куйрашитов нейтральной стороной, в случае конфликтов между мусульманами и другими силами в Аравии. А у пророка были еще враги, в лице некоторых арабских племен, или Хайбара. Арабам симпатизировало то, что мусульмане возвеличивали Каабу, и они осудили действия курайшитов, которые отказали впустить паломников в Мекку. Также, пророк убедил своих союзников, например племя Хузаа, что он силен, этим самым укрепив их уверенность в союзе. Это некоторые выгоды, которые принес худайбийский договор.[179] Также, Пророк одобрил оказание помощи, участие, или любое сотрудничеству с иноверцами, в том, что возвеличивает религию Аллаха, или святыни Аллаха.

Были проведены четыри переговорные встречи между пророком Мухаммадом, мир ему, и представителями курайшитов. Сначало пророк, мир ему, встретился с делигацией Будейла бин Варка, который предупредил его, что курайшиты не пустят его к Каабе. Посланник сказал ему, что приехал с мирной целью паломничества, и не хочет войны. Будейл передал это послание, но курайшиты были упрямы, в своем нежелании впустить паломников, и даже обвинили будейла в лояльности к Мухаммаду, мир ему.[180]

Вторая встреча была с Урва бин Масуд Сакафий. Урва вел переговоры агрессивно, пытался спровоцировать мусульман и манипулировать родственными обязанностями. Однако его старания смутить мусульман или вызвать среди них разногласия остались тщетными.[181]

Урва пытался унизить мусульман тем, что они не единое племя, а смешанная община разных племен и народов. Упрекал пророка тем, что он пытается уничтожить свой народ, и никто ранее среди арабов такого не делал. Он пытался устрашить мусульман военной мощью курайшитов. Но все эти попытки вызвать сомнения или страх разбились о стену веры и убеждений. Эти попытки провокаций или психологической атаки, посланник Аллаха принял спокойно, уверенно, улыбаясь в лицо Урвы.

Но, когда Урва схватил посланника Аллаха, мир ему, за бороду, Мугъира бин Шуаба, который охранял пророка, выхватил мечь и сказал «Убери свою руку от бороды посланника Аллаха, пока я не лишил тебя руки». Урва больше не посмел прикоснуться к пророку, и в гневе воскликнул «Кто ты, о Мухаммад? И кто это с тобой?» Пророк ответил ему «Это Мугъира, твой племянник».[182] Урва не узнал его в шлеме и доспехах. В этом урок того, как сподвижники защищали пророка, и не позволяли высокомерным нечестивцам проявлять наглость и неуважение. Когда Урва вернулся, он восхищенно рассказал о том, как сподвижники мухаммада, любят его, как слушаются его, почитая больше, чем почитают царей и импираторов. Он предупредил, что сподвижники пророка будут защищать его ценой своей жизни, не боясь смерти. Он призывал курайшитов прислушатся к пророку, и пропустить его к Каабе, и не пытатся сражатся против него. Но курайшиты откадись слушать его совет, выразив разочарованность в результатах переговоров. Они сказали, что все равно не пустят его в Мекку, и пусть приходит на следующий год.[183]

Третья встреча была с Хульса бин Алькама, он был из племени Кенана и господином эфиопов. Этот человек был религиозным, чтил веру и очень уважал святость Каабы. Посланник Аллаха, зная об этом, приказал вывести верблюдов со знаками жертвенных животных, и громко скандировать молитвы паломников. Хульса, как только увидел колонны верблюдов, которых вели, чтобы привести в жертву, увидел мусульман, восхволяющих Аллаха, и завернувшихся в ихрам[184]паломников, вернулся к курайшитам, даже не встретившись с пророком. Он резко осудил действия курайшитов, обвинив их в неоправданной агрессивности и непочтению к священной Каабе. Он заявил, что может разорвать союз между курайшитами и эфиопами, которых  он возглавлял. Курайшиты пытаясь спасти союз, стали убеждать его в том, что увиденное им, это лишь хитрость Мухаммада.[185] В этой истории, мы видим, как посланник Аллаха, мир ему, использовал знания о личных качествах посла курайшитов, и оказал на него сильное влияние, показав жертвенных животных, которые были приведены для завершения обрядов паломничества. Не маловажно отметить, все, что видел Хульса, были правдивым, это не была инсценировкой, и пророк никого не обманывал.[186]

Четвертое посольство возглавлял Микраз бин Хафс, нечестивец. Во время разговора, к ним присоеденился Сухайл бин Амр, и тогда пророк, мир ему, сказал «Это облегчит ваше дело». С Сухейлом и были проведены переговоры, которые заквершились заключением худейбийского договора. Что произошло в течение дней, пока мусульмане находились в Худейбии, также содержит полезные уроки. Например, произошел конфликт между группами многобожников и мусульманам, в связи с этим случаем был ниспослан аят «Он – Тот, Кто убрал их руки от вас и ваши руки от них в долине Мекки после того, как Он позволил вам одержать над ними верх. Аллах видит то, что вы совершаете», (Победа 24). Вследствие попытки некоторых многобожников, напасть на пророка, семдесят их них попали в плен, но пророк, мир ему, решил отпустить их.[187]

Другая история, произошедшая в те дни, это «клятва Довольства». Когда до мусульман дошли слухи об убийстве Османа бин Аффана, пророк, мир ему, собрал сподвижников и принял от них клятву верности. Слухи оказались недостоверными, но клятва, названная «клятва Довольства». Показали курайшитам решительность мусульман, которые поклялись сражатся на смерть, не отступать и проявлять терпение.[188] Их было тысяча четыреста человек, о которых Аллах сказал в Коране «Воистину, те, которые присягают тебе, присягают Аллаху. Рука Аллаха – над их руками. Кто нарушил присягу, тот поступил во вред себе. А кто был верен тому, о чем он заключил завет с Аллахом, тому Он дарует великую награду», (Победа 10). Посланник, мир ему, сказал об этих сподвижниках «Вы лучшие из обитателей земли».[189]

Худайбийский договор был заключен в шестом году хиджры.[190]Мирный договор между мусульманами и курайшитами является ключевым моментом истории государства ислама и мусульманской уммы. Всевышний Аллах назвал этот мирный договор великой победой и открытием. «Аллах простил троих, которым было отсрочено до тех пор, пока земля не стала тесной для них, несмотря на ее просторы. Их души сжались, и они поняли, что им негде укрыться от Аллаха, кроме как у Него. Затем Он простил их, чтобы они могли раскаяться. Воистину, Аллах – Принимающий покаяния, Милосердный», (Покаяние 118). Мы знаем, что курайшиты вели войну против ислама, пролили кровь невинных мусульман, притесянили верующих за их веру, неоднакратно угрожали Медине. Но, не смотря на это, посланник Аллаха, мир ему, заключил с ним мир на десят лет, согласившись также с такими условиями, как отказ от намерения совершения паломничества в текущем году, выдача курайшитам беглецов из Мекки, которые приедут в Медину. Кроме этого, в союз с курайшитами или мусульманами мог вступить, кто пожелает, и обе стороны обязуются соблюдать мир в отношении друг друга и союзников. Во время заключения договора, посланник Аллаха, мир ему, пошел на формальные уступки, которые также были не популярны с эмоциональной точки зрения, среди мусульман. Например, он согласился убрать слово «посланник Аллаха», и написать Мухаммад бин Абдуллах, убрать имена Аллаха – «Милостивый и Милосердный», и оставить лишь «Во имя Господа». Али бин аби Талиб даже отказался стерать эти слова, но пророк все равно это сделал.[191] В этой истории пример того, что две стороны могут договориться о форме составления договора, стандартные и приемлемые для всех. Кроме того, этот договор был написан, подписан сторонами в присутствии свидетелей, представляющих обе стороны. Договор был записан в двух экземплярах, чтобы обе стороны могли обладать равнозначными копиями. Все эти моменты были учтены в худейбийском договоре.[192]

Когда был написан текст договора, его засвидетельствовали несколько человек из мусульман и язычников: Абу Бакр, Омар бин Хаттаб, Абдурахман бин Ауф, Абдаллах бин Сухайль бин Амр, Саад бин Абу Ваккас, Махмуд бин Маслама, Микраз бин Хафс, который был тогда язычником, Али бин Абу Талиб, который умел писать и написал текст договора.[193]

Как мы видим, условия договора на первый взгляд не популярные для мусульман, они показались многим верующим унизительными, и даже Омар выразил негодование и спросил: «неужели такой договор — победа?». Мы видим, что оппозиция этого договора была честной, но эмоциональной. «Разве ты не посланник Аллаха? Разве мы не мусульмане? Разве они не многобожники? Как тогда, мы уступаем им и принимаем это унижение?». На это, посланник Аллаха ответил: «Я посланник Аллаха, и не ослушаюсь Его».[194]

Худайбийский договор также показал, что инициатором могут выступить мусульмане, если в этом польза для них, и не обязательно ждать предложения о мире со стороны враждебного государства.

Также, пророк принял посредничество в переговорах третьей стороны, как Хильс бин Алькама, который был в союзе с курайшитами. Хильс был человеком вполне нейтральным и конструктивным, что мы увидели в его позиции.

Действительно. Этот мирный договор был великой победой. У Ибн Хишама мы находим следующее: Аллах сказал в Коране «И сделал кроме этого близкой победу». Аз-Зухри говорит: «Это была самая большая победа, достигнутая за все время в исламе; была война, воевали друг с другом. А когда установилось перемирие, прекра- тилась война, люди стали доверять друг другу, встречались друг с другом, вели разговоры, спорили. Каждый, кто начинал разговоры об исламе, непременно принимал ислам, когда начинал что-либо понимать. В эти два года ислам приняли столько людей, сколько было мусульман до этого или даже больше того. Ибн Хишам сказал: «Слова аз-Зухри подтверждают то обстоятельство, что посланник Аллаха выступил в Худайбию во главе тысячи четырехсот человек, по словам Джабира бин Абдаллаха. А уже в год завоевания Мекки, через два года после этого, во главе десятитысячного войска».

История Абу Джандаля и Абу Басира.

Пока Пророк и Сухайль ибн Амр составляли текст договора, пришел Абу Джандаль, сын Сухайла ибн Амра, закованный в железные оковы — он прибежал к посланнику Аллаха. Сподвижники посланника Аллаха отправились в поход, будучи уверенными в победе из-за видения, которое явилось к пророку. Когда увидели, что заключается перемирие и им придется вернуться и какую ношу на себя принял Посланник Аллаха, среди людей начались волнения, и чуть было не погубили всё. Когда Сухайль увидел Абу Джанда- ля, подошел к нему и ударил по лицу, схватил его за шиворот. Потом сказал: «О Мухаммад! Дело было уже улажено между мной и тобой, пока не пришел этот». Пророк ответил: «Ты правду сказал». Потом Сухайль стал поднимать Абу Джандаля за шиворот, тащить его, чтобы вернуть к курайшитам. Абу Джандаль стал кричать во весь голос: «О мусульмане! Неужели меня вернут к язычникам, что бы заставить меня отречься от своей религии?!» Это еще больше усилило недовольство людей. Пророк сказал: «О Абу Джандаль! Терпи и покорись! Аллах найдет для тебя и таких, как ты, облегчения и выход. Мы заключили с курайшитами договор, взяли на себя обязательства перед ними, как и они. Мы не нарушим свои обязательства перед ними». Омар ибн аль-Хаттаб подскочил к Абу Джандалю и пошел рядом с ним, говоря: «Терпи, о Абу Джандаль! Ведь они язычники: убить одного из них — все равно, что убить собаку». Одновременно Омар подсовывал ему свой меч. Омар потом говорил: «Я хотел, чтобы Абу Джандаль взял меч и ударил им отца своего». Похожая история произошла с другим человеком, принявшем ислам и искавшем убежище в Медине, это Абу Басир. Ибн Хишам также рассказывает его историю. Ибн Исхак рассказал: «Когда Посланник Аллаха вернулся в Медину, к нему пришел Абу Басир Утба бин Усайд. Когда он перебежал к посланнику Аллаха, Азхар бин Абд Ауф и аль-Ахнас бин Шарик обратились с письмом к Пророку, требуя его выдачи. Направили с письмом человека из Бану Амир ибн Лувай и вместе с ним одного из своих рабов. Они оба пришли к посланнику Аллаха с письмом Азхара и аль-Ахнаса. Пророк сказал: «О Абу Басир! Мы этим людям дали слово, как тебе известно. Наша религия нам не позволяет нарушать данное слово. Аллах найдет для тебя и таких, как ты, выход и облегчит ваше положение. Отправляйся к своему народу!» Абу Басир воскликнул: «О Посланник Аллаха! Ты возвращаешь меня язычникам, чтобы они заставили меня отречься от своей религии?» Пророк сказал: «О Абу Басир! Иди! Всевышний Аллах найдет для тебя и таких, как ты, выход и облегчит ваше положение». Абу Басир ушел вместе с теми двумя людьми. [195]

История Абу Джандаля и Абу Басира показывают, как посланник Аллаха, мир ему, соблюдал договор, в котором был общий интерес и польза для всей уммы и государства, даже если это могло нанести частный ущерб и потерю.

Мусульмане показали свою твердость и дисципленированность, они не пошли против приказа руководства, в лице пророка Мухаммада, мир ему, не смотря на то, что некоторые из них плакали, когда видели, как многобожник тащил за одежду Абу Джандаля. Сам Абу Джандал, когда услышал слова пророка, взял себя в руки, успокоился и стал терпеливо искать помощи от Аллаха. К этому Всевышний призывает верующих в аяте «Когда для них наступит установленный срок, оставьте их у себя по-хорошему или же отпустите по-хорошему. Призовите свидетелями двух справедливых мужей из вас и будьте свидетелями ради Аллаха. Таково увещевание для тех, кто верует в Аллаха и в Последний день. Тому, кто боится Аллаха, Он создает выход из положения и наделяет его уделом оттуда, откуда он даже не предполагает. Тому, кто уповает на Аллаха, достаточно Его. Аллах доводит до конца Свое дело. Аллах установил меру для каждой вещи», (Развод 2-3).

Вспомним, что когда пророк, мир ему, приказал резать жертвенных животных и брить головы, чтобы нарушить состояние паломников, повторив приказ трижды, никто не встал и сделал это. Это расстроило пророка, и вошел в свой шатер и упоминул об этом жене, Ум Саляма. Она посоветовала ему выйти к людям, ничего не говорить им, но просто сделать все самому. Тогда они последуют его примеру, и это будет сильнее, чем множество слов.  Пророк, мир ему, последовал её совету, и когда мусульмане увидели пророка, нарушевшего состояние паломничества, то, как бы им не хотелось нарушать паломничество, они стали брить головы друг другу, некоторые были очень опечалены этим,  даже чуть не убили друг друга, обривая головы.[196]

Вспомним, что из верблюдов, которые привел пророк, мир ему, чтобы принести в жертву, был верблюд Аба Джахля, всем известный, и отличавшийся серебрянным кольцом в ноздре. Посланник этим самым показал превосходство на мекканцами, напомнил им о его победе над ними, что конечно их злило.[197]

Из уроков истории с Умм Саляма, это польза советоватся с женщиной, известной своим умом, мудростью и опытом. Этот пример, и то, как пророк Мухаммад принял её совет, и сделал, как она посоветовала. Это была политическая проблема, есть учесть, что речь шла о том, как наилучшим образом привести всех сподвижников к исполнению приказа. Конечно, можно было просто издать строгий указ, наказать тех, кто его не выполнил. Но посланник Аллаха понимал, что сподвижники отказываются исполнять приказ не от нежелания слушатся, не из злых намерений, они были искренне растроены тем, что не могут исполнить обряд паломничества, тем, что как они видели, придется уступить многобожникам в их несправедливых требованиях. Понимая это, пророк Мухаммад был мягок и снисходителен к своим сподвижникам, и совет Умм Саляма оказался очень полезным. Этот случай также показывает сомнительность хадиса, приписываемого пророку, мир ему, в котором, он якобы осуждает тех, кто следует советам женщины. Ислам возвеличил женщину, защитил её достоинства, утвердил ей все права, в том числе право голоса и мнения, участие в государственных делах.

 

Четвертый пример

Сравнение действий пророка, мир ему, после покушения на него в племени Кайнука, и его действий после предательства племени Курайза. Отношение пророка Мухаммада, мир ему, к вождю лицемеров Ибн Убейю бин Салюль, и его роль в событиях, последовавших после измены племен Бану Кайнука и Бану Курайза.

В первом случае, со стороны иудеев племени Кайнука было совершено убийство мусульманина, который заступился за женщину, оскарбленную на рынке этого племени. В ответ на требования посланника Аллаха соблюдать договор, они начали открыто выражать вражду к мусульманам и угрожать войной. После пятнадцати дней осады сдались, и были изгнаны из Медины.

Если посмотреть на тяжесть их предательства и коварства, можно было ожидать и более сурового приговора пророка, мир ему, но вождь лицемеров, Ибн Убей бин Салюль вцепился в края одежды пророка, и клятвами упрашивал простить их. Он не отступал, хотя посланник Аллаха неоднократно прогонял его. В конечном итоге, пророк сохранил им жизнь, но приказал покинуть Медину.[198]

Во втором случаи, племя Курейза предали всех мусульман, когда встали на сторону врага в самый тяжелый для мусульман час. Это случилось тогда, когда Медину окружили враги из нескольких племен многобожников из курайшитов и других.  Племя Курайза находились за спинами мусульман,  не смотря на договор и клятвы, они встали на сторону врага.  В этом случае, после победы, которую одержали мусульмане, курайзиты сдались на условия, которые должен был определить Саад бин Муаз. Его решением было казнить всех мужчин, кто держал в руках оружие, и пленеть женщин и детей. Посланник Аллаха, мир ему, одобрил это решение от имени Аллаха, и оно было исполнено, несмотря на резкие протесты лидера лицемеров, Абдуллах бин Убейя бин Салюля. На этот раз, посланник Аллаха не смягчил своего решения, как бы не уговаривал его лицемер.[199]Это сравнение показывает, что руководитель может принимать противположные решения, если обстоятельства или интересы будут диктовать подобную необходимость. Почему, посланник Аллаха, мир ему, уступил уговорам известного нечестивца и двуличного человека? Возможно, причиной было положение этого человека среди племен Ясреба. Известно, что его готовили к царствованию в Ясрибе, он пользовался уважение среди арабов, к нему прислушивались, и даже те, кто принял ислам, прислушивались к нему и следовали его мнению. Он хитро пользовался красноречием, манипулировал громкими словами о чести, гордости, подвитгах, предках, арабаских ценностях. Он не выходил против пророка Мухаммада открыто и прямо, вел двуличную игру, льстил в лицо, подстрекал за спиной. Но Аллах знает, что скрывается в сердцах людей, и Коран многократно разоблачал мунафиков вообще, Абдуллах бин Убейя в частности. Посланник Аллаха, в первом случае уступил его настаиваниям, мунафик еще не был полностью разоблачен как предатель и двуличный,  еще пользовался авторитетом, и мог спровоцировать смуты и раскол среди новопринявших мединцев. Коран ниспосылался, раскрывал суть мунифаков, выводил на свет их дела и замыслы, верующие своими глазами, раз за разом видел дела двуличных людей. И вот когда, у Абдуллах бин Убейя не осталось авторитета и влияние, посланник Аллаха, полностью игнорировал этого человека, как мы это видем во втором случае.

Пример пятый

Сравнение действий пророка, мир ему, после трагедии у колодцев Мауна и его действиями, в ответ на убийство посла гассанидским вождем, наместником византийцев. Первая трагедия случилась в четвертом году хиджры, вторая в восьмом. В первом случаи, было убито семдесят человек, все учителя и послы, которые отправились к племени Амир, с миссией обучать и проповедовать. Как известно, они были под защитой Муляиб Асина, вождя этого племени. Но Амир бин Туфейл, яростно желал напасть на мусульман. Этот человек мечтал стать царем арабов и владеть всей Аравией. Именно с такими амбициями он братился к пророку Мухаммаду, мир ему. Но получив отказ, он вознамерился уничтожить мусульман. Амир бин Туфейл  обратился к племени Амир, чтобы они дали ему людей, но те отказали. Тогда он собрал отряд из племени Салим и вероломно напал на делегацию из ученых и проповедников, убив всех, кроме Амра бин Умейя. Амр бин Умейя был отпущен, потому что был из племени Мудар, узнав об этом, Амир бин Туфейл освободил его. По дороге в Медину, Амр встретил двух человек из племени Амир. Он не знал, что это племя не нарушало договора с пророком, и соблюдали мир, дождавшись, когда они уснули, убил их. Поэтому, когда Амр сообщил о том, что отомстил племени Амир, и убил двух человек, пророк, мир ему, сказал: «Ты убил двоих, и мы выплатим за них возмещение».[200]  Посланник Аллаха, мир ему, показал высший пример достоинства, благородства и преданности, когда не одобрил убийство одних людей, в отместку за преступления других, даже если они из одного племени. Вероломство Амира бин Туфейла не одобрило его племя, они отказали помогать ему в его замысле, и мир с ними сохранился.

Во втором случае, Шархабиль бин Амр Гассани, один из ввизантийских вассалов, убил посла пророка Мухаммада, Хариса бин Умейра Аздийя. Тогда же, правитель Дамаска, Харис бин Аби Шиммар Гассани, плохо принял посла мусульман, и угрожал собрать войска для нападения на Медину.[201]

В первом случае, агрессия была совершена частью арабского племени, во втором врагом оказалсась огромная империя – более грозный противник.

В первом случае, враги находились на расстоянии приблизительно двухсот киллометров, в то время как более страшный противник, в лице Византии, были намного дальше, это приблизительно тысча километров.

Что сделал посланник Аллаха, мир ему, в первом случае, после убийства семидесяти сподвижников при колодце Мауна? Он поднял руки к небу, обратившись к Аллаху, взмолился о возмездии Амиру бин Туфейлу.[202]Во втором случае, который произошел через четыри года, пророк Мухаммад, мир ему, собрал армию и отправил её в ответ на убийство посла. Это стало причиной известной битвы при Мута, в которой проявился военный гений Халида бин Валида, да будет доволен им Аллах.

Пример шестой

Посланник Аллаха развивал экономику, сельское хозяйство, образование и технологии в Медине. Шариатская политика требует решать проблемы людей, обеспечивать их потребности, организовывать коллективную жизнь и искать возможности, создовать условия развития и благополучия.

Например, посланник Аллах приказал развивать свой рынок, чтобы мусульмане были независимы в этом. После того, как посланник Аллаха, мир ему, тщательно выбрал место для рынка, он сказал «Это ваш рынок, пусть его торговля в нем не останавливается, и не будет никаких налогов».[203]Также, посланник Аллаха, мир ему, стимулировал земледелие. В хадисе «Кто возделал ничейный участок земле, тот становится его владельцем».[204] С точки зрения ханифитского мазхаба, это было политическое решение, которое входит в полномочия правителя.

Сюда относится ранний запрет Пророка, мир ему, хранить мясо жертвенных животных более трех дней. Некоторые сподвижники подумали, что это общий закон Аллаха, но посланник Аллаха, мир ему, разъяснил, что это было решением временного характера: «Я запрещал вам заготовлять и хранить мясо жертвенных животных, потому что людям была нужна пища. Но теперь ешьте и заготовляйте».[205]

Вспомним, как посланник Аллаха, мир ему, запретил забивать домашних ослов, когда некоторые сподвижники пожаловались на нехватку вьючных животных. По мнению большинства ученых четырх мазхабов, запрет на употребление мяса домашних ослов общий, однако имеет место вероятность того, что этот запрет был политическим решением, в целях сохранить вьючных животных, необходимых в военных походах и перевозки. Это мнение передается от Ибн Аббаса, и за ним последовали некоторые ученые. Выше, мы уже говорили об этом примере.[206]

Пример седьмой

Посланник Аллаха решает конфликт между ауситами и хазраджитами, спровоцированный иудеями. А также, конфликт между ансарами и мухаджирами, спровоцированный на этот раз мунафиками. В обеих ситуациях, имеет место вмешательство изве, с преднамеренной попыткой расколоть мусульманскую умму, испольуя прошлые и забытые конфликты  между племенами или, как во втором случае, родоплеменные различия, по приципу «местные» и «приезжие». Когда посланник Аллаха, мир ему, узнал что начинается смута, собрал мусульман и обратился к ним со словами, которые напомнили им о братстве, раскрыли хитрость шайтана, вернули к истине. Ибн Хишам рассказывает этот случай «Шас ибн Кайс — шейх, ярый многобожник, ненавистник и завистник мусульман — проходил мимо сподвижников Посланника Аллаха из ауситов и хазраджитов, собравшихся вместе и мирно беседовавших между собой. Его рассердило то, что он увидел: их дружба, общность, мир и согласие между ними в исламе, после того как между ними была вражда в язычестве. Он произнес слова: «Собрались люди Бану Кайла (ансары) в этом городе. Ей-богу, если собрались ансары в этом городе, то нам покоя не будет». Он велел еврейскому юноше, который был вместе с ним, пойти к ним, посидеть вместе с ними, потом напомнить им битву в День Буаса и то, что было до него; продекламировать им некоторые стихи, которые были сочинены по этому поводу. День Буаса — это день, когда произошла сражение между ауситами и хазраджитами. Победу в тот раз одержали ауситы над хазраджитами. Юноша так и сделал. Люди заговорили и заспорили. Двое из обеих групп схватились, заспорили. Это были Аус ибн Кайзи из племени Аус и Джаббар ибн Сахр из племени Хазрадж. Один из них сказал другому: «Если хотите, мы снова вас проучим!» Люди из обеих групп рассердились. Сказали: «Договорились. Место встречи в Харре (каменистая местность). Давайте, за оружие!» И они пошли туда. Весть об этом дошла до Пророка, и он отправился к ним вместе со своими сподвижниками-мухаджирами. Когда пришел к ним, сказал: «О мусульмане! Побойтесь Бога! Что же это такое? Возврат к язычеству? И это когда я среди вас нахожусь, после того, как Аллах указал вам путь к исламу, оказал вам милость, тем самым оторвал вас от язычества, освободил вас от невежества, при его помощи (ислама) установил между вами мир и согласие»». Услышав эти слова, они покаялись, расплакались, и стали обнимать друг друга. По поводу коварства Шас ибн Кайс , Всевышний ниспослал аяты «Скажи: «О люди Писания! Почему вы не веруете в знамения Аллаха, в то время, как Аллах наблюдает за тем, что вы совершаете?» Скажи: «О люди Писания! Почему вы сбиваете верующих с пути Аллаха, пытаясь исказить его, будучи свидетелями правдивости Мухаммада и истинности ислама? Аллах не находится в неведении относительно того, что вы совершаете»», (Семейство Имран 98-99).[207]

Эта история, конечно, имеет много сторон, к шариатской политике мы можем отнести тот момент, что в обязанности правители или лидера входит решение подобных проблем, предатвращать провокациями или смуты, рознь или страсти, и сделать он это должен наиболее подходящим средством. Правитель или лидер обязан следить за отношениями между мусульманами, видить начало смуты или расколы, выявлять провокации врагов, и ликвидировать последствия наилучшим образом.

Пример восьмой

Пример неравного распределения военной добычи между участниками похода. Слова зуль Хувайсира Тамими и отношение пророка Мухаммада, мир ему, относительного этого.[208] Абу Саид аль-Худрий, да будет доволен им Аллах, рассказывает: «Пророк, мир ему, распределял военную добычу среди мусульман. Пришел зуль Хувейсира и сказал: «О пророк, будь справедлив!» На это посланник Аллаха сказал: «Что ты говоришь, кто будет справедлив, если не я?». В другой версии, этот человек сказал «О пророк, ты не был справедлив и не стремился к довольству Аллаха».[209]

Тогда Омар сказал: «Давай, я убью его?» На что Пророк ему ответил: «Оставь его, клянусь, у него есть такие же, как он, вы будете презирать свою молитву по сравнению с их молитвой, свой пост по сравнению с их постом, они будут много читать Коран, но он не войдет в сердца, не пройдя и горла. Они будут вылетать из религии, как стрела из лука…».

В другой версии приводится: «Однажды, когда посланник Аллаха, мир ему, распределял военную добычу, один человек пришел и сказал ему: «Клянусь, ты был не справедлив». Тогда Пророк, мир ему, сказал: «Если не я, то кто будет поступать справедливо!? Из чресл этого человека выходят подобные ему люди, нападают на мусульман и оставляют в мире неверных».

Также в этих сборниках приводятся версии хадисов, в которых Пророк, мир ему, называет  такие качества этих людей: «молодые и без разума», «недавно принявшие Ислам», «считающие себя лучше, чем все сподвижники Пророка», «невежественные в религии», «много молятся и постятся», «бреют голову наголо», «дольше всех читают молитву», «внешне кажущиеся очень смиренными в молитве», «убивают мусульман и не трогают многобожников», «углубляются в религию, пока не выходят из неё», «читают Коран, но он не проникает дальше горла».

Есть в различных хадисах множество качеств этой группы из мусульман, о которых предупреждал посланник Аллаха, мир ему. В некоторых версиях они получили название «хариджиты», что переводится, как «выходящие против». Что сказал об этой категории наш Пророк, мир ему? Он сказал: «Они собаки ада», как приводится в сборнике Ахмада.[210]

Бухари и Муслим, приводят версии этой истории в главе о хариджитах. Противники законной власти халифов, которые вышли с оружием в руках против общества и государства, обявили себя единственными последователями истины, всех остальных считают неверными и вероотступниками. Как мы видим, во время пророка, мир ему, зуль Хувейсира, как лидер и типичный пример хариджитской психологии и мышления, не пошел дальше словесных обвинений в адрес пророка. Поэтому, посланник Аллаха, мир ему, оставил его, но предупредил, что их много и будет еще больше. Когда же пришло время халифа Али бин аби Талиба, хариджиты обьявили войну всем остальным мусульманам, пролили много крови, и распростронили смуты и беспорядки. После того, как их заблуждения и лживость их идей были доказаны в научных дискуссиях, например в дискуссии Ибн Аббаса, Али обратился к физической силе, и разбил их в сражениях.

К шариатской политике относится решения пророка, мир ему, как правителя, решения Али организовать дискуссию, для разъяснений заблуждений и доказательства истины, применение силы для прекращения нападений хариджитов. Это пример, в котором посланник Аллаха предупредил, что в этой умме будут появлятся такие люди, и они могут обьеденятся в большие группы, проблема может переходить от теоретических дискуссий, смут, провокаций, распростронения заблуждений, крайних толкований, нападок и обвинений, и так, пока они не возбмут в руки оружие и не пролью кровь. Обязанностью правителя, ученого или лидера, решать, когда и каким образом решать проблему, это входит в шариатскую политику.

 

Пример девятый

Битва у рва, по сути, представляла собой военную блокаду Мадины. Произошло это событие в пятом году хиджры. Ибн Хишам пишет: Пророк и язычники противостояли друг другу двадцать с лишним дней, около месяца. Между ними не было боя, кроме перестрелки из лука и блокады. Ибн Хишам пишет: Когда положение людей ухудшилось, Пророк послал — как рассказал мне Асим ибн Омар и еще кто-то, со слов Мухаммада ибн Муслима — людей к Уайне ибн Хисну, аль-Харису ибн Ауфу, вождям племени Гатафан с предложением отдать им треть даров Медины при условии, что они уйдут вместе со своими людьми. Был заключен мир между Пророком и двумя вождями племени Гатафан, и подписан договор. И письменное свидетельство, и желание заключить перемирие были лишь обманными действиями. Когда Пророк решился на это, он послал за Саадом ибн Муазом и Саадом ибн Убайдой, рассказал им о деле, просил совета. Они ответили: «То, что хочешь ты, мы сделали. То, что приказал тебе Аллах, мы должны сделать. Может, это дело ты совершаешь ради нас?» Пророк ответил: «Да, это дело я совершаю для вас. Клянусь Аллахом, я делаю это только потому, что вижу, как арабы стреляют в вас из одного лука, нападают со всех сторон. Я хотел снять с вас их шипы хоть каким-то образом». Саад ибн Муаз сказал Пророку: «О Посланник Аллаха! Мы и эти люди пребывали в язычестве, поклонялись идолам, не поклонялись Аллаху и не знали о нем. А эти люди не ели ни одного финика из Медины, кроме как в виде угощения или за деньги. И что же теперь, когда Аллах по своей милости сделал нас мусульманами, наставил нас на путь правильный, сделал нас сильными благодаря тебе и Ему, мы отдадим им свое имущество? У нас нет необходимости в этом. Ей-богу, мы ничего не дадим им, кроме меча, и пусть Аллах рассудит нас с ними!» Пророк ответил: «Как хочешь». Саад ибн Муаз взял свиток и стер все, что там было написано, потом сказал: «Пусть сражаются с нами!»[211]

В этой истории мы видим, что посланник Аллаха вел переговоры с одним из участников вражеской коолиции, так как положение мусульман в блокаде было тяжелым, и он пытался найти выход. Он предложил по собственной инициативе треть всего урожая Медины, что на то время состовляло огромные средства. Вожди племени Гатафан согласились, но вожди ансаров, Саад бин муаз и Саад бин Убада, отказались. Посланник Аллаха, хоть и склонялся к договору, но все же принял позициюансаров, это их город, их урожай, их кровь. Это иджтихад в шариатской политике, и нам не интересно само решение пророка и сподвижников, так как это решение обусловлено их обстоятельствами. Интересен сам принцип, позволяющий лидеру выбирать, позволяющий уступить определенные материальные ценности для достижения более важной цели, если нет иного выхода, или это наиболее рациональное решение. И здесь должны уйти в сторону эмоции и эмоциональные аргументы. Если бы посланник Аллаха, мир ему, не был уверен, в способности сподвижников защитить Медину, его решение могло быть иным.

Пример десятый

Пророк, мир ему, и Хатиб ибн Аби Бальтаа, участник битвы при Бадре, который отправил письмо курайшитам. Как известно, на начальном этапе подготовик к походу, посланник Аллаха скрывал от всех, что собирается в поход к Мекке, даже от близких сподвижников, в том числе от Абу Бакра.[212] Позже, когда стало ясно намерение пророка, он отправил разведовательные отряды, и запретил какие либо контакты с посторонними. Хатиб ибн Аби Бальтаа имел родственников в Мекке и беспокоился об их безопасности. Он не имел злых намерений, но совершил большую ошибку, написав письмо в Мекку, предупреждая о походе. Он отправил это письмо с женщиной,  но посланник Аллаха узнал об этом. Письмо забрали, и Хатиб предстал перед прорком. Хатиб попросил прощения и признался, что его целью было не предательство, а спасение своих родственников, у которых в Мекке нет защитников. Один из сподвижников предложид казнить его за предателсьтво, и так оно и было бы, если посланник Аллаха не сделал исключения. Он сказал: «Быть может, Аллах посмотрел на сердца воинов Бадра и сказал: «Делайте, что хотите, Я простил вам».[213]Эта история говорит о том, что в исключительных ситуациях, правитель или руководитель, может принять исключительно мягкие решения, в то время как обычно, решения бывают суровыми. Не всегда подобные действия говорят об измене, и каково наказание, решать ответственному лицу. Посланник Аллаха знал, что ЪХатиб правдив, принял решение простить его. Но как это будет делать руководители после посланника, зависит от их знаний, возможностей и положения. С другой стороны, Всевышний не оставил этот случай, и обратился к мусульманам, с предострежением не повторять более таких преступлений. «О те, которые уверовали! Не берите врага Моего и врага вашего своим покровителем и помощником. Вы открываетесь им с любовью, хотя они не веруют в истину, которая явилась вам. Они изгоняют Посланника и вас за то, что вы веруете в Аллаха, вашего Господа. Если вы выступили, чтобы сражаться на Моем пути и снискать Мое довольство, то не питайте к ним любви в тайне. Я знаю то, что вы скрываете, и то, что вы обнародуете. А кто из вас поступает таким образом, тот сбился с прямого пути», (Испытуемая 1).

Пример одинадцатый

Посланник Аллаха, мир ему, разделял личное отношение к человеку, и интересы дела. Айша приводит случай, когда Пророк был приветлив и хорошо обращался с плохим человеком, которому он не был рад. Такой человек пришел к пророку, желая встретиться, пророк сказал: «Какой же плохой этот человек». Когда тот подошел, Пророк улыбнулся и поприветствовал его, они поговорили, и этот человек ушел. Тогда Айша спросила его, почему он так приветливо встретил этого человека, разве он не сказал, что он плохой человек. Пророк, мир ему, ответил: «О Айша, когда ты видела меня грубым? Худшие люди перед Аллахом в Судный День — это те, которых оставили, чтобы избежать их зла».[214]Этот пример показывает, что шариатская политика позволяет соблюдения определенного этикета, внешних признаков доброжелательности, приятного обращения, если того требует необходимость, даже если человек нечестивец, грешник, не достойный такого обращения. Это тонкая грань, которую мусульманин не должен переходить ради мирских благ или ради лицимерия, это правило. Но правитель или политический лидер, как правило, особенно в современном мире, находится в исключительных ситуациях, что требует соблюдать дипломатические нормы, даже с врагами и злодеями. Каждое положение следует взвешивать, и если в одном случае правитель может выступить резко, в другом, он сдерживает свои эмоции и не показывает истинного отношения. В современное время, есть множества подобных примеров в практике политков от исламских сил, от Али Иззетбеговича до Махатхира Мохаммада, от Рашида Ганнуши до Хасана тураби, от Тайба Реджеба Эрдогана до Мухаммада Мурси. Конечно, есть десятки имен происламских политиков, которые так и не оказались у руля государства, но получили большой опыт шариатской политики в современных условиях, и опыт которых следует изучать. Это иджтихад, в котором есть правильные решения, лучшие или не совсем из возможного, авантюрные, рискованные, запоздалые или торопливые шаги, реакционные, мягкие и радикальные, спровоцированные или самодостаточные, все это следует собрать и изучить, как практический опыт, часто очень далекий от идеалестичных теорий.

Не редко, обычные мусульмане, руководствуясь эмоциями, буквализмом или поверхностными оценками, осуждают  официальные позиции исламских организаций, известных проповедников, ученых или политических лидеров, их заявлений, встреч, договоров или просто поведения и даже жестов. Но шариатская политика, это не отношения обычного человека с другим человеком, это решение с высшим уровнем ответсвенности, которое должно опиратся на точный расчет пользы и ущерба для всей уммы, общины, или ислама. Это, в конце концов, иджтихад, принятие сложного решения в сложных ситуациях, в котором может быть и ошибка.

Пример двенадцатый

Политика посланника Аллаха, мир ему, в назначении на важные посты, на примере Халида ибн Валид и Абу Зарра, да будет доволен ими Аллах. Первого, посланник Аллаха назначал на ответсвенные должности, второму отказывал. С религиозной и духовной точки зрения, Абу Зарр мог превосходить Халида, своими религиозными знаниями, духовностью, усердием в поклонении. Но Халид был сильным, умным, храбрым и опытным полководцем, он прекрасно подходил на должность полководца. Он одержал множество побед в крайне сложных битвах, и принес исламу огромную пользу. Абу Зарр, был прекрасным человеком, богобоязненным и добродеятельным, но по характеру не подходил на должность главы города или полководца. Поэтому, даже когда он сам поппросил посланник Аллаха, мир ему, назначить его, он отказал ему: «Ты слаб, Абу Зарр. Должность – ответсвенность, в Судный день будет унижением и разочарованием, кроме того, кто достойно исполнил возложенное на него».[215]Человек, знающий Коран наизусть, или изучивший шариатские науки не обязательно может быть пригоден для руководящей должности, для работы в сфере комерции и финансов, или для политической деятельности.

Пример тринадцатый

Посланник Аллаха, мир ему, принимает меры для предатврощения паники среди мусульман. Посланник Аллаха отправил Зубейра бин Аввама, которому поручал самые трудные задания, проверить положение племени Курайза. Он исполнил поручение и сообщил, что они укрепляют крепости, ремонтируют дороги, собрали лошадей и верблюдов.[216] Посланник Аллаха, мир ему, отправил Саада ибн Убада, Саада ибн Муаза, Абдуллах бин Равваха и Хаввата бин Джубейра подтвердить или опровергнуть подозрение в предательстве курайзитов. Он сказал им: «Если слухи подтвердятся, никому не говорите, но мне намекните об этом скрытно. Если же они верны договору, то открыто сообщите об этом всем людям».[217]Пророк мудро решил скрыть от большинства мусульман факт предательства союзников из племени Курайза, чтобы избежать паники. Также правитель или любой руководитель, в зависимости от необходимости, может вести политику ограничения распростронения определенной информации, даже если это противоречит общему принципы свободы слова или права на информацию.

Пример четырнадцатый

Посланник Аллаха запрещает убивать лицемеров, несмотря на то, что они представляли собой «пятую колонну» и диверсантов. Когда вождь мунафиков. Абдуллах бин Убейя в очередной раз занялся смутами и провокациями, Омар сказал «Давай я отсеку его голову?». На это посланник Аллаха, мир ему, сказал «Нет Омар, если такое сделать, люди начнут говорить, что Мухаммад убивает своих сподвижников».[218]Это означает, что посланник Аллаха, мир ему, заботился не только о правильности действия, с точки зрения необходимости или морали, но принимал во внимание последствия этого действия. Также, пророк Мухаммад заботился о репутации государства ислама и конкретно самого пророка, как его правителя. Когда Омар предложил убить этого провокатора, тот был авторитетным и уважаемым человеком в своем народе, и это могло бы привести к большим проблемам. Но время идет, и своими отвратительными делами, Абдуллах бин Убей заслужил презрение в собственным племени. В конце концов, они сами начали кричать на него, приказыввали ему молчать, и даже требовали его казни. И однажды, посланник Аллаха, мир ему, напомнил Омару о том случае, когда тот предложил убить мунафика «Ну вот видишь Омар, что если бы тогда, ты убил его, за него встали бы многие люди, которые сейчас убьют его, если прикажу». Омар на это ответил «Клянусь Аллахом. Я знаю, что решение посланника Аллаха лучше моего решения».[219]В другой версии приводится, что посланник Аллаха, мир ему, сказал «Нет, наоборот, мы будем хорошо к нему относиться и поддерживать дружбу».[220]Посланник Аллаха, мир ему, делал это не ради мунафика и его удовольствия, но ради народа, среди которых пророк проповедовал.

С другой стороны, это терпение к мунафикам и провокаторам не было безграничным и во всем. Если убивать мунафиков он запретил, изгонять их из мечети он приказал. Ибн Хишам приводит «Однажды в мечети собралось несколько человек из них. Пророк увидел, что они переговариваются между собой приглушенными голосами, тесно прижавшись друг к другу. Тогда Пророк велел вывести их из мечети силой. Абу Аюб Халид ибн Зайд ибн Кулайб подошел к Амру ибн Кайсу, который был хранителем их божества в язычестве, схватил его за ноги и выволок из мечети. А тот при этом кричал: «О Абу Аюб! Ты что, изгоняешь меня из стоянки Бану Саалаба?!» Затем этот же Абу Аюб подошел к Рафиа ибн Вадиа из рода Бану ан-Наджар, схватил его за ворот плаща, потащил, ударил по лицу, потом вытащил из мечети. При этом Абу Аюб приговаривал: «Тьфу на тебя, мерзкий лицемер! Уходи, о лицемер, из мечети Посланника Аллаха!» Амара ибн Хазм подошел к Зайду ибн Амру, который носил длинную бороду, схватил его за бороду, потащил к выходу из мечети и вытащил. Затем Амара собрал обе руки в один кулак и ударил в грудь Зайду так, что тот даже свалился на землю, приговаривая: «Ты поцарапал меня, о Амара!» Амара сказал: «Да пошлет тебя Аллах подальше, о лицемер! Аллах на том свете даст тебе большее наказание! И не приближайся к мечети Посланника Аллаха!» Абу Мухаммад, человек из рода Бану ан-Наджар, участвовавший в битве при Бадре, подошел к Кайсу ибн Амру ибн Сахлу. А Кайс был юношей, и среди лицемеров не известно наличие другого юноши, кроме него. Он стал толкать его в затылок и так, пока не вытолкнул его из мечети. Человек из рода Абу аль-Хадра ибн аль-Хазрадж, из группы Абу Саида аль-Худри, по имени Абдаллах ибн аль-Харис, когда Пророк приказал вывести лицемеров из мечети, подошел к человеку по имени аль-Харис ибн Амр, который носил густую шевелюру, схватил его за волосы и так поволок его по земле, пока не выволок из мечети. А лицемер ему говорил: «Ты грубо поступил со мной, о ибн аль-Харис!» А тот приговаривал: «Ты этого заслужил, о враг Аллаха! И не подходи близко к мечети Посланника Аллаха! Ты — негодяй, нечестивец!» Человек из Бану Амр ибн Ауф подошел к своему брату Зуваю ибн аль-Харису и вытащил его из мечети силой, ругал его. Он говорил: «Тебя одолели дьявол и его дело». Это — те лицемеры, которые присутствовали в тот день в мечети и которых Пророк приказал вывести».[221]Это политическое решение правителя государства, которое зависит от обстоятельств и положение конкретного вреени и места. Подобные решения, как и решение разрушения мечети «дирар», упомянутой в Коране, не может быть обязательным на все времена или в любом месте, это решение остается в рамках шариатской политики, и правителю или руководителю следует взвесить все, прежде чем делать шаг.

Пример пятнадцатый

Посланник Аллаха, мир ему, проводит похоронную молитву по умершему лицемеру Ибн Убей бин Салюль. В Коране сказано: «Будешь ли ты просить прощения для них или не будешь делать этого, Аллах все равно не простит их, даже если ты попросишь для них прощения семьдесят раз, ибо они не уверовали в Аллаха и Его посланника. Аллах не ведет прямым путем нечестивых людей», (Покаяние 80).

Как известно, после смерти вождя мунафиков, Абдуллах бин Убей бин Салюль, пророк, мир ему, провел похоронную молитвы над ним. Пришел его сын, который был хорошим и искренним мусульманином, он боялся за своего отца, и попросил у пророка его рубаху, чтобы завернуть в неё своего отца, и попросил провести молитвы над ним. Посланник Аллаха, мир ему, согласился и встал на эту молитву. Когда Омар услышал об этом, быстро пришел к месту молитвы и спросил: посланник Аллаха, разве Аллах не запретил нам молиться над мунафиками?  На это пророк ответил: «Аллах дал мне выбор, и я выбрал просить за них прощения. И если бы я знал, что попросив прощение более семидясети раз, им будет прощено, я бы сделал это». Пророк, мир ему, провел похоронную молитву и ушел, и через некоторое время, Всевышний ниспослал аят, в котором говорится «Никогда не совершай молитву по кому-либо из них и не стой над его могилой, ведь они не уверовали в Аллаха и Его посланника и умерли нечестивцами», (Покаяние 84). Омар сказал: И тогда я удивился своей решимости в разговоре с посланником Аллаха, мир ему.[222]После этого, посланник Аллаха, мир ему, больше не проводил похоронные молитвы ни одному из умерших мунафиков. Даже если Аллах запретил самому пророку проводить похоронную молитву, мы видим мудрость его. Посланник Аллаха хотел смягчить сердца его близких и последователей, и не отталкивать их суровостью и жесткостью. Как приводится в хадисе, пророк отдал свою рубаху для похорон этого мунафика, и сказал «Моя рубаха у Аллаха ничем ему не поможет, но я надеюсь этим делом, привлеч к исламу многих людей».[223] Особенно этот выбор полезен в отношении сына Абдуллах бин Убейя. Сын его был искренним мусульманином, и посланник Аллаха, мир ему, возможно, хотел не расстраивать его в отношении отца, успокоить его сердце, смягчить печаль.[224] Таковой была нравственность посланника Аллаха, милосердие и доброта к верующим и людям вообще. Этот случай показывает мудрость в призыве, но в делах политического лидера или руководителя исламской общины, служит примером шариатской политики в отношении проявления участия, выражеения собалезнований в адрес нечестивцев или грешников, если возможно в этом есть привлечение к исламу, смягчение сердец, сохранение отношений с живыми, или любой другой интерес ислама. Каждый раз, руководитель или лидер должен взвешивать за и против, искать не личный интерес, а пользу для ислама, и возможно будет решено промолчать, или выразить собалезнование прямо, или высказать свое участие неоднозначными словами. Когда умерший — глава государства или известная личность, смерть которой привлекает всеобщее внимание, возможно будет необходимо принять участие, для имама или проповедника. В какой форме, в каких границах, это уже иджтихад, пусть Аллах наставит нас всех.

Замахшари пишет в тафсире к аятам суры Покаяние, что, во-первых, запрет был ниспослан после того, как пророк провел эту молитву. Во-вторых, мунафики формально считались мусульманами, и лишь посланник Аллаха, мир ему, знал, кто в сердце не верит в Аллаха и судный день, поэтому, мусульмане были научены соблюдать нормы со всеми, кто формально является мусульманином, и не отрекся от веры. Также Замахшари отмечает, что посланник Аллаха, мир ему, возможно, дал свою рубаху Абдуллаху бин Убейю, в знак благодарности за то, что когда то, этот человек дал свою рубаху Аббасу, который в сражении при Бадре попал в плен. Также, приводится, что многобожники в Худейбии сказали, что не разрешат Мухаммаду вступить в Мекку, но разрешат Абдуллаху бин Убейя войти и совершить паломничество, но тот отказался, и сказал, что в посланнике Аллаха для него добрый пример. Также, известно, что посланник Аллаха, мир ему, был известен тем, что не отказывал просящему, даже если это многобожник или тот, кто ему вредил в прошлом.[225]

В этих вопросах нельзя следовать буквализму, и утверждать о запрете Корана проводить похоронную молитву мунафику. Во-первых, мы не можем утверждать, что в сердце человека нет веры, и мы не может утверждать, кто умер мунафиком, кто мунафик вообще. Это было известно только посланнику Аллаха, и Хузейфу бин Яману, которому сам пророк сообщил имена всех мунафиков. Поэтому, как передает Ибн Касир, Омар бин Хаттаб не молился за человека, пока не видел, что Хузейфа участвует в молитве.[226]

Во-вторых, мы можем сказать, что запрет касается посланника Аллаха, мир ему, чьи молитвы являются облегчением и заступничеством. Именно к нему идет обращение в аяте. В-третьих, молитва имама за мунафика не принесет ему пользы, но в этом может быть сохрание единства мусульман, это привлечет близких этого человека, сохранит в безопасности призыва ислама, избавление мусульман от ненужных споров, и многое другое. По аналогии, некоторые имамы вынуждены проводить похоронную молитву над тиранами, злодеями и преступниками. Не говоря уже о том, что аят говорит конкретно о проведении похоронной молитве, и этот запрет не распростроняется на остальные действия. Также, посланник Аллаха, понял из первого аята, что ему дан выбор, и это не строгий запрет просить прощения мунафикам. Пророк всегда надеялся, что Аллах откроет им сердца, и они покаются.

Следует понимать, что здесь идет речь о шариатской политике, которой следуют единицы, занимающие определенное положение, и в которой не нуждается большинство мусульман. Все эти моменты дает возможность гибко принимать решения, если этого требует необходимость.

Пример шестнадцатый

История пленного сподвижника, поцеловавшего голову врага ради спасения жизни остальных пленных. Речь идет о времени правления халифа Омара бин Хаттаба, а сподвижник, о котором идет речь — Абдуллах бин Хузафа Сахмий, да будет доволен ими Аллах. В этой истории мы находим пример понимания, которое было у сподвижников. Этот сподвижник попал в плен, и когда римляени узнали, что это сподвижник пророка Мухаммада, пожелали обратить его в христианство, что было бы сильным аргументом и козырем в борьбе против мусульман. Как известно, римский командующий потребовал от него принять христианство, или его убьют. Они пригрозили, что бросят этого сподвижника в кипящее масло. Но Абдуллах бин Хузафа отказался, и даже сказал, что если бы у него было жизней с количество волос на голове, он отдал бы их все на пути Аллаха. Римлянин восхетился его безстрашием и самотверженностью, и сказал: поцелуй мою голову, (проявление большого почета и уважения), и я отпущу тебя. Абдуллах отказался. Тогда тот сказал, что отпустит всех пленных мусульман, которые были с ним, если Абдулла поцелует его голову. Абдуллах согласился, и это стало причиной освобождения многих пленных. Когда Абдуллах вернулся в Медину, Омар бин Хаттаб приказал всем, кто встречал Абдуллах, поцеловать его голову.[227]

Всевышний оставил плененному мусульманину самомы выбирать, проявить стойкость и умереть мученником, отказатся от видимого вероотступничества, если ему угрожает смреть, или ответить на требование оставить ислам и сохранить свою жизнь. «Гнев Аллаха падет на тех, кто отрекся от Аллаха после того, как уверовал, — не на тех, кто был принужден к этому, тогда как в его сердце покоилась твердая вера, а на тех, кто сам раскрыл грудь для неверия», (Пчелы 106). Но в этом случае, Абдуллах понял, что спасение многих пленных выше в награде и пользе, чем личная стойкость и смерть шахидом. Аналигии могут быть различные, в том числе вопросы, которыми занимается шариатская политика.

Пример семнадцатый

Абдуллах бин Анис, да будет доволен им Аллах, находясь во вражеском лагере, молился на ходу, поклонами головы,. Он был по поручению посланника Аллаха, мир ему, и скрывал свою личность. Поэтому, он не мог приостановить выполнения крайне опасного задания, и не мог отложить молитву, так время её выходило. Тогда он решил, что совершить молитву возможным для него образом. Абдуллах вспомнил аят: «Аллах не возлагает на человека сверх его возможностей», (Корова 286). Пророк, мир ему, одобрил его решение, хотя никто ранее ткого не делал, и Абдуллах этому не был научен ни прорком, ни кем то другим. Это был иджтихад при жизни посланника, мир ему, и решение оказалось верным и одобренным. Здесь тонкая грань, с одной стороны, это шариатское решение, основанное на правильной оценке положения, определнии приоритетов, понимании соотношения приказов и запретов шариата. С другой стороны, это может быть невежественное и безответсвенное решение, следование за страстями, выдуманные мотивы. Это пример исключительной и критической ситуации, и подобные решения требуют глубоких знаний, совета, понимания шариата и обьективной реальности. Это не личные потребности или мирские интересы отдельного человека, в этом примере ценой была не просто жизнь Абдуллах бин Аниса, но и безопасность всего мусульманского общества. Он находился в лагере врагов, шла война, он выполнял задание посланника Аллаха, мир ему, от которого зависела жизнь тысяч. Когда Абдуллах вернулся к посланнику, мир ему, тот одобрил его решение, в чем пример шариатской политики управления ситуациями.[228]Ученые фикха рассматривали подобные ситуации, на примере сражений, когда воин наступает или отступает, ему дозволено молится киванием головы, находясь в движении. Так, это мнение приводится от Малика. Абу Ханифа. Аузаий, Ата и Суфьян Саурий, ограничили это только тем случаем, когда воин отступает и его преследует враг. Шафиий сказал, если наступающий воин боится упустить врага, то ему это дозволено. Конечно это частный вопрос фикха, но в нем пример дозволенности иджтихада, исключительных решений в особых ситуациях, что определяется учеными, понимающими шариат и положение.[229]

Пример восемнадцатый

Отказ пророка Мухаммада, мир ему, от мысли перестроить Каабу. Как известно, до ислама, курайшиты реконструировали Каабу, когда начала разрушатся после веков времени, и наводнения, которое произошло в Мекке. Но они договорились, что перестройка храма должна быть на чистые деньги, заработанные честно. Таких денег нашлось не много, их не хватило, чтобы построить Каабу в её прежних границах. Часть каабы не была построена, и так есть до сих пор. И вот, посланник Аллаха, мир ему, пордумал достроить Каабу, но поразмыслив, отказался от этого дела. Он сказал Айше, своей жене: «Если бы твой народ не был близок к временам до Ислама, я бы разрушил Каабу, сравняв с землей, и сделал бы две двери — в одну люди входят, а в другую выходят».[230]

Посланник Аллаха, не принял это решение, которое имело религиозный характер, но все же для него, как правителя государства, было  политическим. Причина, по которой пророк отказался от своего желания – сохранение спокойствия, опасение смут, беспорядков, сомнений.

Пример девятнадцатый

Политика посланника Аллаха, мир ему, после открытия Мекки. Пророк, мир ему, даровал прощение некоторым военным командирам и вождям, которые ранее воевали против мусульман, но приказал казнить нескольких поэтов, известных своими насмешками, издевательствами, оскарблениями подстрекательствами, а также другие преступники, чьи руки были в крови.

Были прощены Абу Суфьян, Абдуллах бин Умейя, Халид бин Валид. Была обьявлена общая амнистия, в отношении всех мекканцев. Ибн Хаджр пишет, что из тех, чья жизнь была обьявлена вне закона, упоминается Абдульузза бин Хатль, Макис бин Субаба, Абдуллах бин Саад бин аби Сарх, Икрама бин Аби Джахль, Хувейрис бин Накид. Абу Маашар упоминает Хариса бин Таляла Хузаий. Хаким приводит имя Кааба бин Зухейра, Вахши бин Харб и Хинд бинт Утба.[231] В отношении некоторых конкретных преступников, пророк отдал приказ казнить, даже если они схватят края покрывала Каабы и будут умолять о прощении ради этого храма.[232]Вообщем. их не более двух десятков человек, которые совершили различные преступления, и заслуживали смерти. Например, Макис бин Субаба принял ислам, однажды, его вместе с Зухейром бин Иядом, сподвижником и участником Бадра и Ухуда, отправили в племя Наджар, забрать возмещение за непреднамеренное убийство брата Макиса. Они собрали эти деньги и отдали их Макису, по пути, Макис убил Зухейра, вернулся к многобожию и сбежал.[233]

Но даже из этих людей, те, кто пришел с просьбой о прощении, были прощены. Например, были прощены Вахши, убийца Хамзы и Хинд, нанявшая Вахши убить Хамзу. Из врагов пророка, прощены были многие, кто даже не расчитывал на прощение, например Сафван бин Умейя и Икрама бин аби Джахль.

Важно отметить, что принятие ислама не было условием прощения, это распростроненное заблуждение. Из тех, кто получил прощение и гарантии безопасности, были такие, кто после этого еще некоторое время оставались неверующими. Их не принуждали к принятию ислама, они жили обычной жизнью, строили отношения, торговали с пророком, ничем не притеснялись. Например, Абу Суфьян был прощен, получил гарантия безопасности до того, как принял ислам. Также, Сухейл бин Амр, получил гарантии безопасности от пророка, мир ему, и даже отправился в поход на Хунейн вместе с посланником Аллаха, будучи многобожником. Известно, что еще до принятия ислама, пророк, мир ему,  похвалил Сухейла за такие качества, как  разум и благородство. Сухейл принял ислам позже, в местечке аль-Джурана.[234]

Абдуллах бин Зубейр рассказывает: «Сафван бин Умейя убежал из Мекки, и вернулся только после того, как Умейр бин Вахб принес ему чалму пророка, как знак прощения. Умейр сказал ему: «Прими ислам и вернись в Мекку, если нет, то пророк, мир ему, дает тебе два месяца». Он скрыл свое лицо и приехал в Мекку, войдя в мечеть, Сафван ждал, пока пророк не закончит молитву. Он спросил, сколько раз в день они молятся, и Мухаммад сам ли проводит это молитву в мечети. Как только пророк,  мир ему, завершил молитву, Сафван обратился к нему: «О Мухаммад, Умейр бин Вахб сказал, что ты пригласил меня приехать, и я могу принять ислам, или ты даешь мне два месяца. На это, посланник Аллаха, мир ему, сказал: Подойди, Абу Вахб. Но тот сказал: Нет, пока ты не разъясниш мне. Тогда пророк, мир ему, ответил: Да это так, и я даю тебе четыри месяца».[235] Это было великодушие и милосердие посланника Аллаха, мир ему. Известно, что после этого, Савфан оставался среди мусульман, и однажды пророк, попросил у него оружие и доспехи, для похода на Хунейн. Он спросил: «против моей воли или по моему согласию берешь это? Пророк ответил: беру на время и мы это вернем».

Когда же Сафван принял ислам? После похода на Хунейн, после того, как посланник Аллаха, одарил его целое стадо овец, коз и верблюдов, которые были среди добычи. Сафван был так впечетлен, что сказал: Такая щедрость присуща только пророку.[236]

Подобное отношение было к Икрама, который также был обьявлен вне закона. Ум Хаким, его жена, догнала икрама уже на берегу моря, когда он собирался уплыть, спасая свою жизнь. Она сказала, что он может быть прощен. Что для этого нужно, спросил Икрама. Она ответила: скажи, что нет божества кроме Аллаха! Он сказал: я от этих слов и убегаю. Но Ум Хаким продолжала убеждать его и наставивать. Она сказала: Я пришла о самого лучшего человека, который лучше других поддерживает родственные связи, с добротой относится к людям, щедр к людям, не губи себя. И затем она сказала: Я взяла гарантии безопасности для тебя у посланника Аллаха! Тогда, Икрама решился вернуться с ней в Мекку.

Перед приходом Икрама, посланник Аллаха предупредил всех: «К вам приедет Икрама, верующим и переселенцем, не порицайте его отца, оскарбления мертвого обижает живого и не достигает мертвого».[237] Даже поэты, которые призывали арабов воевать против мусульман, оскарбляли посланника Аллаха, вели озлобленную пропаганду, насмехались над религией Аллаха, даже они нашли прощение у пророка, мир ему, например, Абдуллах бин Зибаара. Был прощен  изменник и вероотступник, Абдуллах бин Саад бин аби Сарх, который пришел с покоянием.[238] Это примеры великодушия пророка, но это также политические решения правителя государства. Как известно, все эти люди, стали хорошими мусульманами, и в будущем многое сделали для победы религии Аллаха.

Так пророк, мир ему, управлял делами мусульман, обращался с бывшими врагами, принимал во внимание положительные и отрицательные особенности каждого человека, давал мудрые приказы, привлекал людей на свою сторону, предупреждал нежелательные последствия, анализировал положение,  прогнозировал реакцию людей. Конечно, в этих историях мы находим нравственные примеры, что только лишь дополняет понимание основ и принципов шариатской политики, которой руководствовался посланник Аллаха, мир ему.

Как мы видим, посланник Аллаха, не следовал одному закону или одному принципу, но судил в частном порядке, в различных ситуациях, персонально. Одни были прощены, другие казнены, третьи после прощения приближены, назначены на высокие должности, другие прощены, но не получили доверия или ответсвенной должности. В этих примерах шариатской политики посланника Аллаха, мир ему, мы находим индивидуальный подход к каждому человеку, индивидуальное отношение, индивидуальные меры, индивидуальные средства. Халиду бин Валиду, посланник Аллаха отправил письмо, Абу Суфьян, еще многобожник и вождь врагов, но посланник Аллаха гарантировал безопасность каждому, кто скроется в своем доме, в Каабе, или в доме Абу Суфьяна. Когда армия мусульман входила в Мекку, пророк, мир ему, преднамеренно отдал приказы, чтобы это происходило на виду Абу Суфьяна, чтобы это происходило в определенном порядке, отряды, строй, доспехи, знамена. Целью было впечетлить курайшитского вождя, склонить его к исламу, показать мощь мусульман.[239] Армия, которую увидел Абу Суфьян, оказала на него сильное впечетление, это ускорило принятие ислама, и практически предатвратило саму возможность военного противостояния.[240]

Пример двадцатый

Использование законов, обычаев и традиций языческого общества в целях призыва. Пророк Мухаммад, мир ему, использует законы Мекки, для распространения ислама. Он принимает защиту Абу Талиба, затем, обращается за защитой к Мутиму ибн Адию.

Факты, о том, как дядя Пророка, Абу Талиб, защищал своего племянника, известны и многочисленны. Пророк неоднократно обращался к Абу Талибу за защитой и помощью. Абу Талиб не один раз выступал против убийства Мухаммада, мир ему, предоставлял ему свою защиту как главы рода, что позволяло Пророку призывать к исламу среди курейшитов.

Защита, которую Адий ибн Мутим обеспечил посланнику Аллаха, мир ему. Это история начинается в мекканский период. Как мы знаем, посланник Аллаха, мир ему, отправился в Таиф, надеясь, что народ этого города, и его вожди примут ислам и возьмут его под свою защиту. Люди Таифа отвергли призыв, прогнали из города, забросали камнями, пролили кровь. Несмотря на такое отношение, посланник Аллах, мир ему, все же обратился к ним с одной просьбой: попросил их не сообщать  мекканцам о том, что они отказали ему. Пророк боялся, что узнав о его неудачи, мекканцы станут обращаться с мусульманами ещё более жестоко. Но и в этом люди Таифа отказали ему. Они сообщили вождям Мекки, что прогнали Мухаммада, и те, ещё более обнадежённые такой новостью, поняли, что никто не заступится за Мухаммада. Пророк понимал, что вернувшись в Мекку, его почти наверняка убьют. Зейд ибн Сабит сказал ему, что возвращение в Мекку без защиты опасно. Тогда Пророк, мир ему, обратился к трем родам, с просьбой взять его под защиту. Он отправил Урайкита к Ахнасу ибн Шурейку, с просьбой предоставить ему защиту в Мекке. Но тот сказал, что не может защитить его, также ответил и Сухейл ибн Амир. Оба они отказали, потому что договор или закон не позволяли им этого сделать. У Ахнаса был договор с курейшитами, а Сухейл был не достаточно близким родственником. Мутим ибн Адий согласился взять Мухаммада, мир ему, под защиту своего рода, и вышел со своими вооруженными сыновьями на встречу к Пророку, предупредив курейшитов, что Мухаммад теперь под его защитой. После переселения Пророка в Медину, Мутим умер. Но пророк Мухаммад, мир ему, не забывал о его благородном поступке. Однажды, после победы при Бадре, он скажет: «Это пленные курейшиты, если бы Мутим был жив, и попросил меня отпустить их к нему, я бы сделал это». А поэт мусульман и самого Пророка, Хассан ибн Сабит в своих стихах красноречиво описывает дело Мутима ибн Адия и его личные качества.[241]

Пример двадцать первый

Коран и сунна обращаются к различным стимулам человека, помимо веры и награды в будущей жизни. Аяты говорят о благословении и благополучии в этой жизни, как вознагрождении за справедливость. Поощерение и стимулирование в Коране и сунне состоит из двух частей, вознагрождения в этой жизни и жизни будущей.

Пример двадцать второй

Хадис Пророка, мир ему, в которых он обратился к сподвижникам с предупреждением о будущих событиях, смутах, войнах и разногласиях. Мы не можем приводить здесь все эти хадисы, которых сотни в различных сборниках. Но это пример того, как посланник Аллаха предупреждал определнные сценарии развития событий, предупреждал конкретные события, сообщал о кризисах в умме, и давал советы и наставления, что следует делать и как себя вести, когда это произойдет. Так, мы можем сделать вывод, что лидер и руководитель, как минимум, должен предпологать все возможные сценарии развития событий, критические ситуации, готовится к этому, принимать меры.

Пример двадцать третий

Участие мусульман в политической жизни Эфиопии, которая была христианской страной. Мусульмане нашли убежище в этой стране, куда их отправил посланник Аллаха, мир ему. Царь принял их и взял под свою защиту. Как известно, пророк сказал об этом царе «Если отправитесь в Эфиопию, то там правит царь, никого не угнетают под его властью».[242] Само избрание Эфиопии было не случайным, а тщательно продуманным и мудрым политическим решением. Причин переселения группы мусульман в Эфиопию много, и поиск убежища не основная причина, это понятно, если мы посмотрим на имена тех, кто отправился туда. Это не были беззащитные, слабые или рабы.[243]  Главным мотивом пророка, мир ему, было распростронение призыва ислама, возможно пророк планировал сделать Эфиопию центром призыва.[244] Позже, он увидел во сне место, куда он переселится, это был Ясриб, не Эфиопия.[245]

В этот опасный путь, он отправил сильных людей, в том числе и своих близких, двоюродный брат Джафара, его зять Осман, дочь Рукая. Лидер не прятал своих близких в безопасном месте, отправляя в опасный путь других.[246]

Причин избрания Эфиопии может быть несколько. Это безопасное место, в котором можно не бояться за себя. В этой стране правит справедливый и благородный царь. Табари отмечал, что Эфиопия —  центр основной торговли курайшитов, а торговля была основой экономики курайшитов.[247] Это христианская страна, а христианство ближе всего к исламу, из всех остальных религий. Тем более, убеждения негуса об Иса, мир ему, были правильными с точки зрения ислама. Посланник Аллаха хорошо знал Эфиопию, культуру и обычаи этой страны, следил за новостями и положением. Как известно, его кормилица и воспитательница, Ум Айман была эфиопкой.[248] Приводится, что этот царь принял ислам, но скрывал это, ведь он правил христианской страной. И после его смерти, посланник Аллаха, мир ему, прочитал за него заочно похоронную молитву.[249]

Миссия в Эфиопии была успешной, и в этом огромную роль сыграл Джафар, которого посланник Аллаха назначил во главе делегации. Этот выбор не случаен, и Джафар проявил высшую степень ума и мудрости, что мы можем увидить, например, в его беседе с негусом. Назначение Джафара – политическое решение, он лучше всех подходил для этого дела.

В источниках сообщается, что племянник негуса – царя, попытался совершить переворот и захватить власть. Он ненавидил мусульман, и планировал изгнать их в Мекку. Началось противостояние между негусом, который еще не был мусульманином, и его врагами. Мусульмане испугались, что может победить его враг, и начали молиться за победу негуса. И действительно, Аллах дал ему победу, после чего власть негуса укрепилась.[250]

В этой истории примеры политических решений, связанных с безопасностью призыва ислама, разрешение переселятся в чужую страну, в которой исповедуют другую веру, просить убежища у иноверцев, участвовать в политической жизни страны, в том числе поддерживать одну из политических сил. Все это должно основыватся не на личных симпатиях, интересах или эмоциях, но быть решением, которое преследует интересы мусульман и ислама.

 

Спорные вопросы связанные с шариатской политикой

Современные реалии, религиозность и сознательность общества, уровень культуры и образования, внешние и внутренние политические силы, экономические, научные и политические рычаги давления, международные соглашения и договоренности, давление превосходящих сил и принуждение, фактически неполноценный суверенитет, современные средства манипуляций, современные информационные технологии и многое другое. Все это факторы, которые невозможно обойти в политической деятельности, в которую неизбежно вмешается часть ученых, реформаторов и проповедников ислама.

Фикх, фетва и шариатская политика должны формироваться на основании знаний этих факторов. В противном случае мы впадаем в утопию, авантюры, деконструктивные действия и саморазрушение. Выше, мы рассмотрели несколько примеров из Корана и жизни посланника Аллаха, мир ему, которые мы можем обощить для формирования принципов шариатской политики.

Шейх Ванис Мабрук написал статью, можно сказать под впечетлением, после осмысления опыта «арабской войны», контрреволюций, военных переворотов, роли внешних сил, роли соседних арабских стран и Запада в происходящем. В этой статье, автор  делится своим видением принципов шариатской политики в современное время, конкретно в арабском мире.

Он пишет: Опыт политической деятельности исламских сил показал, что существует необходимость соблюдать нескольких принципов.

Первый принцип: целью шариатской политики есть защита основ полноценной жизни человека и общества. К этим основам относится вера, разум, достоинство, имущество. Здравомыслящий человек согласится, что одной из задач политики должно быть сохранение этих основ, и предатвращения любой попытки их разрушения. Участие в защите основ, установленных исламом – участие в борьбе на пути Аллаха, в том числе как политическая деятельность.

Очевидно существование внешних и местных сил, которые стремятся разрушить эти основы. Факты и доказательства связи с внешними силами, вербовка иностранными спецслужбами, подтверждения внешнего финансирования, коррумпированность, предательства, многое из этого всплывало и всплывает, срывает маски, меняет правила игры. Исламские силы в политике должны набирать опыт, учится, проводить решительную и взвешенную работу. Необходимот отдалить от политики наивность в решениях, даверчивость в отношениях, поверхностность мышления, радикализм в понимании, торопливость в реакции, подверженность провокациям, чрезмерная эмоциональность, преувеличение или преуменьшение своих сил или сил противника и многое другое.

Второе: политическая работа — часть исламского джихада, который будет продолжаться до судного дня. Но это не авантюрные действия безрассудных смельчаков, не соревнование на скорость между конкурентами, не стремление к туманным мечтам или беспорядочному набору целей, не попытка достигнуть частичной и временной победы. Политическая работа – комплекс твердых принципов и целей, гибкость средств и решений, яность позиций и мнений. Это комплекс фикха, который разъясняет цели, средства и принципы, как преодолеть препятсвия, в чем должна быть твердость, в чем необходима гибкось. Фикх, не подчиненный эмоциям, сведению счетов, кровному родству, партийному фанатизму и другим посторонним факторам. Этот фикх должен быть прагматичным в решениях и действиях, эмоциональным целях и внутреннем состоянии.

Третье:  Политика это сложное действие, в котором взаимосвязано множество причин, следствий, факторов и условий. Это действие влияет на большое количество людей, которые могут быть как субьектом, так и обьектом, и целью этого действия должно быть достижение общего интереса, общей пользы, предатврощение или уменьшение общего ущерба, вреда.

Шариатская политика — сложное действие, в котором переплетены множество состовляющих, политических и экономических, военных и социальных, экологических и психологических, что усложняется реалиями современного мира как «большой деревни».  Польза или ущерб этого действия, различного характера и связаны с целой массой людей, всем народом или всей страной, или мировым положением всей уммы.

Отсюда, организации, центры или ученые, которые берет на себя ответсвенность заниматся шариатской политикой и политическими фетвами, должны быть крайне осторожны, не торопится в решении, пока не соберут достаточно материала и информации, не взвесят всю пользу и вред, не просчитают последствия и цепную реакцию, близкую или далекую. Особенно эта осторожность касается вопросов, в которых идет речь о крови или имуществе людей, или судьбе обществ или народов.

Нельзя строить свои позиции или выбрасывать фетвы в общий доступ, опираясь на  доверие некоторым добрым людям, или на основании первого впечетления. Если человек заслуживает доверия за свою честность, это не значить что он специалист в том, о чем говорит, не значить что не ошибается, или многое другое. Первые впечетления часто вводят в ужасное заблуждение, не говоря уже об эмоциях и первой реакции.

Не говоря уже о том, что нельзя начинающему студенту говорить о шариатской политике или политической фетве, если он не различает такие понятия, как закон к исполнению (хукм таклифий) и факты, связанные с применением закона (хукм вадаий). Также, кто не различает шариатскую причину (шариатский закон) и божественную причину (вселенский закон), не различает знание реальности и предположение, не знает, что такое путь к ущербу, который следует закрыть, и что такое ожидаемый результат, который следует прогнозировать. Эти и другие понятия, которые следует применять в шариатской политике и фетве, широко и научно, на основании опыта и знаний, без эмоций, без торопливости или промедлений.

В четвертом принципе, Ванис Мабрук пишет о том, что война является крайним и не желательным средством. Ислам дозволяет войну, пролитие крови или разрушение только лишь в рамках необходимого для предатвращения большего пролития крови и разрушений. Это сложное решение, которое требует изучение всех внешних и внутренних факторов, расстановки сил, средств и инструментов влияния и давления, ресорсов и источников, интересов третьих сторон. Даже если, в рамках шариатской политики, принимать это политическое решение, или издавать фетву обязательности начала боевых действий, следует соблюдать нормы войны в исламе, которые в основном совпадают с  общечеловеческими ценностями и международными договоренностями.

Пятое: в шариатской политике не приемлемо следовать поверхностным суждениям. Не все, кто сложил оружие трус, не все, кто заключил союз с другой силой – предатель, не все, кто склоняется к войне —  агрессор, не все, кто эмегрировал для сохранения своей веры или свободы – дизертир. Возможно, самой большой смелостью и мудростью будет переносить малое зло, сохранение жизней и чести, чтобы избежать большего зла. Когда то, ученые фикха сказали «Ученый фикха не тот, кто выбирает между злом и благом, ученый фикха тот, кто может выбирать между благом и благом, между злом и злом».

Нельзя обощать в суждении, на основании общего текста Корана или сунны. Например,  в аяте «Тем, кого ангелы упокоят чинящими несправедливость по отношению к самим себе, скажут: «В каком положении вы находились?» Они скажут: «Мы были слабы и притеснены на земле». Они скажут: «Разве земля Аллаха не была обширна для того, чтобы вы переселились на ней». Их обителью станет Геенна. Как же скверно это место прибытия!», (Женщины 97). Этот аят не используется в отношении всех, кто остался в тех землях, проявил терпения, или не смог покинуть их. И так, когда в Мута погибли три командира, и воины избрали Халида бин Валида, он увидел явный перевес сил и отступил с войском. Вернувшись в Медину, они нашли женщин и детей, которые встретили их камнями и палками, они кричали: бежавшие трусы! Но посланник Аллаха, мир ему, остановил этих людей, он сказал «Нет, они не бежавшие, они лишь отступили, чтобы собратся силами».[251]

Омар бин Хаттаб, когда узнал о многих сподвижниках, которые погибли в сражении под командыванием Абу Убейда Сакафий, на реке Ефрат, расплакался и сказал «Пусть Аллах смилостивится над Абу Убейдой! Было бы лучше отступить, и чтобы не погибло столько сподвижников, и мы отправили бы ему помощь. Но произошло то, что захотел Аллах!».[252]

В аятах: «О Пророк! Вдохновляй верующих на сражение. Если будет среди вас двадцать терпеливых, то они одолеют две сотни; если же их среди вас будет сотня, то они одолеют тысячу неверующих, потому что они – люди неразумеющие.

Теперь Аллах облегчил ваше бремя, ибо Ему известно, что вы слабы. Если среди вас будет сто терпеливых, то они одолеют две сотни; если же их среди вас будет тысяча, то с позволения Аллаха они одолеют две тысячи. Воистину, Аллах – с терпеливыми», (Добыча 65-66).

Первый аят говорит о том, что отступать запрещено, даже если враги превосходят в численности в десять раз. Второй аят, который был ниспослан через некоторое время, облегчает условие, теперь мусульмане должны стоять до конца, если дважды превосходят мусульман. Речь идет о численности воинов.

Мне кажется, коментируя этот пример, можно сказать, что для понимания этих аятов, нужно помнить, что речь идет о времени, когда колоссального различия в вооружении не было. Не было такого разнообразия родов войск, и различных вспомогательных служб и технологий. Практически, мы говорим о пехоте, всадниках, лучниках, с небольшим, относительно, различием в качестве вооружения. Легкая и тяжелая пехота, легкая и тяжелая конница, одни лучше бронированы, другие более подвижны. Луки или арбалеты, одни дальше стреляют, другие быстрее повторяют выстрел. Лошади, верблюды, слоны, одни быстрей, другие выносливие, третьи сильнее физически. Местность, тактика, погода, моральный настрой, это вечные факторы, и сегодня влияют на ход войны. Значение количественного соотношения было больше, чем в современное время. В современное время одна из сторон полностью может быть лишена балистического ракетного вооружения, авиации, пво, других родов войск, спутниковой разведки, собственного производства вооружения, и много другого. Не впадая в подробности сравнений, мне кажется, смысл аятов следует перевести из плоскости соотношения численности солдат, в плоскость соотношения военной мощи современного значения, которое будет исчеслятся иными критериями. Аллах лучше знает!

Шестое: события и опыт «арабской весны» показали, что в народах есть много блага и хорошего, они готовы боротся, жертвовать, быть стойкими, консолидироватся, сочуствавать, организовыватся. С другой стороны, были раскрыты все внутренние проблемы, моральные, социальные, религиозные болезни наших обществ. Раскрыто было то, в каком масштабе распростронено предательство, стукачество, продажность, цинизм, жестокость, связи с внешними врагами. Мы увидили, как колониализм, на протяжении веков, смог воспитать в большой части народов слабость, рабство, покорность, пораженчество и слепое подражание. Мы увидили, что большая доля наших народов, еще очень далеки от культурных ценностей, сознательности, глубокого понимания своего положения. Мы увидили, что СМИ могут делать с массами людей, подменяя понятия, распростроняя хаос в понимании происходящего, спекулирую эмоциями людей. СМИ из идиота показывают как высокообразованного, ученого как идиотом, реформатора преподносят как разрушителя, разрушителя как созидателя, негодяя показывают героем, а героя террористом. Таким образом, телевидение и другие современные средства влияния нарушили равновесие сил, создали хаос, нанесли огромный ущерб реформам и освободительной борьбе. Также, социальные сети и интернет вообще, ютуб и многое другое, было использовано для пропаганды радикальных идей, создания имиджа экстремистическим группировкам, которые пополнили свои ряды невежественной молодежью, или просто теми, кто стремится воевать за красивые лозунги и внешние атрибуты.

От себя добавлю, что результатом пропаганды и целенаправленной рекламы радикальных группировок, становится кровопролитное противостояние в Сирии и Ливии, огромные потери в рядах рефолюционных сил, разрушение городв и инфраструктуры, втягивание целых коалиций в войну на мусульманских территориях, миллионы жертв и беженцев. Это не единственная, но весомая причина продолжительного удерживания власти асадовским режимов в Сирии, и продолжительного противостояния в Ливии. Йемен и Египет отличаются другими проблемами, сценарий развития событий там был иным.

Седьмое. В отношении ливийского опыта, шейх Мабрук отмечает, что умеренное исламское движение не смогло собрать все оппозиционные силы в одном видении пути реформ и возрождения. Мы видели предательство, взаимные обвинения в предательстве, двуличии, заблуждении и даже вероотступничестве. Большую, как правило, негативную роль, сыграло внешнее влияние, финансирование со стороны некоторых арабских режимов, исполнение чужих задач с помощью местных группировок. Распростронились ложь, клевета, борьба за власть, грязная антипропаганда, нападки на личности. Все это противоречит исламской нравственности, свидетельствует о не чистоте намерений.

Восемь. Шейх Ванис также отметил, что было целенаправлено разрушено религиозное единсвте в странах, охваченных революциями. Для этого, проводилась пропаганда толкований, религиозных течений и мазхабов, не традицонных в той или иной стране. Что также стало причиной раскола, конфликтов и противоречий.[253]

Нужно отметить, что шейх Ванис Мабрук писал эти строки, в первую очередь, как результат горького опыта Ливии после Каддафи. Но мы можем сказать, что эти выводы распростроняются практически на все страны, где продолжаются революционные процессы и борьба за свободу.

Шариатская политика относительно установления законов шариата

Сегодня мы можем услышать множество призывов к полному установлению законов шариата. В общем смысле этого призыва, нет сомнений, и это одна из целей государства ислама. Если мы возьмем современные дискуссии то, как правило, речь идет о наказаниях, ограничениях личной свободы и «свободы слова», открытой продаже запрещенного, например алкоголя, растовщической банковской системе. Принципиально, все искреннии мусульмане понимают, что полное исполнение всех норм шариата в идеале обязательно. Все мусульманские народы, обладающие государственностью и суверенитетом, желают жить по законам своей веры и религии.

Торопливость и авантюризм – опасное явление для мусульман, особенно в современных условиях мирового антиисламского заговора. В условиях существующей полярной мировой системы, когда по факту весь мир разделен на лагеря, практически тотальной взимосвязи всех мира. Вспомним огромную дисстанцию между силой и возможностями «первого» и «третьего» мира, огромную роль СМИ и внешнего культурного влияния, экономическую и техническую зависимость мусульманского мира. Преодолеть все это и существенно изменить положение в короткие сроки, с помощью лозунгов и желаний невозможно, для этого необходима долгая борьба и колоссальные усилия.

Нельзя забывать, что мы говорим о важности реформ и исправлений не только в сфере законодательства, но также в сфере образования и воспитания, в СМИ и других средствах влияния на культуру наших народов, и это должно быть сделано ранее или параллельно реформам в законодательстве. Многие заблуждаются, когда воспринимают противостояние в исламском мире – как противостояние за исполнительную и законодательную власть.

Примеры из политической жизни Египта, Турции, Туниса, Малайзии, в особенности во время «арабской весны», показали, что «пятая колонна», «теневое государство» очень сильны. Союз коррумпированных политиков, крупного бизнеса, военных и продажных богословов, может быть сильнее, чем большинство в парламенте вместе с законным правительством и президентом. Иностранная поддержка, продажные СМИ и невежество народа, разногласия в идеологиях религиозных направлений, все это позволяет свергнуть любого, даже самого уважаемого политического лидера. И если пройдет кровавый геноцид или убийство тысяч мирных граждан, никто пальцем не пошевелит. Это значить, что основное противостояние не «сверху» видимой части айсберга, оно до сих пор продолжается «снизу» и «внутри».

Шариатская политика – не теория, в которой эмоциональный верующий транслирует буквально методы пророка, мир ему, и вооброжает себя в Аравии, во времена сподвижников. Шариатская политика в реальных современных условиях сложнее, чем любая концепция, написанная теоретиками в книгах.

Один из вопросов, вокруг которого идут горячие споры, это немедленное установление законов шариата, если законодательная и испольнительная власть оказались в руках происламской партии или лидера.

Я подготовил небольшую работу на тему постепенности установления законов шариата в мусульманской стране. К сожелению, разногласия и фанатизм относительно этого вопроса привели к крайней точки раскола. Радикалы, определенных территориях получив физическую власть, перешли от обвинений в вероотступничестве к казням, убийствам и коллективным сметрным приговорам. Радикалы обвиняют в неверии все другие исламские направления, которые следуют принципу постепенности в установлении норм шариата. На самом деле, эти вопросы были чем то обычным для правителей исламского государства первых веков, и не вызвали таких непримеримых и резких разногласий.

Рассмотрим вопрос наказаний в свете понимания хадиса: «В военном походе не приводите в исполнение наказания (худуд)».[254] Также приводится: «Запрещено рубить руку вору во время военного похода».[255]

В версиях Абу Дауда и Насаий «в военном говорится «в пути», не «в военном походе».[256]Подразумевается, что в пути нет возможности проведения суда, или это путь за пределами государства ислама, в котором работают судьи.

Другие хадисы в этом вопросе:

«Наказания не исполняются на территории войны (даруль харб)».[257]

Шафиий приводит от Макхуля, что Зейд бин Сабит сказал «Наказания не исполняются на территории врагов, чтобы человек, которого наказали не перешел на сторону врага».[258]

Дар харб — территория, которая не находится под властью правителя мусульман. Некоторые определения фикха называют «дар харб» территорию, на которой мусульманин или ахлю зимма не находятся под защитой, нет гарантий безопасности их жизни или свободы веры. В других определениях, этим понятием называют территорию, в которой власть не у мусульман, и не исполняются законы мусульман. Для более подробного изучения этого вопроса, могу посоветовать работу на тему Джихад в исламе, в которой я обращался к диссертации доктора Абдуллаха ибн Юсуф Джадиа: «Таксимуль мамура фи фикхиль ислями».

Поэтому, многие ученые фикха держались мнения, что нормы наказаний не исполняются во время военного похода, на территории врага, естественно на территории, которой не управляет правитель мусульман. Это мнение передаетсмя от сподвижников пророка, мир ему, Омара бин Хаттаба, Хузейфа бин Ямана и Абу Дарда.[259]

Мнение Омара и Абу Дарда передает Саид бин Мансур от Ахваса бин Хакима в «Сунан».[260]Мнение Хузейфы передают Абу Юсуф в «Харадж». Также Абдурраззак и Саид бин Мансур и Ибн аби Шейба.[261]Это мнение также передается от имамов Абу Ханифы, Аузаий, Ахмада и Исхака бин Рахавих. В «Мугъни», фикх ханбалитского мазхаба, приводится, что приостановка худуд на территории врага, из опасения смуты, передается как единогласное мнение сподвижников.[262]Ханифитский мазхаб поставил одно условие: отсутствие в походе самого халифа, который может решить, то исполнение наказания необходимо.[263]

Толкование хадиса «В военном походе не приводите в исполнение наказания».

Нет сомнений, что в государстве ислама, законодательство которого соответсвует исламу, законы Аллаха должны исполняться полностью. Но мы говорим об исключительном положении, в котором сейчас находится большинство мусульман мира. Мы живем в «не нормальном» положении для мусульман. В том числе, а некоторых случаях, в большей мере, это касается некоторых мусульманских стран. Это страны, в которых народы десятилетия подвергались тирании и диктатуре, политике запугивания и унижения, распростронены невежество и безнравственность, слабость веры и религиозной сознательности. Страны, в которых нет стабильности и мира, господствует страх и недоверие, коррупция и предательство. Страны, охваченные  различные политическими и гражданскими волнениями, нет верховенства закона и нормальной передачи власти, правит мафия или чужие марионетки. Страны, в которых множество социальных и экономических проблем, от бедности до безработицы. И если мы обратимся к фикху, найдем, что исполнение той или иной нормы шариата требует соблюдения определенных условий.

В жизни посланника Аллаха, мир ему, найдем определенные принципы, когда, каким образом и при каких условиях он приводил к исполнению наказаний за нарушения и преступления. Приведенные выше хадисы указывают на некоторые случаи, когда действие худуд преостанавливается. Нормы наказаний были установлены в Медине поздно, в то время, когда государство окрепло, когда было уничтожено религиозное невежество, мусульмане были научены своей религии, воспитаны пророком, мир ему, обеспечены убежищем и безопасностью, возможностью трудится и заробатывать.

Мы говорим о «худуд» — наказания за воровство, прелюбодеяние, клевету, употребление алкоголя, в случае если это дошло до суда. И также о «кысас» — наказания за убийство или членовредительство, когда решение за потерпевшим или его близкими родственниками.

Тахир бин Ашур писал в «Макасиду шариа», что наказания установлены для трех целей. Основная цель наказаний – устрашение с целью удержать от преступления. Например, «Возмездие спасает вам жизнь, о обладатели разума! Быть может, вы будете богобоязненны», (Корова 179). Вторая цель, это убедить потерпевшего в востановлении справедливости. Третья, воспитать преступника, чтобы он не возвращался повторно к этому преступлению. Ранее, еще Маварди писал об этом в «Ахкам султания».

Отсюда, если люди голодают, рубить руку укравшему еду бессмысленно и даже не справедливо, это не соответсвует философии наказаний в шариате. Если люди не воспитаны в исламских ценностях, невежественны в религии, слабы в своей вере и далеки от духа ислама, приводить в исполнение наказания за употребление алкоголя или прелюбодение, будет бесмысленно. Это потому, что наказания имеют целью удержать и воспитать, но они играют роль второстепенного средства удержания и воспитания, которое используется исключительно, в дополнение поддержки нравственности и порядка в обществе. Основой общественной нравственности и порядка должны быть сознание людей в обществе, искренняя религиозность, богобоязненность, самоудержание, личная совесть. Именно поэтому, Всевышний Аллах ниспослал нормы наказаний познее, после исправления веры, формирования исламского  мировззрения, обучению основам исламских ценностей и нравственного воспитания.

В истории халифов мы найдем некоторые примеры: Омар, не рубил руки за кражу в голодный год, когда урожай высох, была засуха. Так, Али бин аби Талиб, отложил наказание убийц халифа Османа бин Аффана. Это не было прихотью или небрежностью, но взвешенная политика. Наказание должно принести пользу, уменьшить или остановить зло, но если его исполнение приводит к большему злу и ущербу, шариат запрещает исполнять такое наказание. Так, Саад бин Аби Ваккас, во время сражения Кадесия, ограничился в наказании Абу Мухджина тем, что привязал его к столбу.[264]

Решения Омара или Али не были отказом от священного текста ради предпалогаемой пользы, но это было понимание текста, цели и мудрости закона в этом священном тексте. Также, вспомним, что польза, в достижении которой нет сомнений, никогда не будет противоречить твердому тексту. Но если мы находим противоречие, между текстом и пользой, здесь следует все взвесить, проверить степень вероятности тех или иных последствий наших решений, и принять решение, соответствующее правилам фикха в случаи противоречий двух доказательств.

Так или иначе, когда вводить тут или иную норму наказания – вопрос иджтихада, который возлагается на правителя мусульман, если он есть. Как пишет имам Джувейни в «Гиясуль умам»: Если у мусульман нет правителя, это будет иджтихад совета ученых, обладателей мудрости, опыта и знаний, за которыми следуют и слово которых авторитетно среди мусульман облости, города или поселение. Ибн Хаджр Хайтами в «Тухфатуль мухтадж» писал, что если нет правителя мусульман,  совет мудрых и уважаемых людей, обладающих влиянием и силой, назначают судью.

Отсюда, посланник Аллаха, мир ему, запретил испонять наказания во время военного похода, когда мусульмане находятся на территории врага. Мотив этого запрета – смута, которая может случиться в сердце наказанного. Он, покорившись обиде, страсти и шайтану, отступить от веры и перейти к врагам.[265] Такое маловероятно в мусульманской стране, где он находится среди мусульман, и его удерживают десятки социальных, психологических и иных факторов от подобного шага.

Другими словами, мотив пророка, мир ему,  запрещая исполнять наказания на территории врага – не позволить случится смуте в сердце человека, не спровоцировать его на вероотступничество. Но сегодня, во многих мусульманских странах, положение смуты носит массовый характер, поэтому, призывы немедленного введения всех норм наказания, не своевременны. Здесь следует добавить очень важный момент, именно: что касается тех случаев, когда представитель исламского политического движения, с помощью общенародных выборов получает ограниченную исполнительную власть, или группа депутатов от исламских сил получают большинство в законодательном собрании, это не значить, что народ их выбрал для немедленного введения норм наказаний. Президент или депутаты в парламенте, избирались частью граждан на определенных условиях, и не редко, речь даже не шла о введении норм наказаний. Отсюда, требовать от людей, получивших ограниченную исполнительную или законодательную власть, немедленного введения всех норм шариата, в том числе и наказаний – преждевременно.

Требовать от правительства немедленно вводить все нормы шариата, особенно нормы наказаний, можно, если забыть, что эта страна в реальности не обладает полным суверенитетом. Если забыть, что многие, если не большинство граждан, не готовы жить полностью в рамках исламского законодательства, они легко, под влиянием местных лоббистов секуляризма и чужих интересов, или просто противников ислама, с помощью СМИ, и сотен общественных и политических организаций, экономических механизмов, задушат такую власть. Это не путь пророка Мухаммада, мир ему. Как мы его находим в его жизнеописании. Это обьективное и трезвое понимание положения, от которого следует отталкиватся на пути к возрождению исламского образа жизни на территории мусульманских стран, и это далекое от теории и идеализма в вооброжении некоторых «горячих голов».

Мы наблюдали, как, например, в Египте, был совершен военный переворот, свергли Мухаммада Мурси, президента избранного частью граждан. Всем известно, что этот президент был представителем исламского политического движения, выстапал за постепенные реформы, защищал интересы палестницев, вел назависимую политику. Не смотря на это, полмира сговорились против этой, очень ограниченной власти исламских сил. Мировой заговор охватил Сирию, Ливию, Йемен, Тунис. В египетском перевороте были замешаны страны Запада, несколько арабских режимов, различные политические силы, в том числе одна происламская партия и муфтий страны.

Турция, любые намеки на ислам и возрождения религии, которые мы находим в программе партии Эрдогана, воспринимаются как радикализм, фанатизм, встречают мировую критику, яростное противостояние внутри. Деятельность этой происламской партии направлена на экономику, защиту интересов страны, повешение уровня образования, развитие общественной культуры и сознательности, мусульманское воспитания. Но до сих пор, никто не говорит на наказаниях за распитие алкоголя или прелюбодеяние, не смотря на это, мир осуждает политику Эрдогана, называет его исламистом, и как мы стали свидетелями, был сговор попытки военного переворота. Граждани Турции, которые привели  происламскую партию Эрдогана к большинству в парламенте, давали полномочия ввести нормы наказаний? Конечно, нет! Это значить, требовать сделать это – это требовать невозможное. Так же невозможно, как требовать от Негуса, царя Эфиопии, который принял ислам – обьявить свою страну исламской. Это приведет к смуте, что запрещено и не целесообразно в шариате.

В свете этих примеров современного времени, мы можем понимать и хадисы, с которых мы начали. Если введение норм наказаний приведет к большим смутам в стране, внешнему вмешательству, потери достижений десятилетий кропотливой работ, массовым волнений, откроет возможности врагам ислама взять еще больше власти, в таком случае торопиться нельзя. Следует все взвесить,  трезво оценить расстановку сил и не заниматся популизмом.

Имам Куртуби в его тафсире пишет: Единогласно, что нормы наказания исполняет правитель, который обладает власть и силой и вокруг которого собрались мусульмане.

Имам Абу Исхак Ширази в «Мухаззаб» пишет: Худуд в отношении отдельных граждан приводит в исполнение только глава государства мусульман, или уполномоченный им судья. Этому следовал посланник Аллаха, мир ему и праведные халифы.

Фахруддин Рази пишет в тафсире: Умма единогласна в том, что обычные люди не могут приводить в исполнение наказание.

Абу Хасан Адавий, маликитский факих, писал в «Хашия»: Исполнение наказаний – важное и крайне серьезное дело, поэтому, это полномочия только лишь главы государства мусульман. И если этим займутся те, кто не уполномочен мусульманами, это вызовет множество разногласий и конфликтов.

Здесь речь идет о временах халифов, власть которых не уступала власти императоров. Сейчас, невозможно говорить о такой власти в отношении президента и даже большинства парламента, когда это большинство пятдесят один процент. Власть сейчас это множество ветвей, десятки служб. Власть халифов основывалась на исламской вере уммы, они обязаны были исполнять все нормы шариата, и мусульмане по определению подчинялись законам шариата. Мы не можем сравнивать требования к халифам первых веков, и требования к президенту, избранному в современных условиях мусульманских стран.

Даже праведный халиф второго века, Омар бин Абдульазиз не обладал такой силой и поддержкой, чтобы установить всю волю Аллаха и всю справедливость ислама. Так, Ибн аби Изз в толковании к «Акыда тахавия» пишет: Относительно возможности исполнить норму шариата, это шариатская возможность, не просто физическая возможность привести закон к исполнению. Шариатское понятие возможности означает, что последствия этого действия не принесут большего вреда, чем вред приостановки исполнения закона».[266]

Другой ханифитский ученый, Аляуддин Тараблюси в «Муинуль хуккам» пишет: «Шариатская возможность исполнения норм шариата означает, что это не приведет к смуте, кровопролитным конфликтом».

Имам ханифитского мазхаба, Ибн Хумам в «Фетхуль кадир» писал, что возможно приостановление исполнения некоторых наказаний, если существует уважительная причина.

Также, Ибн Таймия в «Истиками» отмечал, что правитель или уполномоченный на исполнение наказаний, не обладает возможностью исполнять наказания, он должен взвешивать, и выбирать из двух благ большее, из двух зол меньшее.

Действительно, фикх знаем правило приостановления исполнения наказаний, если существует определенные причины. Например, холод, жара, болезнь наказуемого, беременность, или что то другое. Так, посланник Аллаха, мир ему, отложил наказание женщине, известной как Гамидия по причине её беременности.[267]

Правители первых веков понимали это. Имам Шатибий, да смилостивится над ним Аллах, в «Мувафакат»[268] пишет: Передается, что сын Омара ибн Абдульазиза, Абдульмалик, сказал ему: отец, почему ты не приводишь в исполнение все дела, предписанные в шариате; клянусь Аллахом…, Омар ответил ему: не торопись сынок, ведь Аллах порицал вино в Коране дважды, и только в третий раз запретил его, а я боюсь, если потребую от людей всю истину сразу полностью, они оставят истину сразу полностью, и будет это смутой.

Мы находим, что посланник Аллаха, мир ему, следил за готовностью общества принимать или нет изменения, сиправления или реформы. Абдулла ибн Омар передает от Айши, что посланник Аллаха, мир ему, сказал: Ты видишь, что твой народ, когда отстраивал Каабу, не построили её по фундаменту Ибрагима. Я сказала: о, посланник Аллаха, почему бы не построить её на фундаменте Ибрагима. Он сказал: если твой народ, который недавно был в неверии, был готов, я бы это сделал.[269]

 

Понимание,  необходимое в работе с фетвой в сфере призыва и политики

Мне кажется полезным соединить вместе в нашем вопросе проблему фетвы, проблему политики и проблему призыва в обществах, далеких от исламских ценностей и мировоззрения. Конечно фетва, призыв и политика – три разных сферы, но они прямо и косвенно взаимосвязаны. И в каждой из трех проблем, мы должны руководствоваться несколькими принципами. Это понимание законов Вселенной и жизни человечества, принципы взвешенности и приоритетов, понимание реальности и целей шариата. Здесь мы находим, что ученые фикха четко прослеживали связь между этими видами понимания.

Имам Абу Зейд Балхий сказал: «Политика – профессия. Эта одна из важнейших профессий, одна из самых опасных профессий. Это потому, что эта профессия занимается развитием (имара) страны и защитой её жителей. В каждой професси, создающей что то, необходимо собрать пять вещей. Первое, это материал, с которым происходит работа. Второе, образ, к достижению которого направлено действие. Третье, действие, которое придает материалу желаемый образ. Четвертое, цель, которую держит в своей голове создатель и ради которой он проводит свою работу. Пятое – инструмент, с помощью которого создатель работает с материалом.

Пример, строительство дома. Материал – камень, глина, дерево. Вооброжаемый образ – дом. Исполнитель – строитель. Цель – жилье, в котором может укрытся человек. Инструменты – строительные инструменты. Также, в медецине, мы найдем все это. Материал – тело человека, которое может быть здоровым и больным. Образ в вооброжении врача – здоровье. Исполнитель – врач. Цель – сохранение тела на срок, предназначенный человеку. Инструменты – все действия. Необходимые для профилактики болезней или лечения, в случаи заболевания. Например, подготовить лекарства и дать лкарство больному.

Политика это профессия, в которой собраны все эти элементы. Материалом является дела народа, которым управляет политик, обладающий власти. Образ, вооброжаемый политиком – благополучие народа, разнообразная польза. Польза это здоровье народа, здоровье это определенная польза для народа. Так же и испорченность – болезнь, а болезнь – определенная испорченность, вред или ущерб народу. Исполнитель – правитель, который занимается делами народа. Цель политика – сохранение и продолжения благополучия, пользы, или исправление испорченность или разрушений, произошедших с народом. Инструмент, это поощрение и устрашение, направленные на сохранение пользы, её продолжение или исправление испорченности, ущерба. Образ вооброжаемый политиком —  достойное и благополучное общество. Отсюда мы видим, что политика управления народом, как и медецина, состоит из двух частей – профилактика и лечение». [270]

Таким образом, фетва как основа принятия решений или определений общей концепции политического поведения или образа действий, должна быть основана на понимании объективной реальности, целей шариата и приоритетов в достижении пользы или предупреждении вреда, и она является важной  частью общего понимания фикха меньшинств. Если мы обратимся к Корану и сунне, найдем множество примеров, которые нам помогут уйти от теоретических суждений, стереотипов и крайностей, и достигнуть взвешенных и конструктивных решений, соответсвующих принципам шариат и мудрости ислам. Аллах лучше знает!
Автор: Арифов Сейран Османович

 

 

Источники:

  1. Юсуф Карадауи, «Дину уа сияса». Изд. Каир, 2007.
  2. Али Мухаммад Саляби. «Житие пророка Мухаммада». Изд. Нашир дуалий. Каир. 2009.
  3. Мунир Гъадбан, «Фикху сира набавия». Изд. Вафа. Каир, 1997.
  4. Абдулла ибн Бейя, «Синаатуль фетва уа фикхуль акаллият». Изд. Меркез Васатия. Кувейт, 2008.
  5. Ибн Хаджр. «Фетхуль бари». Изд. Дар кутубуль ильмия. Бейрут, 1997.
  6. Юсуф Карадауи, «Хасаис амма лильислям». Изд. Рисаля. Бейрут, 1985.
  7. Якуб Бахасейн, «Каваид фикхия». Изд. Рашид. Рияд, 1997.
  8. Лекции шейха Мухаммад Хасан Валад Дедау.
  9. Лекции профессора Мухаммада Ассара.
  10. Саид Хавва. «Асас фи тафсир». Изд. Даруссалям. Каир, 2009.
  11. Мухаммад Аммара, «Ислам уа сияса». Изд. Шурук дуалия. Каир, 2008 .
  12. Абдулькарим зейдан. «Усуль даава». Изд. Рисаля, 1998.
  13. Юсуф Карадауи, «Сунна набавия, масдар маарифа уа хадара». Изд. Шурук. Каир, 2002.
  14. Бакр бин Абдуллах абу Зейд, «Худуд уа тазират инда Ибн Кайм». Изд. Дару асима. Рияд, 1995.

 



[1] «Шерхуль камус».

[2] Бухари, Муслим, Ахмад и Ибн Маджа.

[3] 25/295-296.

[4] История Табари, 5/68. Издание «Маариф», Каир.

[5] Ибн Аби Шейба и Хаким, от Мустазил бин Хасин.

[6] Смотри Юсуф Кардави, книга «Дину уа сияса» и книгу «Фикху дауля филь ислям».

[7] «Масалих» — утверждение желательности или обязательности действия, которое по предположению муджтахида принесет пользу, и эта польза не должна быть подтвержденной или запрещенной в текстах шариата. Подробное разъяснение метода «масалих» смотри на сайте, в публикации «Послание о единстве мусульман».http://arifov.com.ua/

[8] Умер 684 году хиджры.

[9] Карафи, «Танкихуль фусуль», 181. Многие современные ученые, изучающие сравнительный фикх, подтверждают, что «масалих» использовалось в четырех мазхабах.

[10] Умер 478 году хиджры.

[11] Умер в 505 году хиджры.

[12] Пункт 370 и дальше.

[13] Там же, 199.

[14] Джувейни не приводит в своих книгах, которых у него не мало, где и кто передает эти слова от Малик. В «Муватта» и «Мудаввана», этих слов нет. Имамы Мазари, Бунаний и Ибн Шеммаа,  из маликитов, писали, что Малик такого не говорил. В «Минхуль джалиль шерх мухтасар Халиль» приводится: никто из ученых мазхаба не передает эти слова от Малика.  Их нельзя распространять, иначе тираны и испорченные властители, будут оправдывать пролитие крови мусульман необходимостью предотвращения большего смут,ссылаясь на слова, якобы Малика. С. 514-515.

[15] Джувейни, «Гъыясуль умам», с.321 – 333.

[16] Там же, с. 334.

[17] Ибн Фарихун, «Табсиратуль хуккам», 2/150-152. Изд. Халяби, Египет.

[18] Умер 970 году хиджры.

[19] Ибн Нуджейм в «Бахру раикъ», пояснение к нему в «Кензу дакаик», 13/41.

 

[20] Бухари от Абу Хурейра. 3029. От Али, 3611. От Джабира, 3033. Другие версии.

[21] Насаи от Ибн Масуда. 4027.

[22] Абу Дауд от Ибн Аббас. 1584. Бухари, 1395. Тирмизи, 625.

[23] Умер 1252 году хиджры.

[24] Не ясно, о какой книге «Муфрадат» идет речь, у Рагиб Асфагъани в его «Муфрадат», нет ничего относительно определения политики. У Ибн Нуджейма, «Дурруль мунтакъа», 1/ 590

[25] Ибн Нуджейм, «Бахр». 5/11.

[26] Абу Сауд Азхарий.

[27] «Хадд» — наказания, определенные шариатом, за нарушения «прав Аллаха». Сюда относятся кража, прелюбодеяние, употребление вина, ложное обвинение в прелюбодеянии, вероотступничество и разбой.

[28] Передает Абу Наим в «Хилья», 4/322. Первая причина слабости цепочки: Шаабий, который передает от Омара, не мог быть очевидцем, так как ему было четыре года, когда Омар умер. Также, многие кто передал это от Шаабий, являются слабыми передатчиками, некоторые даже подозревались во лжи. Вторая: Ибн Саад в «Табакат» мы находим, что  Абдулла бин Бурейда, было семь лет, он также не может быть передатчиком этой истории, некоторые специалисты  утверждают, что он не встречался с Омаром.  К тому же, Ахмад не считал его достоверным передатчиком, сомневаясь в его передачах.

[29] Ибн Абидин, «Хашия», 12/49-52. Изд. Сакафа уа турас. Дамаск.

[30] Умер 513 году хиджры.

[31] Некоторые сподвижники самостоятельно писали Коран вместе с толкованиями, что могло ввести в заблуждение не знающих. Поэтому, Осман сжег все эти записи, и приказал распространить только проверенный текст Книги.

[32] Юсуф Кардави, «Дину уа сияса», с. 30.

[33] Умер 751 году хиджры.

[34] Ибн Кайм, «Турук хукмия», с. 41-43. Изд. Мектеб ислями, Бейрут.

[35] Ибн Кайм в «Иалямуль муаккиин», 4/372-373.

[36] От Муавия бин Хайда. Ахмад, 20019. Абу Дауд, 3630. Тирмизи, 1417 Насаий, 4878.

[37] От Омара. Абу Дауд, 2713. Тирмизи, 1461, и др.

[38] От Малика бин Анаса. Муслим, 1753. Ахмад, 23987.

[39] От Абу Хурейры. Бухари, 2420. Муслим, 651. Абу Дауд, 549. Тирмизи, 217. Насаий, 848.

[40] От Абу Хурейры. Абу Дауд, 1718 и другие.

[41] От Муавия бин Хайда. Ахмад, 20053. Абу Дауд, 1575. Насаий. 2444.

[42] От Абу Тальха. Тирмизи 1293. Табарани, 5/99. Даракутни. 4/265.

[43] От Саляма бин Аква. Бухари, 2477. Муслим, 1802.

[44] От Амр бин Хасин. Муслим, 2595. Ахмад, 19870. Абу Дауд, 2561.

[45] Юсуф Кардави, «Дину уа сияса», с. 35.

[46] Ибн Кайм, «Турук хукмия», с. 41-50. Изд. Мектеб ислями. Также «Иалямуль муаккиин», 4/372-374. Изд. Саада, Египет.

[47] Ибн Маджа. Книга Торговли, раздел Рынки. 2/751.

[48] Абу Дауд, 3073. Ат-Тирмизи 1378. И другие.

[49] Ибн Касир в тафсире от Бурейда. Хайсами от Анаса бин Малика. Муслим, от Джабира, 1972.

[50] Ибн Хаджр, «Фетхуль бари», 7/482. Номер хадиса 4227.

[51] Там же, 7/467. Номер хадиса 4199.

[52] Бухари, 164.Муслим, 1408. Абу Дауд, 2065. Тирмизи, 1126. От Абу Хурейра.

[53] Бухари от Абу Хурейра. 112, 6880. Муслим, 1355.

[54] Цимбопогон, злаковое растение. Хадис Бухари и Муслим от Ибн Аббас.

[55] Ибн Асир в «Нихая».  Приводится у Шаукани в «Нейлюл аутар».

[56] Абу Дауд, Тирмизи, Ибн Маджа, Хаким от Ибн Омара.

[57] Ибн Маджа от Абу Масуда, 2165.

[58] Ибн Кутейба, в «Тавиль мухталяфиль хадис». Стр. 196-198.

[59] Бухари, от Айши. 5364. Также Муслим.

[60] Карафи, «Фурук», 1/205-209. Изд. Маарифа, Бейрут.

[61] Бухари от Абу Кутада в разных главах. Муслим, 1571. Абу Дауд, 2717. Тирмизи, 1562.

[62] Абу Дауд, 3403. Также Ахмад и Ибн Маджа от Аби Рафиа.

[63] Ибн Кайм, «Задуль миад», 3/489. Изд. Рисаля, Бейрут.

[64] Муслим от Рафиа бин Худейдж. 2362.

[65] Тирмизи, 2049. 6757. От Ибн Аббаса.

[66] Ахмад от Абу Кудаты. 1696, 1697. Ибн Маджа, 2789. Абу Дауд, 2543.

[67] Валиюллах Дахлави. «Худжатул Аллах балига», 1/128-129. Изд. Турас. Каир.

[68] 9/318.

[69] Стр.327-331. Изд. Азхар, 1959 г.

[70] «Сунна набавия, масдар маарифа уа хадара», 43-44.

[71] Тахир бин Ашур, «Макасиду шариа ислямия», стр. 30-39. Проверить мое издание.

[72] Лекции шейха Мухаммад Хасан Валад Дедау. http://dedewnet.com/index.php/mevahim5.html?view=media&id=1930

[73] Абу Хамид Газали, «Ихья улюмуддин», 1/17. Изд. Маарифа, Бейрут.

[74] «Тахзибуль ахлякъ уа татхируль ааракъ», стр. 129. Изд. Мектебетуль хаят, Бейрут.

[75] Бухари, слова Омара, в коментариях в главе о зависти к знаниям. Также Дарами и Байхаки.

[76] Рагъиб асфагани. «Зариа иля макярими шариа», стр. 92-93. Изд. Вефа, Египет.

[77] Умер в 808 году хиджры.

[78] «Мукаддима». Изд. Баян араби, Каир, 1960.

[79] Бухари, 6599. Муслим, 2658. Ахмад. 8179. От Абу хурейры.

[80] Ибн Хальдун, стр. 160. Изд. Рисаля, Бейрут.

[81] К началу IX века лемтуны во главе с Тин Ярутаном (Тилутан) (ум. в 836 или 837 г.) создали относительное устойчивое государственное образование, находившее на территории современной Мавритании со столицей в городе Аудагост.  https://ru.wikipedia.org

[82] Движение Альмохадов зародилось как религиозное братство, основателем и идеологом которого был Мухаммад ибн Тумарт. Государство Альмохадов образовано в результате борьбы с Альморавидами. Наибольшее расширение территории государства при Абд аль-Мумине (1161). https://ru.wikipedia.org

[83] «Мукаддима». Стр. 167.

[84] Пугачев В., Соловьев А. Введение в политологию. http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Polit/Pugach/01.php

 

[85] Бухари от Вахба бин Абдуллах. 6139. Ибн Хиббан, от Абу Джухейфа. 320.

[86]Ибн Хиббан от Амр бин Аас. 3210.

[87] От Матфея 22:21

[88] Ибн Касир, «Бидая уа нихая», 2/10.

[89] Бухари от Амра бин Аса. 7352. Муслим, 1716. Абу Дауд, 3574. Ибн Хиббан, 5060.

[90] Лекции шейха Мухаммад Хасан Валад Дедау. http://dedewnet.com/index.php/mevahim5.html?view=media&id=1930

[91] Бухари и Муслим от Ибн Аббаса.

[92] Лекции шейха Мухаммад Хасан Валад Дедау. http://dedewnet.com/index.php/mevahim5.html?view=media&id=1930

[93] Ахмад, 6786, от Амдуллах бин Амр. Также баззар, Хаким. Байхаки.

[94] Муслим, 1787, от Хузейфа бин Яман.

[95] Ахмад. 15992, от Рабах бин Рабиа. Также Абу Дауд, 2669, Ибн Маджа, 2842.  Табарани и Байхаки.

[96] Бухари, 3014,  Муслим, 1744, от Абдуллах бин Омара. Также Абуд Дауд, Ибн Маджа и Тирмизи.

[97] Ибн Касир с хорошей цепочкой. Абдурразак, «Мусаннаф», 6/180. Саид бин Мансур, «Сунан», 1/166. И другие. Также имам Куртуби в тафсире к аяту Женщины, 20.

[98] Наместник Ирака времен Омеядов.

[99] Ибн Касир, «Бидая уа нихая», 9/124. Ибн Асакир, «Тарих Димашкъ», 12/145.

[100] Муслим от Ибн Масуда, глава Веры.

[101] Ибн Кайм, «Иалямуль муаккиин», 3/3. Изд. Дар Джиль, Бейрут, 1973.

[102] Бухари, 3029. Муслим, 1740.

[103] Мухаммад  Аммара, «Ислям уа сияса», 35.

[104] Ибн Кайм, «Иалямуль муаккиин», 4/372-373. Изд. Бейрут, 1973.

[105] Ибн Касир, «Тафсир», 2/443. Куртуби, 8/69.

[106] Абид Джабирий, «Дин уа дауля», стр.12-44.

[107] Бухари и Муслим от Ибн Аббас.

[108] Юсуф Кардави, «Дераса в макасиди шариа», 97-116. Изд. Шурукъ.

[109] Байхаки от Абу Убейда. 7/20.

[110] Мухаммад Газали (1917-1996), «Дустур вахдатиль муслимин», 44-45. Изд. Ансар, Каир.

[111] 1907-1968. Известный ученый аль-Азхара.

[112] Сулейман бин Абдулькъавий, известный как Наджмуддин Туфий, известный ханбалитский ученый.  Годы жизни 1259-1316.

[113] Смотри эти вопросы в науке основ фикха (усулюль фикх).

[114] Туфий, «Муин фи шерхиль арбаин», толколвание к  хадису «Запрещен наносить вред себе и другим».

[115] Юсуф Кардави, «Сияса шараия», 267-268.

[116] Шатибий, «Мувафакат», 1/243. Изд. Мунир димашкъий.

[117] Бухари, 2697. Муслим, 1718. Ахмад, 26033. Абу Дау, 4606. От Айши, да будет доволен ею Аллах.

[118] Абу Дауд, 4291. Хаким, 4/567. Табарани, 6/324. От Абу Хурейра.

[119] Муслим, 867. Ахмад 14334. Насаий, 1578. От Джабира. С некоторыми различиями версий в словах текста.

[120] Абу Дауд, 4904. От Анаса. И др.

[121] Муслим, 1017. Ахмад, 19200. Насаий, 2554. Ибн Маджа, 203. От Джарир бин Абдуллах.

[122] Мухаммад бин Муса, (781-847).

[123] Слова имама Ибн Кудама. Предисловие к «Мугъни», ¼. Изд. Хиджр, Каир.

[124] Муслим, 2363. Ахмад, 12544. Ибн Маджа, 2471. От Анаса.

[125] Абу Юсуф, «Харадж», стр.26.

[126] Это мнение передается от имама Ахмада бин Ханбала. «Мугъни», 2/645.

[127] Юсуф Кардави, «Фикх закят», 2/627.

[128] Бухари, 13. Муслим, 45. Ахмад, 12801. Тирмизи, 2515. Насаи, 5016. Ибн Маджа, 66. От Анаса бин Малика.

[129] Табарани от Анаса, и близкий по смыслу хадис передает Хаким от Ибн Аббаса.

[130] Бухари и Муслим от Ибн Омара.

[131] Мухаммад Фетхи Осман, «Хукъукъуль инсан», 174-192. Изд. Дар шурук, Каир.

[132] Кувейтская энциклопедия фикха. Том 22, стр. 182. Имам Сархаси, «Мабсут», 10/123. Заркани, 8/67. «Мугъни», 8/560. Ибн Аюидин, 4/246.

[133] Шейх Кардави, «Джаримату ридда», стр. 44. Смотри: Сархаси, «Мабсут», 10/108-109. Касани, «Бадаиа», 7/135. Ибн Абидин, 4/247.

[134] Абу Дауд, 3/ 121-122, и другие версии.

[135] Ибн Аби Шейба, «Мусаннаф», 10/139-140. Абдураззак, 10/177.

[136] Бухари от Масура бин Махрама, 2732.

[137] Исход, 20/14.

[138] Евангелие от Матфея 5:27-31.

 

[139] Абу Дауд 2645. Тирмизи 1604. И др.

[140] Ахмад 19/18, номер 11954. Бухари в «История» 1/1/455. Насаи 5209. Байхаки 10/127. И др.

От Анаса ибн Малика.

[141] Абу Дауд 2787.

[142] Бухари, 1, и Муслим, 1907, от Омара бин Хаттаба. И др.

[143] Табарани, 3/118. От Абу дарда. Также Даракутни, 6/219. И др.

[144] Табарани, Ибн Аби Дунья, Ибн Асакир.

[145] Бухари от Ибн Масуда.

[146] Имам Мухаммад Абу Захра, «Усуль фикх», .

[147] Табаран, 13646, и и Ибн Аби Дунья, От Ибн Омара.

[148] Ибн Абдульбарр. «Джамиуль улюм уаль хикам», 1/82.

[149] Бухари и Муслим от Айши.

[150] Тирмизи, 2488, Ибн Хиббан, 470, Ахмад, 3938,  от Ибн Масуда. Есть и другие версии.

[151] Муслим от Абу Хурейра.

[152] Абу Дауд и Абу Наим.

[153] Муслим, 7703. от Сухайба. Тирмизи, 3263. Насаий, 11661. Ахмад, 22805.

[154] Табарани.

[155] Бухари, 3456, 7320. Муслим, 2669. Ахмад и другие. От Абу Саида Худрий, разные версии с различием в текстах.

[156] Муслим, от Ибн Омара.

[157] Саид Хавва, от Насафи. «Асас фитафсир», 3/399.

[158] Там же.

[159] Мунир Гъадбан, «Фикху сира», с. 135.

[160] Ибн Хаджр, «Фетхуль бари», 7/173.

[161] Ибн Касир, «Сира набавия», 1/439-441.

[162] А. М. Саляби, «Сира набавия», 151.  Муслим, 832.

[163] Муслим, 2363. Ахмад, 12544. Ибн Маджа, 2471. От Анаса.

[164] А. М. Саляби, «Сира набавия», стр.438.

[165] А. М. Саляби, «Сира набавия», стр.355. Ссылка на Экрем Дия Оммари, «Сира набавия сахиха», 1/275. Салих Али, «Танзимату расуль идария филь мадина», стр. 4-5.

[166] А. М. Саляби, «Сира набавия», стр. 361. Ссылка на Зафир Касимий, «Низамуль хукм», 1/37.

[167] А. М. Саляби, «Сира набавия», стр. 362. Ссылка на Экрем Дия Оммари, «Сира набавия сахиха»,1/293.

[168] А. М. Саляби, «Сира набавия», стр.363. Ссылка на Камил Саляма Дукс, «Дауляту расуль мин таквин иля тамкин», стр.411. 

[169] А. М. Саляби, «Сира набавия», стр.363. Ссылка на Камил Саляма Дукс, «Дауляту расуль мин таквин иля тамкин», стр.420.

[170] Ахмад, 5/411

[171] А. М. Саляби, «Сира набавия», стр.366. Ссылка на Абдульхамид Мутавалли, «Мабадиуль хукм филь ислам», стр.385.

[172] Там же. Ссылка на Маджид Кейляни, «Фелсефету тарбия исламия», стр.179.

[173] Бухари от Али бин Аби Талиба. Дейлеми, Табарани, Суюти от Ибн Аббаса и Айши.

[174] Бухари 7131. Муслим, 2933. От Анаса.

[175] Бухари, 2732.

[176] А. М. Саляби, «Сира набавия», стр.721. Ссылка на Ибн Хишама, «Сира набавия», 3/338.

[177] А. М. Саляби, «Сира набавия», стр.723. Ссылка на Ибн Хаджр, «Фетхуль бари», 6/61, 260.

[178] Тамже, стр. 722. Ссылка на Мехди Рызкуллах Ахмад, «Сира набавия фи дау масадир аслия», стр. 485.

[179] Абу Фарис, «Сульх худайбия», стр. 47-68.

[180] Бухари, 2731, 2732. Ибн Хишам, «Сира набавия», 3/340.

[181] Бухари, 2732.

[182] Бухари, 2732.

[183] А. М. Саляби, «Сира набавия», стр.728. Ссылка на Вакидий, «Магазий», 2/598.

[184] Паломники оставляют свою одежду и покрывают себя двумя кусками материи, которые нахываются ихрам.

[185] А. М. Саляби, «Сира набавия», стр.729. Ссылка на Вакидий, «Магазий», 2/600.

[186] А. М. Саляби, «Сира набавия», стр.729. Ссылка на Мехди Рызкуллах Ахмад, «Сира набавия фи дау масадир аслия», стр.488.

[187] Навави, толкование хадисов Муслима, 12/176-177.

[188] Бухари, 4169. Муслим, 1856.

[189] Муслим, 1485.

[190]  А. М. Саляби, «Сира набавия», стр.719. Ссылка на Навави, «Маджмуа», 7/87.  Вакидий, «Магазий», 2/602-605.

[191] Али Мухаммад Саляби, «Сира набавия», стр. 737.  Вакидий, «Магъази», 2/602-610.

[192] Мухаммад Дик, «Муахадат фи шариа ислямия», 268-272.

[193] Али Мухаммад Саляби, «Сира набавия», стр. 739.

[194] А. М. Саляби, «Сира набавия», стр.744. Ссылка на Салих Ахмад Шами, «Мин муини сира», 333. Табари, «Тарих», 2/634.

[195] А. М. Саляби, «Сира набавия», стр.742. Ссылка на Ибн Хишам, «Сира набавия», 3/347.

[196] Бухари, 2732.

[197] Али Мухаммад Саляби, «Сира набавия», стр. 745. От Ибн Хишам, 3/348.

[198] Али Мухаммад Саляби, «Сира набавия», стр. 500. От Ибн Хишам, 3/55.

[199] Там же, стр. 666.

[200]Али Мухаммад Саляби, «Сира набавия», стр. 590.  Ибн Хишам, «Житие пророка Мухаммада», 3/206.

[201] Али Мухаммад Саляби, «Сира набавия», стр. 801. Табари, «Тарих умам уаль мулюк», 3/103.

[202] Али Мухаммад Саляби, «Сира набавия», стр. 592. Саид Хавва. «Асас фи сира набавия», 2/631.

[203] Ибн Маджа. Книга Торговли, раздел Рынки. 2/751.

[204] Абу Дауд, 3073. Ат-Тирмизи 1378. И другие.

[205] Муслим и Насаий от Айши.

[206] Юсуф Кардави. «Сунна масдар маарифа уа хадара», стр.55.

[207] Али Мухаммад Саляби, «Сира набавия», стр. 368 и стр. 627. Ссылка на Хумейди. «Тариху ислями», 4/37.

[208] Бухари, 3414. Муслим, 1064. Другая версия Бухари, 3166 и 6432.

[209] Бухари от Абу Саида. 4667.

[210] Некоторые версии хадисов: Бухари от Али, 5057, 6930, 7432. От Абу Саида. 4351. Муслим, от Али, 1066. От Абу Саида, 1064.  Тирмизи от Ибн Масуда, 2188. Ахмад, 6/161. Абу Дауд от Абу Саида, 4764.

[211] Али Мухаммад Саляби, «Сира набавия», стр.656. Ссылка на Вакидий, «Магази», 2/477. Ибн Касир, «Бидая уа нихая», 4/106. Хумейди, «Тариху ислями», 6/125.

[212] Ибн Касир, «Бидая уа нихая», 4/282.

[213] Бухари, 3007, 4272, 4890, 6259. Муслим, 4550. Абу Дауд, 3279. Тирмизи, 3305. Ахмад, 3/350.

[214] Бухари, 6032. Также Муслим, Малик, Абу Дауд.

[215] Муслим от Абу Зарра, 1825.

[216] Али Мухаммад Саляби. «Сира», стр. 653.  От Вакидий, «Магазий», 2/457.

[217] Али Мухаммад Саляби. «Сира», стр. 653.  Ибн Касира, 3/199.

[218] Экрем Дия Оммари, «Сира набавия сахиха», 2/409.

[219] Али Мухаммад Саляби. «Сира», стр. 630. Ссылка на Абу Шейба, «Сира набавия», 2/257.

[220] Тамже, ссылка на Ибн Хишам, «Сира набавия», 3/321. Мухаммад бин Саид Кахтани, «аль Уаля уаль бара», стр. 209.

[221] Али Мухаммад Саляби. «Сира набавия», стр. 628.

[222] Бухари от Омара, 1366, 4671.

[223] Ибн Хаджр в «Кафий шаф», стр. 135, пишет: приводит Табарани, от Кутада, 6/440.

[224] Ибн Касир в его тафсире, к аятам Покаяние 81-84.

[225] Замахшари, «Кашшаф», тафсир к аятам  Покаяние 81-84.

[226] Ибн Касир в его тафсире, к аятам Покаяние 81-84.

[227] Ибн Хаджр, «Исаба», от Абу Рафиа, 2/297. Ибн Касир в тафсире к аяту Пчелы 106. Эту историю приводит Ибн Асакир.

[228] Ибн Хузейма, 982. Ибн Хиббан, 7160. Хайсами, «Муджмау заваид», 6/206.

[229] Али Карий, «Умда», 6/263. Хаттаби в «Маалиму сунан», 2/42.

[230] Бухари в книге знаний. Муслим в книге хаджа.

[231] Али Мухаммад Саляби. «Сира набавия», стр.837. Ибн Хаджр, «Фетхуль бари», 7/9.

[232] Хайсами, «Муджмау заваид», от Саада бин аби Ваккаса. 6/ 170-171. Ибн Маляккин, «Бадру мунир», 9/153. Бухари от Анаса. 4286.

[233] Ибн Хаджр. «Исаба», от Ибн Аббаса. 1/555.

[234] Вакидий, «Магази», 2/846-847. Хаким в «Мустадрак», 3/381.

[235] Али Мухаммад Саляби. «Сира набавия», стр.844.

[236] Вакидий, «Магази», 2/853-855.

[237] Там же, 2/851-853.

[238] Ибн Касир, «Бидая уа нихая», 4/296. Ибн Хишам, «Сира набавия», 4/58. Ибрахим Али, «Сахиху сира набавия», стр.528.

[239] Ибн Хишам, 4/52.

[240] Али Мухаммад Саляби. «Сира набавия», стр.826. Ссылки на Ибрахим Али, «Сахиху сира набавия», стр.517-520. Мунир Гъадбан, «Фикху сира», стр.564.

[241] Ибн Касир, «Бидая уа нихая», 3/151. Бухари, 4024. Абу Дауд, От Джабира бин Мутима, 2689.

[242]Ибн Хишам, «Сира набавия», 1/397. Табари в его истории, 2/328.

[243] Балазарий, «Ансаб», 1/156-198. Ибн Хишам, 1/392-396.

[244] Али Мухаммад Саляби. «Сира набавия», стр.211-212. Ссылка на Зухрий, «Магази», стр.96.

[245] Али Мухаммад Саляби. «Сира набавия», стр.228.

[246] Али Мухаммад Саляби. «Сира набавия», стр.221.

[247] Тамже. Ссылка на Урва бин Зубейр, «Магази», стр.104.

[248] Муслим, 3/1392.

[249] Бухари, 1333, 3877.

[250] Ахмад, от Ум Саляма. 1/201. Номер 1740. В редакции Ахмада Шакира, 3/180. Хайсами, «Муджмау заваид», 6/27.

[251] Ибн Касир от Урва бин Зубейра, «Бидая уа нихая», 4/248. Баззар от Ибн Омара, 12/8.

[252] Табари в «Тариху умам уаль мулюк». Ахмад Шакир в «Тарихуль ислями».

[253] http://iumsonline.org/ar/3/koaad-fy-lsys-lshraay/

[254] Ибн Аби Шейба от Хузейфа бин Ямана, также передает Саид бин Масуд. Это решение передается достоверно от Омара бин Хаттаба и Абу Дарда. Ибн Кудама утверждал, что это было единогласное мнение сподвижников (иджма).

[255] Тирмизи от Бисра бин аби Артаа. 1450. Также этот хадис приводят Табарани, Ибн Ади, Ибн Хаджр и Ибн Кайм.

[256] Абу Дауд, 4408. Насаий, 7430.

[257] Байхаки, «Сунан сагыр», 3/402.

[258] Шафиий, «аль-Ум». 9/236.

[259] Ибн Кайм, «Иалямуль муаккиин», 3/155.

[260] 2/210. Изд. Меджлис ильмий. Индия.

[261] Аляуддин Кардини, известный как ибн Туркмани. «Джаухар накий аля сунан Байхаки», 9/105.

[262] Ибн Кудама, «Мугъни». 10/537.

[263] Мухаммад Бабетри, толкование к «Хидая аля иная». 5/46.

[264] Ибн Хаджр, «Исаба». 4/173. Абдурраззак, «Мусаннаф». 9/243.

[265] Ибн Кайм, «Иалямуль муаккиин», 3/17.

[267] Ибн Хумам, «Фетхуль кадыр». 5/29. Ибн Кудама, «Мугъни». 10/138. Шаукани, «Нейлюл аутар». 7/117.

[268]2/94.

[269]Бухари, 2/573, номер 1506. Муслим, 2/968, номер 1333.

[270] Абу Хаян Таухиди, «Басаир уа захаир». Стр. 825.